Гузель

С этой молодой приятной женщиной довелось познакомиться в Крыму, в одном из приморских поселков. Гузель родом из Уфы, мама двух малышей. По образованию экономист, больше десяти лет проработала бухгалтером. Сейчас она горничная в гостиничном комплексе.

- Жизнь сложная штука, - печально вздыхает Гузель. - Кто бы мог подумать, что офис придется поменять на гостиницу? Виной всему развод. Устала от пьянства мужа, надоело бояться скандалов, избиений. Подала заявление в суд, а когда все закончилось, вместе с детьми и мамой уехали в Крым.

К тому времени Гузель на сайте одного из гостиничных комплексов нашла свободную вакансию, списалась с работодателем, решила жилищную проблему - сняла небольшую квартиру в местном поселке.

- Вот сама рассказываю сейчас и удивляюсь, как это легко звучит, - продолжает рассказ собеседница. - В реальности было трудно. Тяжело было выдержать прессинг бывшего супруга, приходилось прятаться от него по съемным квартирам. Мучилась в сомнениях, выбирая место будущего проживания. Страшно было за маму, детей, которые вынуждены были сорваться с насиженного места и уехать. Слава богу, реальность оказалась гораздо приятней.

Смена горничной с 7 утра до 7 вечера. Два дня работает, два отдыхает. В месяц получает 25 тысяч рублей плюс небольшие чаевые от благодарных постояльцев. Кому-то выгладит одежду, почистит обувь, выгуляет собаку или присмотрит за ребенком пару часов. Еще 5 - 6 тысяч дополнительно. Мама получает пенсию 13,5 тысячи рублей, для крымских пенсионеров невиданная сумма. На еде получается экономить. Сама питается на работе, да еще домой удается в лоточке принести. Правда, скрытно, а то оштрафуют. Не будут тратиться они на теплую одежду, шубу и пуховики. Здесь нет зимы и можно обойтись демисезонной курткой.
За квартиру платит 15 тысяч рублей, включая квартплату. Транспортных расходов нет, потому что все в пешей доступности.

- Ни одного часа не жалею, что приняла такое решение, - говорит Гузель, - я как будто крылья расправила, дышу полной грудью и уверена, смогу детей поднять на ноги.

Алла

Алла работает вместе со взрослой дочерью на спортивной и детской площадках одного из отелей Адлера. Там мы с ней и познакомились. Пока внуки играли, я прогуливалась и заметила необычный огородик: помидоры в больших пластиковых ведрах, прикрытые скошенной травой, и укрытые пленкой плети огурцов.

- Скучаете по земле? - догадалась я.
- Ой, не говорите, еще как! - охотно ответила Алла. - В Адлере мы 10 лет, а до этого жили в кубанской станице неподалеку от Краснодара. Там же чудо-земля! Воткни палку, она зацветет и плоды даст. Огурцы два раза за лето сажали и собирали, помидоры размером с мужской кулак созревали. А какие вкусные, сладкие и ароматные! Тут таких не купишь. Земли плодородной на побережье нет.
Тоскуя по огороду, Алла вместе с мужем, дочерью и тремя внуками стали где только можно собирать землю. Привозили из леса перегной, покупали чернозем.

- В прошлом году по 25 банок огурцов и помидоров закатала, - хвастается женщина. - В этом году будет меньше, наверное. Прохладное лето выдалось. Но все равно урожай уже есть. Еще только начало июня (7 июня. - Прим. авт.), а я уже по небольшому ведерку через день огурцы собираю.

- Логичный вопрос: если так в станице было хорошо, зачем уехали?
- Работы для дочери не было, сами с мужем копейки получали. Плюс три внука, которых бросил папашка, - отвечает Алла. - Все взвесили, поразмышляли и рискнули. Дочь, работая инструктором по большому теннису, получает 20 тысяч рублей, сама я, как обслуживающий персонал, 15 тысяч. Муж, который устроился электриком в отель, зарабатывает 25 тысяч. Вот все вместе и тянем семейный бюджет. Старший и средний внуки уже получили дипломы о высшем образовании, теперь черед пришел младшего, в этом году будет поступать в университет в Сочи. Вот когда он отучится, мы с мужем, может быть, вернемся на родину, домой.

Виктория

На родину тянет и горничную небольшого гостевого дома Викторию. В курортный городок Адлера она переехала из Донецка, когда на Украине начались беспорядки и обстрелы.

- Жуть как страшно, когда начинают стрелять, - вспоминает женщина. - И не важно, кто это делает - свои или украинская сторона. До сих пор при грозе вздрагиваю, все чудятся обстрелы.
Спасая внуков, сына и себя, Виктория в первый же год войны уехала из Донецка. Соседи сообщили, что домишко их цел, но мародеры уже похозяйничали, разграбили и унесли что могли.

- Не знаю, сможем ли мы вернуться на родину или до конца своих дней придется на чужбине мотаться, - смахнула набежавшую слезу Вика. - Что ни говори, а чужое не свое.

За четыре года сын Виктории Павел - офицер полиции, не смог найти работу по своей специальности. Рядовым участковым быть - гордость не дает, а какую-то нормальную должность просто так не найдешь, нужны протекции. Сейчас работает строителем, возводит дома, тем более, в Адлере сейчас застраивают каждый свободный пятачок.

Мама с сыном вдовые люди. Вика без мужа живет уже 10 лет, супруг погиб на работе. Сноха умерла при родах, оставив им с Павлом двух мальчишек-близнецов. С тех пор они всегда вместе.

- Я работаю без выходных с 7 утра до 5 вечера, в месяц выходит 35 тысяч рублей, - раскладывает семейный бюджет женщина. - Сын получает 45 тысяч. Примерно 25 тысяч уходит на питание, 10 тысяч на съемный домик (очень старый и в горах, поэтому дешево). Удается откладывать внукам на будущее образование. Только вот пока не знаем, где будут учиться - в Донецке или в Сочи. Очень надеемся, что война закончится и мы сможем вернуться в родной дом!