Уважаемые читатели!

Накануне большого юбилея - 100-летия Татарской АССР, который будем отмечать в 2020 году, редакция «Казанских ведомостей» совместно с Национальным музеем Республики Татарстан при поддержке Ассоциации музеев РТ дала старт новому проекту «ИСТОРИЯ ТАТАРСТАНА В ВЕЩАХ».
Предлагаем вам рассказать о вещах, в которых отразилось наше время, время ваших родителей, дедушек и бабушек. Это должны быть рассказы об обычных и необычных предметах, которые служили людям. Объясните своим современникам, какое значение имели эти вещи в те годы и для чего они были нужны. Это могут быть предметы как из новейшей истории республики, так и прошлых веков.
Если вещь сохранилась в вашей семье, можете проиллюстрировать свои воспоминания. Присылайте нам фотографии этих предметов по обычной почте (420066, Казань, а/я 231) и электронной (redkv@kazved.ru) или приносите эти вещи в редакцию по адресу: ул. Чистопольская, 5. Мы их сфотографируем и вернем сразу же вам.
Просим принять активное участие в акции «История Татарстана в вещах» сотрудников музеев.
Не забудьте написать, о каком периоде времени вы рассказываете (желательно указать год): это существенно повысит ценность ваших воспоминаний. Обязательно укажите свои координаты для обратной связи: ФИО, домашний адрес или телефон, а также род занятий, возраст (кроме имени, эти сведения публиковаться не будут).
Итак, давайте сообща расскажем историю Татарстана в вещах! Они, самые беспристрастные свидетели времени, хранят энергетику и память о нашем прошлом.

Ведущая рубрики главный редактор газеты «Казанские ведомости» Венера ЯКУПОВА


Швейная машинка «Подольск»

В нашей квартире в кладовке хранится старая швейная машинка Подольского механического завода. Не одно поколение семьи обшивала эта трудяга. Ведь в советских магазинах был дефицит одежды, а обновить гардероб хотелось. Вот и превращались наши женщины в домашних мастериц, фантазия которых не имела границ. В СССР швейные машинки так ценили, что передавали по наследству.

Как выглядит наша фамильная реликвия? Это устройство похоже на дивную бабочку, прилетевшую из сказочного мира. Черная ножка на массивной платформе, серебристое маховое колесо, слегка прогибающийся рукав удивляют своим изяществом и каким-то полузабытым великолепием. 

Машинку подарили моей бабушке Тамаре Федоровне Уточкиной в день свадьбы в далеком 1957 году. Бабушка сшила на ней множество пеленок, распашонок, штанишек и трусиков. В ее руках мужнины рубашки превращались в прекрасные платьица, а куски пестрого материала - в добротное постельное белье. 

Много вечеров за швейной машинкой провела и моя мама, низко склонившись над работой. Мысленно вижу такую картину: в янтарном облаке света, выплывающего из-под массивного абажура настольной лампы, летают нежные бледные руки. Мама разглаживает ткань, кусочком мыла вычерчивает на ней линии и штрихи. Тонкими губами зажимает веер портновских булавок. И вот уже звонко стучит, как дятел, машинка: тук-тук-тук... Иголка, без устали ныряющая в волны материала, тянет вдоль изделия ровные строчки.

А я благодаря этой машинке одержала первую в своей жизни победу. В моем детском саду очень серьезно относились к утренникам. Мы - дети, месяцами репетировали, разучивали песни и танцы. Родители подбирали нам костюмы. Мальчикам покупали галстуки-бабочки, а девочкам - воздушные яркие банты на волосы.

В тот раз я должна была стать феей. Стеснительную и неуклюжую, меня поставили с самого края последнего ряда. Мои ноги заплетались, руки жили собственной жизнью - фея из меня выходила никакая! 

- Так, девочки! Завтра у нас выступление. Ничего не боимся. Давайте просто порадуем наших родителей, - сделала внушение суровая руководительница.

Ночью мне снились кошмары. Но день икс все же настал. Я знала, что буду одета в прекрасное бирюзовое платье с чайными розочками. Мама шила его целый месяц - специально для этого праздника. Из разных кусочков ткани волшебные мамины руки создали роскошный наряд.

Когда в садике я надела платье и распушила большие белые банты, воспитательница ахнула:

- Ну, Лена! В таком одеянии ты привлечешь всеобщее внимание. Придется поставить тебя в первый ряд - вместо заболевшей Анечки.
Так я оказалась практически на передовой. Стояла в центре и боролась с охватившим меня волнением: «Я похожа на настоящую фею! Мама сшила красивый наряд. Нельзя подводить родителей!»
Что-то щелкнуло в моей голове. Я гордо подняла подбородок, начала уверенно двигаться и станцевала практически без ошибок. Воспитательница просияла, назвав меня смелой умничкой.

- А говорила, что плясать не умеешь, - смеялась мама. - Все получится, если по-настоящему захотеть!
Маленькая фея осталась весьма довольна собой: смогла перебороть свои детские страхи!

Повзрослев, я села за машинку сама. Из-под моих рук выходили странные костюмы и блузки, причем самых нелепых расцветок. Я же с гордостью носила на себе эти, как мне казалось, произведения искусства.
- Зато таких ни у кого больше нет! - вызывающе заявляла я своим друзьям.

Столько лет прошло, а швейная машинка до сих пор в рабочем состоянии. Собираюсь передать ее своей дочери как один из самых ценных фамильных артефактов. Может быть, она и моим внукам пригодится и выдаст еще немало уникальных вещей, что не найдешь среди обилия товаров ширпотреба в обычном магазине...

Елена Симакова, Казань


Чайные атрибуты

Щипчики и подстаканник - это когда-то обязательные атрибуты чаепития не только в Татарстане, но и по всей России. Прогресс сделал их ненужными, и они потихоньку исчезли с нашего чайного стола. Для чего нужны были щипчики? Производство сахара выдавало любителям сладкого чая крупнокусковой сахар. Когда-то это были сахарные головы, я их не застала, только слышала о них от бабушки. Эти головы рубили на крупные куски и в таком виде продавали населению. Поэтому и появились щипчики.

Ими следовало откалывать от крупного куска кусочки, чтобы пить чай вприкуску или чтобы положить в стакан с подстаканником и, помешивая ложечкой, растворить. 

Еще при Петре I появилась стеклянная посуда для чая. Стаканы с горячим красно-коричневым напитком трудно было взять в руку - кипяток обжигал, нести их из кухни на подносе было тяжело и опасно. Вдруг соскользнут и обольют кипятком или разобьются? Наверное, тогда и придумали подстаканник - металлическую подставку с ободком и ручкой, чтобы было удобно нести к столу, за которым собиралась семья. В чайных так разносили чай посетителям. 

А чаевничать у нас любили. Чай пили по нескольку стаканов, как говорится, с полотенцем - потому что потели сильно и полотенцем вытирали взопревшие от горячего чая лица. Рассказывают, что и мой дед пил чай с полотенцем. Давно в детстве, когда гостили у мамы на родине, я еще застала чаепитие из самовара со свежей земляникой и молоком.

Потом появились самовары электрические. Их было принято дарить на юбилей или новоселье, но и они теперь редкость. 

Сахар давно начал продаваться в коробочках аккуратными брусочками. Потом он стал быстрорастворимым, и его, помню, перекладывали в сахарницу на столе, где уже не было самовара и стаканов с подстаканниками. Их заменили чайные сервизы - аккуратные чашки с блюдцами. Еще в ряду атрибутов оставался заварочный чайник. На нем нередко красовалась сшитая хозяйкой кукла с большим подолом. Ею накрывали заварочный чайник, чтобы не остывал и крепче заваривался. Гостям наливали заварку и доливали кипятком ее из чайника, который заменил самовар. Чайник кипятили на газовой плите или использовали электрический. 

Сегодня чайная церемония продолжает упрощаться. Вот и заварочный чайник скоро уйдет в прошлое. Когда-то он был поднят на небывалую высоту - место ему было наверху самовара, потом его «раздели»: ни «бабой чайной», ни салфеткой уже не накрывали. А теперь все чаще мы кидаем в керамическую кружку чайный пакетик и заливаем кипятком. Кстати, раньше развесной чай, продававшийся в магазинах, пересыпали дома в специальные коробки - чайницы. Но они тоже давно исчезли из нашего быта. Чай пьем из кружек-бокалов. Это не хрупкие чашки, за их сохранность можно не бояться. Внешне они очень разнообразны, и если затрудняешься что-то подарить друзьям, то чайные бокалы - беспроигрышный вариант. А вот стаканы в подстаканниках остались в поездах. Их приносит проводник, держа по два в каждой руке. Они тихонько позвякивают под стук колес поезда и у многих, и у меня в том числе, ассоциируются с дальней дорогой и ушедшими в небытие традициями чаепития.

Софья Хамидуллина, Казань