Фотография митинга рабочих Казанского валяльно-войлочного комбината в день объявления войны 22 июня 1941 г.

Начальник отдела выставочной и публикаторской деятельности Госархива РТ Гузель Фаезова представила несколько исторических материалов. Среди них телеграмма Народного комиссара обороны СССР Маршала Советского Союза С.К.Тимошенко об объявлении первого дня мобилизации на фронт 22 июня 1941 года, резолюции митингов, которые прошли на предприятиях и заводах Казани. Кстати, все предприятия нашего города были оперативно переведены на военный режим работы, производство было переориентировано на выпуск необходимой продукции для фронта.

22 июня по всей стране началась мобилизация. Множество казанцев написали заявления, чтобы добровольцами пойти на фронт защищать страну. В этих заявлениях каждое слово - от сердца. Например, вот заявление в Бауманский райвоенкомат от Иссиной Р.З. Она работала в Татарском отделении дератизации и проф. дезинфекции НКЗдрава СССР в дегазационном отряде: «Прошу с сегодняшнего дня зачислить меня в ряды добровольцев и послать, куда только потребуются бойцы моей специальности - дегазаторы. Работая в системе ОСОАВИАХИМа, я несколько раз прослушала курс по ПВХО и сама готовила значкистов ПВХО I ступени. Делу Ленина - Сталина буду верной до последнего дыхания. 26 июня 1941 г.».


Заявление о зачислении добровольцем в ряды Красной Армии от Р. З.Иссиной

Еще один очень интересный исторический документ - распоряжение об изъятии радиоприемников, принадлежащих организациям и предприятиям. Радиотехника сдавалась на временное хранение в районные конторы связи. Изъятие происходило на основании Постановления Совнаркома. Вместо привычных радиоприемников на улицах устанавливались большие тарелки, через которые транслировалась только официальная информация о положении дел на фронте.

А 6 сентября 1941 года была утверждена инструкция по приему теплых вещей от населения для Красной Армии. Она очень подробная, на нескольких страницах четко расписано, какие вещи и в каком состоянии можно сдать для бойцов, воюющих на фронте. Например, ватные телогрейки и куртки «не короче 68 см по переду», рубахи, носки, перчатки, шапки-ушанки... Принимались вещи не только новые, но и уже бывшие в употреблении, годные для дальнейшей носки, отремонтированные и при необходимости продезинфицированные.