У Нины Сергеевны Скворцовой трое детей, шестеро внуков и одна правнучка

Автобус проезжает почти через весь Авиастроительный район. Миную прямоугольный лабиринт дорог и оказываюсь возле небольшого кирпичного домика с покатой крышей. На пороге - пожилая женщина с удивительно яркими улыбающимися глазами. В небольшой светлой комнатке на высокой кровати полосатым рогаликом уютно дремлет кот. В углу тикает пожелтевший от времени будильник. А на подоконнике и столе ни одного свободного места. Повсюду ящики и стаканчики с уже готовой к высадке рассадой.

- Готовитесь к сезону? - спрашиваю Нину Сергеевну Скворцову.
- Да, уже пора сажать и сеять. А я очень люблю ухаживать за своим участком. Декоративные растения - особая отрада. Когда вижу за окном распустившиеся цветы, которые сама посадила и вырастила, чувствую себя самой счастливой. Никакие поездки в дальние страны не нужны!

У тети Нины трое детей, шестеро внуков и одна правнучка. Для каждого из них она - самый близкий человек. Эта пожилая женщина прошла большой жизненный путь. Ей есть что вспомнить и рассказать. К слову, повествователь она отменный - заслушаешься.

Родилась Ниночка в городе Воронеже в семье обычного рабочего. Ее папа трудился фрезеровщиком на авиационном заводе. Девочке было 3 года, когда началась Великая Отечественная война. Предприятие - с коллективом и всем оборудованием - решили эвакуировать в Казань. В одном поезде ехали и станки, и семьи специалистов. Добирались до места назначения почти месяц: очень часто состав бомбили. Во время налетов немецких самолетов поезд не трогался с места. В итоге стоянки длились по нескольку дней.

- На пути не встречалось ничего, кроме разрухи и опустошения. Деревни и поселки, стертые с лица земли. По выжженным полям бродил домашний скот, потерявший хозяев, - вспоминает Нина Сергеевна. 

Во время вынужденных остановок дети сидели в вагонах, а взрослые блуждали по окрестностям в поисках пропитания или полезных находок. Иногда удавалось подоить скитающуюся корову или вычесать шерсть овцы. Кое-какие крупы и вещи эвакуированные прихватили с собой из Воронежа. Так худо-бедно добрались целыми и невредимыми до Казани.

Семье Ниночки выдали комнату в Соцгороде в трехкомнатной квартире на Челюскина. Женщине навсегда запомнился двухэтажный деревянный сруб, похожий внутри на муравейник: в 12-метровых клетушках ютились по 6 - 7 человек. Громоздкие печи, очереди в ожидании освободившихся конфорок.

- Зато жили дружно, - улыбается моя собеседница. - Праздники вместе отмечали. Всегда готовы были поделиться вещами и обедом.
Отец тети Нины на первых порах трудился под открытым небом. Станки выгрузили из вагонов и выставили прямо на улице. Затем построили навес и потихоньку обнесли оборудование добротными стенами. Рабочим полагался продовольственный паек: порция супа и маленький кусочек хлеба. Отец выпивал бульон, а гущу и хлебушек приносил домой - кормил малышку. 
- Вот тебе подарочек от лисички! - шутил он.

Хозяйства и своего огорода еще не было. Детям отдавалось лучшее из имевшегося. Самой трудной была первая казанская зима. У семьи - никаких сбережений и накоплений. Переселенцы вынуждены были выживать. Тетя Нина вспоминает, как соседи объединялись в небольшие группы, брали санки с широкими полозьями и направлялись в сторону Щербаковки - просить помощи у деревенских жителей.

- Вначале обменивали свою старую одежду на продукты питания, - продолжает она. - А когда запасы платьев и брюк иссякли, местные выручали уже безвозмездно. Делились запасами картошки, угощали яйцами и хлебом. Родители грузили продукты на сани и везли домой. Но эти поездки были небезопасными! Повсюду рыскали дикие звери. Однажды на нашу соседку набросились волки и загрызли несчастную. Мы же были ослабленные голодом и изможденные. Без оружия и средств защиты. Мама всегда перед дорогой восклицала: «Жива буду - приеду».

Летом стало проще. Переселенцы построили сараи, завели кур, а позже и поросят. Семьям выделили небольшие участки на Сухой Реке. Родители Нины выращивали там картофель и просо. Урожай собирали и на велосипедах привозили домой. 
- Пища встречалась на каждом шагу. Помню, как с ребятами бегали к болотам - собирали дикий лук и лебеду. В те дни любая еда казалась вкусной! А картофельные драники представлялись просто райской пищей!

Постепенно все стало на свои места. Быт организовали и обустроили. Но война была рядом.
- Территорию напротив нашего жилища обнесли деревянным забором, - вспоминает женщина. - За ним военнопленные возводили здание. Оттуда постоянно доносились громкие голоса, слышалась чужая речь. После окончания строительства дети нередко находили в том районе иностранные монетки и собирали из них целые коллекции.

Жизнь тружеников тыла была тяжелой. Ходили в обносках, удобств в жилище никаких. Взрослым приходилось работать по 14 и более часов в день. Но не сдавались! А когда наступило 9 мая 1945 года, чувство радости и ликования охватило всех. Люди толпами выходили на улицу, обнимая и поздравляя каждого встречного с Великой Победой. Слезы радости смешались со слезами утраты. Почти каждая семья потеряла в той войне родных и близких.

Остались в прошлом ужасы и тяготы войны. Сейчас Нина Сергеевна - пенсионерка. Всю свою трудовую жизнь она посвятила одному единственному предприятию: казанскому 16-му заводу (ныне КМПО). Сейчас женщина занимается только хозяйством и огородом: 

- Радуюсь каждому дню и любому времени года. Этой зимой решила вспомнить молодость: на лыжах с внучками каталась! Хвойный лес, ослепительное солнце… Чем не сказка?
- Не боитесь упасть и повредить что-нибудь?
- Чего бояться? Жить нужно смелее! Мгновения не повторяются. Наслаждайся каждым моментом! Человеческий век короток…

В окно заглядывают лучи майского солнца… Так уютно, что не хочется никуда уходить. Еле слышно льется мурлыканье кота. Думаю о том, как же мне повезло познакомиться с тетей Ниной, живой историей страны и Казани. Словно прочитала книгу - повесть о Великой Отечественной войне и подвигах простых людей.