Да, меньше месяца осталось до того момента, когда в городе произойдет событие, значение которого трудно переоценить. Почему шведская мебельная империя решила покорить Россию? Почему после Москвы и Санкт-Петербурга была выбрана именно Казань? И почему сотрудники ИКЕА называют свою компанию уникальной, не похожей ни на одну другую в мире фирму? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, группа казанских журналистов отправилась в Эльмхульт - городок на юге Швеции, который называют сердцем ИКЕА.

Короткая остановка в Москве и знакомство с магазином ИКЕА на Теплом стане. Бросилось в глаза, что директор этого гигантского торгового центра весьма молод для такой должности. Еще больше удивило то, что ходит он по торговым залам в джинсах и футболке. Позже состоялось знакомство с Леннартом Дальгреном - директором российского представительства компании. Из его уст прозвучала фраза: «Мы любим проблемы». А потом вопрос, даже просьба, рассказать о том, что нам в магазине не понравилось. Странно... Первая реакция на увиденное и услышанное - все это дешевые имиджевые штучки. Экономические законы в мире одни, а отличаться от других хочется. Отсюда и футболки, и любовь к проблемам и недостаткам...

Основатель ИКЕА Ингвар Кампрад - фигура легендарная не только для сотрудников компании, но и для всех бизнесменов. А началось все с того, что 10-летний пацан покупал дешевые спички, авторучки, открытки и прочую мелочь, и продавал соседям и знакомым чуть дороже. Первый мизерный навар вдохновил юного коммерсанта. Партия закупаемых товаров постепенно увеличивалась, больше становилась прибыль. А в 1943 году 17-летний Ингвар уже регистрирует свою фирму. Почему ИКЕА? - спрашивают многие. Оказывается, это обычная аббревиатура, которая расшифровывается так: Ингвар Кампрад Ельмтарюд Агуннарюд. Ельмтарюд - это название фермы, где работал подросток, а Агуннарюд - название прихода в Смоланде, где он рос.

Поначалу вся его семья участвовала в работе фирмы, потом нанимались первые сотрудники. Но семейный дух оставался. И сегодня, когда в компании работают десятки тысяч сотрудников, «икеевцы» продолжают говорить о семейных отношениях. Слово «семья» постоянно повторяется здесь применительно к менеджменту и структуре организации. Тут убеждены: если вы нравитесь друг другу, то и работать вместе будете лучше.

С кем бы ИКЕА ни имела дела, в какой бы стране она ни работала, в ее игральной колоде всегда есть три козырные карты, которые неразменны и которые, собственно, и отличают ее от конкурентов и помогают развиваться: современный дизайн, высокое качество и низкая цена. Девиз и бизнес-идея ИКЕА так и звучит: «Мы предлагаем широкий ассортимент красивых и функциональных товаров для дома по таким низким ценам, чтобы как можно больше людей имели возможность их приобрести».

За счет чего достигается низкая цена? Прежде всего за счет умения считать каждую копейку. Это и снижение затрат на производство, и поиск новых поставщиков, и плоские упаковки для транспортировки товаров, и отсутствие посредников, и самообслуживание в магазинах, и даже минимум продавцов-консультантов. Здесь, кстати, к вам не подбегают с лживой улыбкой и навязчиво не предлагают помощь. И еще не задают на входе глупый надоевший вопрос: «Что вы хотите?» Да ничего я не хочу! Я просто зашел поглазеть, и в этом мое право.

Не знаю, как в Швеции, но в России родители часто ругают детей, когда те гнутся на стуле, который от этого быстро расшатывается и ломается. Когда я сказал об этом ведущему дизайнеру ИКЕА Анне Эферунд, она улыбнулась.

- Самое редкое, что ребенок может сделать со стулом, это сидеть на нем, - сказала она. - Поэтому к детской мебели мы предъявляем особые требования. Она у нас разрабатывается как игровая. То есть ребенок может лазить по шкафам, издеваться над стульями и сколько угодно прыгать на кровати. Одновременно учитываются все требования по безопасности.

В тест-лаборатории компании мы своими глазами увидели, как пытают будущие товары. После изготовления опытных образцов их здесь подвергают таким экзекуциям, что некачественному товару случайно попасть на прилавок нет никаких шансов. Сотни тысяч раз автоматы открывают и закрывают двери шкафов. Кровать расшатывается с такой силой, что только догадываться приходится, какие нагрузки она может выдержать в спальне. Непотушенные сигареты здесь кладут на диван и смотрят, как на это отреагирует его обшивка. Ткани в разных режимах стираются, проверяются на разрыв и на образование катышков... И пока эксперты не дадут добро, работа по улучшению качества и безопасности будущего товара продолжается.

Из всего ассортимента товаров только 10 процентов ИКЕА производит сама. В основном это касается мебели. А все остальное изготавливают около двух тысяч поставщиков в 55 странах мира. Но в том-то и дело, что компания не покупает некие абстрактные дешевые товары. Она разрабатывает дизайн, проводит тест на качество, а потом поручает производство товара выгодному производителю, который выпускает его только для ИКЕА. То есть никто их больше не продает.

Одна из газет назвала Ингвара Кампрада мебельным королем, который совсем не похож на капиталиста. Он странный какой-то и вправду. Например, начинает волноваться, когда дела идут слишком хорошо. Он убежден, что для роста и развития компании просто необходимо сопротивление. Первое сопротивление он ощутил, когда в 50-х годах в Швеции конкурентам не понравились низкие цены ИКЕА и ей был объявлен настоящий бойкот. Тогда Кампрад вместе со своими единомышленниками прошел это испытание. То есть возникшая проблема заставила искать новые возможности. И они были найдены в выходе на внешний рынок. Сейчас по всему миру в общей сложности работают около 190 магазинов.

Искать проблемы сотрудники ИКЕА, кажется, готовы на каждом шагу. Например, они безумно рады, когда покупатели их критикуют. Представляете? Даже уговаривают, чтобы люди подвергали критике продаваемые товары. Не чокнутые ли?! В связи с этим вспоминается множество случаев, когда после предъявления претензий к качеству товаров в казанских фирмах приходится слышать наглое: «Неправильная эксплуатация!»

Почему после Москвы и Питера первый магазин в российском регионе было решено открыть именно в Казани? Руководство российского представительства тщательно изучило более десятка ведущих российских центров и остановило свой выбор на нашем городе. Причин тому много. Но как говорят в ИКЕА, решающим фактором стал авторитет администрации Казани. Руководство компании очень высоко оценило профессионализм мэра Камиля Исхакова, его первого заместителя Раиса Мубаракзянова, а также тех людей, с кем пришлось работать и вести переговоры. Самое неприятное и пагубное для бизнеса - неопределенность. Как сказал шеф ИКЕА в России Леннарт Дальгрен, казанские руководители не уходили от прямых ответов и умели четко сказать да или нет. Ну и свою роль, конечно же, сыграла инвестиционная привлекательность республики, развитая транспортная инфраструктура.

А нужен ли нам в городе еще один гипермаркет, который продает мебель и товары для дома? Уже сейчас многие делают прогноз: после его открытия многие местные товаропроизводители или разорятся, или сами уйдут со сцены, не выдержав конкуренции.

Ну, во-первых, на рынке товаров для дома переизбытка не наблюдается. Выбор той же мебели весьма скуден. А во-вторых, если разорятся те, кто предлагает нам некачественные товары втридорога, - туда им и дорога.

- Мне стало грустно, когда я инкогнито посетил многие казанские мебельные магазины, - сказал нам на встрече руководитель розничной торговли российского представительства Питер Партма, - многие товары откровенно некачественные, цены неоправданно завышены.

Так что, получается, нужен нам такой магазин. Казанцы имеют право на выбор, на недорогие и качественные товары. Кстати, перед поездкой была мысль, что в России ИКЕА продает одно, а вот на Западе-то товары совсем другие - и ассортимент, и качество. Выяснилось - ничего подобного! И в Москве, и в Швеции на полках лежат те же самые товары. Да и цены приблизительно одинаковые.

Вице-мэр Казани Раис Мубаракзянов на встрече с журналистами сказал:

- Мы очень хотим, чтобы в магазине ИКЕА продавались и товары, производимые в Татарстане, чтобы компания вкладывала средства в местное товаропроизводство.

Судя по всему, компания не против такого сотрудничества.

Многие российские города стоят в очередь, ожидая прихода ИКЕА. Пойдет ли туда шведская компания, во многом зависит от Казани. То есть через какое-то время после открытия магазина будет сделан анализ его работы и принято решение о целесообразности дальнейшего покорения российской глубинки. Так что в этом смысле нам уже повезло.

А пока ИКЕА-Казань готовится к открытию и выбирает кошку, которая 22 марта в 7 часов утра станет первым посетителем магазина и его талисманом. По старой доброй российской традиции.

Алексей КРАСНОВ.
Казань - Москва - Эльмхульт - Казань.

P.S. Да, забыл сказать еще об одном. На открытии магазина традиционного разрезания ленточки не будет. Вместо этого высокие гости будут перепиливать бревно. Нет, все же чокнутые они, эти капиталисты...