Уважаемые читатели!

Накануне большого юбилея - 100-летия Татарской АССР, который будем отмечать в 2020 году, редакция «Казанских ведомостей» совместно с Национальным музеем Республики Татарстан при поддержке Ассоциации музеев РТ дала старт новому проекту «ИСТОРИЯ ТАТАРСТАНА В ВЕЩАХ».
Предлагаем вам рассказать о вещах, в которых отразилось наше время, время ваших родителей, дедушек и бабушек. Это должны быть рассказы об обычных и необычных предметах, которые служили людям. Объясните своим современникам, какое значение имели эти вещи в те годы и для чего они были нужны. Это могут быть предметы как из новейшей истории республики, так и прошлых веков.
Если вещь сохранилась в вашей семье, можете проиллюстрировать свои воспоминания. Присылайте нам фотографии этих предметов по обычной почте (420066, Казань, а/я 231) и электронной (redkv@kazved.ru) или приносите эти вещи в редакцию по адресу: ул. Чистопольская, 5. Мы их сфотографируем и вернем сразу же вам.
Просим принять активное участие в акции «История Татарстана в вещах» сотрудников музеев.
Не забудьте написать, о каком периоде времени вы рассказываете (желательно указать год): это существенно повысит ценность ваших воспоминаний. Обязательно укажите свои координаты для обратной связи: ФИО, домашний адрес или телефон, а также род занятий, возраст (кроме имени, эти сведения публиковаться не будут).
Итак, давайте сообща расскажем историю Татарстана в вещах! Они, самые беспристрастные свидетели времени, хранят энергетику и память о нашем прошлом.

Ведущая рубрики главный редактор газеты «Казанские ведомости» Венера ЯКУПОВА


Башкирский мед

10 июня 1981 года родилась моя младшая дочь Регина (третий ребенок в семье). На ее день рождения мой папа Масгут Юнусович Валеев сделал подарок - преподнес нам художественное изделие «Медведь у чиляка» (чиляк - это липовая кадочка, в ней держат, например, мед или масло). Деревянный мишка с полотенцем в лапах стоит рядом с чиляком башкирского меда. В те годы этот мед славился, купить его было очень сложно. Подарок был вручен нам со словами: «Чтобы жизнь ваша - матери и ребенка - была сладкой, счастливой, здоровой и долгой!»

Папа родился в 1920 году. Был участником Великой Отечественной войны. Следил за своим здоровьем, сам вел здоровый образ жизни и всех призывал к этому. Умер он в 91 год. 

Смотришь спустя годы на этот подарок и вспоминаешь добрые папины пожелания. Как хочется, чтобы счастье, здоровье, успех сопутствовали в жизни моим троим детям и шестерым внукам!

Удивительная по современным меркам цена изделия спустя годы - 6 рублей 60 копеек. В те сравнительно недалекие времена такой подарок мог быть не только на день рождения, но и на юбилей, свадьбу, другие значительные события...

Вот так мы жили - замечательно жили! Для нас важны были любые знаки внимания. Мы знали цену и открыткам, и книгам… - всему, что нас окружало. Как много таких реликвий в каждой семье - близких для сердца и дорогих для памяти!

Равиля Масгутовна Лаишевская, Казань 


Десертная ложка

Было это в середине 50-х годов. Жизнь суровая, быт незамысловат. Когда мне было три годика, я захворала. Врач выписал микстуру - принимать три раза в день по десертной ложке. Моя мама даже и не знала, какие ложки называются десертными. Ей объяснили - немного меньше столовой, побольше чайной. В доме такой не было, а когда дело касается здоровья ребенка, предписание врача надо исполнять в точности. 

Мама отправилась в главный универмаг города, который был тогда на улице Баумана, напротив кинотеатра «Родина». Простенькая ложка из нержавейки была куплена. Помню, что она с самого начала мне очень понравилась: такая гладкая, блестящая! Я ее полюбила, долгие годы пользовалась вместо столовой. 

Когда вышла замуж и стала собирать вещи, переезжая в квартиру мужа, первой положила в сумку эту ложку. Так и вышло, что служит она мне больше 60 лет, ведь нержавейка - материал долговечный. Беру ложку в руку и вспоминаю улыбку мамы, ее заботу обо мне... 

Вера Миронова, Казань 


Записная книжка военного фельдшера Швалевой

Мария Александровна Швалева, 1920 года рождения, ушла добровольцем на фронт из села Середа Даниловского района Ярославской области, где работала фельдшером. В 1942 году оказалась в Казани - там шло формирование 120-й стрелковой дивизии, позднее переименованной в 69-ю гвардейскую Краснознаменную стрелковую дивизию. Штаб дивизии находился на ул. Хади Такташа, в доме №28. 

В своей записной книжке Мария Швалева описывает первые дни битвы под Сталинградом. А еще о том, как погиб ее друг Яков. С ним она познакомилась в Казани и полюбила его. Вот фрагмент о начале их знакомства: 
«Тогда мы с ним только еще познакомились. Было это в апреле этого года в Казани. Он мне нравился: улыбающийся, напевающий разные напевы из Штрауса. И как он любил музыку, театр! С каким восхищением рассказывал различные оперы, и с каким наслаждением я его слушала!

...Бывало, целыми ночами, когда мы возвращались из театра, я слушала рассказы из его жизни, которая была так интересна и разнообразна... Никогда мне не забудется ночь на берегу реки Казанки, когда мы вдвоем с ним стояли и любовались красотой ночи...»

Были встречи с фронтовым другом и во время боевых действий: 

«…Перевязав всех раненых, в первую же свободную минуту под свист пуль и взрывами снарядов я пошла разыскивать своего дорогого друга. Выбравшись из оврага, пошла по высоте по направлению к батальону, спросила, где расположен штаб, мне указали. Пули пролетали совсем рядом, свистели, как будто хотели предупредить меня о предстоящей опасности. Но я не боялась, мне ничто не было страшно. Мысль была одна: как можно скорее увидеть его, посмотреть на него, быть может, в последний раз.

Мне показали КП батальона, я пошла туда. Увидела Яшу сидящим около окопа, он меня увидел, позвал к себе. Я не пошла, а побежала к нему навстречу. Как была счастлива в эту минуту, как была рада, увидев его улыбающееся лицо. Он тоже был рад, увидев меня. Ведь не виделись с ним 9 дней, мы соскучились друг по другу! А сколько пережили в дороге за эти дни, трудно представить...»

Далее следует рассказ Марии, непосредственно участвовавшей в жестокой битве под Сталинградом: 

«...На 6 м. п. (6-й медицинский пункт. - От автора) началась моя работа. При наступлении раненые поступали один за одним, шли целыми группами, санитары мои и полковые не успевали приносить - так их было много. Я работала без передышки, не успевая поправить волосы, даже вымыть руки, которые из красных превратились в черные от крови. Моя юбка была в крови. Хотелось кушать, но об этом нельзя даже было думать. На ходу только выпьешь глоток воды, и то станет легче. За день я пропустила 278 человек раненых. Трудно было с эвакуацией - нет транспорта, временами у меня скапливалось по 20 - 30 тяжелораненых, которые просили о помощи. Многие из них хотели кушать. Но чем я могла их накормить, если сами мы не кушали уже сутки? Свои сухари я уже им разделила. Им было холодно, т.к. шинели остались на поле боя, они просили, чтобы я их укрыла. Но чем я могла их укрыть, если сама осталась без шинели? А сколько стонов приходилось слышать... Как их, бедных, было жалко! И как хотелось мстить Гитлеру за все злодеяния…»

В этих сложных условиях Мария узнала о гибели Якова:

«...Ночью ко мне поступали раненые с 3 с. б. (3-й саперный батальон. - От автора). При разговоре с одним раненым мне пришлось услышать потрясающее для меня известие. Он сообщил, что убит начальник штаба… Я не поверила, переспросила его несколько раз. Он ответил, что это точно. Как я могла работать после этого известия, у меня валилось все из рук, но работать было необходимо - раненые поступали без перерыва...

…Наше счастье оборвалось, все прошло как в сказке, остались одни воспоминания… Слезы заливают мои глаза, мне трудно дышать… Мне хотелось сразу же бежать на поле боя к нему, упасть к нему на грудь и лежать с ним вместе, но уйти и бросить раненых я не могла, нужно было мужественно продолжать свою работу. Я так и делала».
Мария Швалева прошла всю войну до Берлина. С 7 по 9 мая 1970 года в Казани в школе №62 состоялась первая встреча ветеранов дивизии. После этой встречи от М.А.Швалевой в Государственный музей ТАССР поступила ее фотография, сделанная в Казани в 1942 году, с автографом. А ее записная книжка в сентябре 1970 года была передана через бывшую однополчанку Асию Ильматову.

Ольга Владимировна Тарасова, старший научный сотрудник отдела письменных источников Национального музея РТ