Игра в рулетку

У лейтенанта Аскарова это было первое самостоятельное дежурство на посту технического наблюдения погранзаставы. Время шло к обеду. Зазвонил телефон внутренней связи:
- Лейтенант Аскаров слушает! - непроизвольно вскочив и вытянувшись в струнку, отчеканил он.
- Как там обстановка, лейтенант? - послышался знакомый голос начальника заставы майора Симакова.
- Все нормально, товарищ майор, без происшествий!
- Ну, что там наблюдаешь на Отарной?
- Монтируют, товарищ майор, пятеро. Двое с автоматами, вроде прикрытия... - ответил лейтенант.

Речь шла о новой металлической наблюдательной вышке, которую начала устанавливать сопредельная сторона в самой близости с линией границы.
- С топографией дружишь, лейтенант? Ну тогда тебе и карты в руки. Берешь с собой двух бойцов, выдвигаешься ближе к объекту. И, не привлекая к себе особого внимания, изучаешь, нет ли там демаркационных нарушений. Заодно прикинешь параметры этой вышки. Сделаешь - доложишь мне.

Через три часа лейтенант доложил:
- Товарищ майор, ваше приказание выполнено. Нарушений не зафиксировано. Возводят на своей территории, три сорок на три сорок, по высоте девять метров ровно.

Тут наступила пауза, довольно продолжительная. После чего удивленный начальник заставы переспросил:
- Лейтенант, ты что, вышку измерил?
- Так точно! - радостно ответил лейтенант. - С точностью до сантиметра! Они - на обед, а я в три прыжка к объекту... Быстро. Туда и обратно.

После очередной паузы майор Симаков произнес:
- Ты что, лейтенант, под трибунал захотел? Или международного скандала тебе надо?! Я же внятно сказал: измерить вышку то-по-о-гра-фи-че-е-ски-и-и-и...
- Я и хотел топографически. А там смотрю, на ступеньках рулетка лежит. Вот я и измерил...

Неопознанная цель

С наступлением декабрьских холодов вокруг одной из таежных пограничных застав стали появляться медвежьи следы.

После доклада командованию погранотряда на пост приехала группа опытных егерей из Пойминского охотхозяйства. Несколько дней по утрам они уходили в тайгу в надежде выйти на след шатуна, а по ночам устраивали на него засады на подступах к заставе.

Медведь, почуяв опасность, или ушел за кордон, или залег - так пояснили егеря перед отъездом. Спустя два дня в домике лейтенанта Валишина, временно исполнявшего обязанности начальника заставы, зазвонила «вертушка»:
- Товарищ лейтенант, медведь! Медведь пришел! - кричал в трубку часовой Круглов. - Там он, в кустах, у колодца!
- Спокойно, Круглов, спокойно... - с присущей ему выдержкой произнес Валишин и, положив трубку, как был, в спортивном костюме и тапках на босу ногу, выбежал на мороз.

Залетев в казарму, он выхватил из пирамиды ручной пулемет с заряженным рожком. Бросил изумленному дежурному: «За мной!» И выскочил во двор.

В несколько прыжков достиг забора, укрепил пулемет станком на штакетник и затих, всматриваясь в темноту. Подбежал дежурный. И вдруг правее колодца затрещал сухостой, а следом поверх зарослей камыша выступил мощный темный хребет. Валишин нажал на спусковой крючок, и тишину ночи разорвала пулеметная очередь. Из кустов донесся протяжный храп. И все стихло.

- Если только ранили, нам хана... - прошептал дежурный.
...Чуть забрезжил рассвет, лейтенант Валишин в сопровождении того же дежурного и двух солдат направился к колодцу. Еще издали они заметили в примятых зарослях огромную черную тушу. Она явно не походила на бурого медведя. В камышах, запрокинув голову, лежал годовалый бычок Черныш. А часом позже обнаружили и вышибленную створку двери коровника. Ночью Черныш высадил ее, чтобы пойти погулять...

К вечеру того же дня тушу увез начальник тыла погранотряда, приехавший для проведения служебного расследования ночного происшествия. При этом он не забыл отметить и «подвиг» лейтенанта Валишина строгим взысканием: «за нецелевое использование боевого оружия».