Уважаемые читатели!

Накануне большого юбилея - 100-летия Татарской АССР, который будем отмечать в 2020 году, редакция «Казанских ведомостей» совместно с Национальным музеем Республики Татарстан при поддержке Ассоциации музеев РТ дала старт новому проекту «ИСТОРИЯ ТАТАРСТАНА В ВЕЩАХ».
Предлагаем вам рассказать о вещах, в которых отразилось наше время, время ваших родителей, дедушек и бабушек. Это должны быть рассказы об обычных и необычных предметах, которые служили людям. Объясните своим современникам, какое значение имели эти вещи в те годы и для чего они были нужны. Это могут быть предметы как из новейшей истории республики, так и прошлых веков.
Если вещь сохранилась в вашей семье, можете проиллюстрировать свои воспоминания. Присылайте нам фотографии этих предметов по обычной почте (420066, Казань, а/я 231) и электронной (redkv@kazved.ru) или приносите эти вещи в редакцию по адресу: ул. Чистопольская, 5. Мы их сфотографируем и вернем сразу же вам.
Просим принять активное участие в акции «История Татарстана в вещах» сотрудников музеев.
Не забудьте написать, о каком периоде времени вы рассказываете (желательно указать год): это существенно повысит ценность ваших воспоминаний. Обязательно укажите свои координаты для обратной связи: ФИО, домашний адрес или телефон, а также род занятий, возраст (кроме имени, эти сведения публиковаться не будут).
Итак, давайте сообща расскажем историю Татарстана в вещах! Они, самые беспристрастные свидетели времени, хранят энергетику и память о нашем прошлом.

Ведущая рубрики главный редактор газеты «Казанские ведомости» Венера ЯКУПОВА


Стригальная машинка: вжик, вжик, вжик!

Мой интерес к стригальному делу в 80-е годы прошлого века проявился неожиданно. Муж уже неделю не мог выбрать время на парикмахерскую. Его отросшие волосы лезли в глаза, закручивались на ушах, лежали неровными прядями на затылке. Глядя, как я подравниваю себе волосы, он воскликнул:
- А мне слабо челку постричь?! Давай, рискни! В крайнем случае постригусь под «ноль».

Когда тебя подначивает муж, что остается? Я взялась за портновские ножницы. И - вжик, вжик, вжик! Темные пряди пушистыми тучками спикировали на пол. Муж довольно покрутил головой и вынес вердикт:
- В парикмахерскую теперь ни ногой!

Пару лет я использовала этот инструмент. Затем, приглядев механическую машинку для стрижки, приобрела и некий прибор, состоявший из трех лезвий, в пластиковом треугольном футляре. Это было круто!

Моим следующим постоянным клиентом стал папа. С его серебристо-пепельной шевелюрой было намного легче. Главное - височки чисто выбрить. После он важно разглядывал себя в зеркале, приговаривая:
- Ну вот, и голове легче стало!

Мама добавляла:
- Какой красавец!

И тоже напрашивалась постричься:
- Давай коротко, так, как ты мужчин стрижешь.

Однажды коллега попросила:
- Подровняешь моего архаровца? А то учительница уже замечания делает.

Черноглазый Дамирчик, как только увидел орудие стрижки, крепко зажмурился и спрятался за маму. Начали уговаривать. Никак! Потом меня осенило:
- Дамир, а давай мы с тобой поиграем в парикмахерскую?

Пацанчик недоверчиво посмотрел в мою сторону.
- Я дам тебе машинку, и ты пострижешь вот эту лошадку, - протянула я мохнатую игрушку.

- Правда?
- Конечно, только, чур, я первая! А ты сиди тихо и не вертись!

Уговорила мальчика. Он сидел под простынкой не шелохнувшись и только тоненьким голоском спрашивал:
- Скоро?

А после процедуры оторвался на лошадке!

Однажды слышу, мама зовет. Выглядываю с балкона, а она рукой машет:
- Я тебе ребят привела. Пострижешь?

Глянула я на них и струхнула: молодежь лет двадцати, небось... Но ребята ушли довольные.

И хотя рука уставала постоянно нажимать на ручки, этим примитивным инструментом можно было делать височки, практически безупречно выстригать затылок и даже делать что-то наподобие филировки. Ко мне потянулись не только домочадцы, но и соседи, дети друзей, коллег и знакомые. Стрижка доставляла мне удовольствие, да и приятно видеть результаты своего труда!

Со временем процесс стрижки превратился в целый ритуал. Вначале мы настраивались на стрижку: пили чай с вареньем и домашней выпечкой, обсуждая наболевшее. А после процесса снова продолжали чаепитие.

Вот так из меня получился домашний парикмахер. Начиналось с элементарного желания попробовать, а получилась долгосрочная экономия средств на парикмахерские услуги. В сложные перестроечные годы такая помощь была нужна друзьям и знакомым.

Сегодня моя стригальная машинка - символ ушедшей эпохи. Ведь тогда мы не только сами себя стригли, но и шили, вязали, плели макраме. Хитроумно распускали колготки, чтобы удлинить. Распарывали одеяла, чтобы скрутить основу из ниток, из которой вязали вещи себе или детям.

Сейчас у меня есть и профессиональные ножницы, и электрическая машинка. Мои близкие, как прежде, доверяют свои головы домашнему мастеру.Недавно, побывав на блошином рынке в центре старой Казани, я увидела этот символ у одного продавца аж в трех экземплярах. И стоил он всего 100 рублей…

О старом безмене замолвите слово

Что такое безмен? Вот он у меня в руке, я достала его из ящика кухонного стола, где безмен давно лежит без применения.

Пластмассовый корпус, внутри которого пружина, умещается даже в моей небольшой ладони. Сверху у корпуса кольцо, внизу - крючок, который соединяется с пружиной. Это по сути карманные весы, которые были раньше в каждом доме и у каждого, кто что-нибудь выращивал на земле и бывал в роли продавца.

Идешь по колхозному рынку, видишь, стоят ведра с картошкой, корзины с яблоками, свеклой, морковью, другими овощами. Рядом продавцы - или горожане-садоводы, или сельчане. У всех в руках безмены - надо тебе не все ведро, а половину, 5 килограммов картошки, например. Они тебе отсыпают ее в какую-нибудь сетку и, зацепив крючком, безмен приподнимают на уровень глаз. В пазу пластмассового корпуса безмена опускается металлическая стрелка. Она останавливается возле деления шкалы и нанесенной рядом цифры 5. «Вот смотрите - 5 кило». Платишь деньги и идешь дальше. Можно было купить картошку или другие овощи в торговых рядах, где продавцы оплачивали место за прилавком и им выдавали весы с чашей и циферблатом со стрелкой, как у часов, показывающей вес. Некоторые, я знаю, не доверяли рыночным весам и на рынок ходили со своим безменом. Конечно, оценить вес овощей точно по граммам на безмене было невозможно - деления на шкале были мелко обозначены, разве что полкило можно было разглядеть.

Дома весы, конечно, тоже нужны, но покупать домой такие же большие, как у рыночных продавцов, одночашечные с циферблатом, не хотелось - слишком они были громоздкими для маленьких кухонь «хрущевок». Чтобы что-то отмерить, пользовались или стаканом, зная, что в нем помещается 250 граммов песка, или специальной мерной посудой с рисками, где отмечен был вес муки, сахарного песка или воды.

Безмен пригодился, когда колхоз, куда мы ежегодно отправлялись на уборку капусты, перестал отбирать у нас «сувениры», прихваченные с поля. Капуста в те годы была дешевая, и может быть, погоду в бюджете прихваченный с поля вилок не делал. Но несунами мы себя не ощущали: ездили капусту сажать, пропалывать и, бывало, по две недели подряд отправлялись на поля подшефного совхоза «Нармонка» на ее уборку, кланяясь каждому вилку, выполняя работу, на которую не устраивались, но которую обязаны были выполнять, - спасать урожай. На посту ГАИ припрятанные вилки сначала отбирали, а потом перестали. Кто-то в верхах дал команду не отбирать у нас капусту, прихваченную прямо с поля.

Дома трудно было удержаться, чтобы не достать безмен и не взвесить честно заработанный дар полей - крепенький вилок. Однажды я сосчитала, что на балконе скопилось до 50 кг капусты. А один коллега взвесил свою добычу - только один вилок потянул на 10 кг. Чуть делений хватило на безмене!

Безмен трудился и тогда, когда по осени частники подвозили картошку к дому и предлагали поднять прямо в квартиру мешок. Конечно, это было удобно - не надо самим тащить. Вот она уже у дверей. Продавцы даже весы небольшие напольные приносили и показывали: 40 кг - как в аптеке. Но пересыпая картошку из мешка по ведрам, обнаружила, что ведро, в котором, я знала, помещается 9 кг (проверено когда-то безменом), неполное, значит, в мешке было не 40 кг, а 35 или 30 кг, а для веса добавлена лопата земли. После этого картошку у шустрых продавцов перестала покупать.

На кухне у меня теперь электронные весы, но старый безмен все равно храню. Ну и пусть лежит, места много не занимает.