Как только нам предоставили место в палате и ребенку оказали первую медпомощь, я во время тихого часа вышла в больничный коридор на разведку в поисках питьевой воды, столовой и туалета. И удивилась тому, что в то время, когда во всех больницах принято соблюдать тишину и разговаривать шепотом, дабы не нарушить дневной сон больных, здесь было довольно шумно. Молодые мамочки оживленно беседовали друг с другом, делясь советами по воспитанию маленьких детей: когда и как вводить прикорм, во сколько лет лучше отдавать ненаглядное чадо в садик... А кто-то громко ругался с мужем по телефону, обвиняя супруга во всех смертных грехах, якобы именно по его милости она теперь вынуждена «тухнуть» в больнице. А рядом другие женщины, стараясь не обращать внимания на галдеж, всеми правдами и неправдами пытались успокоить своего температурившего и кашлявшего ребенка, напевая ему колыбельную песенку или рассказывая любимую сказку. 

Я знакомилась со здешним распорядком и продолжала удивляться. В соседней палате лежал малыш, которому уже стало лучше, болезнь отступала, и он часто выбегал в коридор. Ему дозволялось абсолютно все, мамочка ничего не запрещала. В итоге игрушечные машины с грохотом проносились не только по полу, но и по крашеным стенам и деревянным дверям, оставляя на них черный след от резиновых колес. Мультики по планшету на большой громкости смотрелись в любое время дня и ночи. Кстати, когда в коридорах начиналась игра в догонялки, было просто опасно выходить туда - влетит прямо под ноги маленький пациент, упадет, ушибется, а может, и взрослого собьет.  

В назначенное время мамочки с детьми подходили к процедурному кабинету, занимая очередь заодно и всем своим новым больничным подружкам, с которыми успели тут познакомиться. Новенькие же были вынуждены молча стоять в сторонке нередко с плачущим ребенком в ожидании своей нескорой очереди. Быстро приобретя ценный опыт в таких больничных делах, многие мамочки, в том числе и я, стали приходить к концу процедурного часа, когда толпа рассеивалась. Увы, за свою смекалку получали нагоняй от медсестер, поскольку те были вынуждены по нескольку раз подогревать раствор для обработки горла опоздавшим детям.

Туалет - отдельная тема. Стыдно писать о том, что я увидела. Первый раз, когда мне «посчастливилось» там побывать, я испытала шок, который ввел меня в ступор. Подумалось, неужели молодые мамочки не в состоянии нажать на кнопку слива? А у себя дома они тоже допускают такую грязь на унитазе, бросают в корзину то, чего не надо бы никому видеть?.. Почему не думают о том, что, помимо них, туалет посещают и мужчины - папы, которые так же, как и они, лежат в больнице с ребенком? Были в палатах и дети, проходившие лечение без родителей. И всем приходилось наблюдать это безобразие. Пришлось узнать расписание уборки туалета и посещать его, пока там какое-то время было чисто. Убирались в палатах и местах общего пользования, кстати, очень хорошо. Только порядок силами мамочек сохранялся недолго.

Заметила, что бабушки, лежавшие со своими внуками, вели себя куда скромнее и были опрятнее. Правда, для борьбы с вирусами, заразиться которыми в детской больнице проще простого, они поедали лук и чеснок в огромном количестве. Даже из-за закрытых дверей палаты, где они находились, ощущался специфический острый запах. Но это мелочи по сравнению с неряшливостью молодых женщин, не научившихся вести себя в общественном месте. 

А медики в больнице отличные: отзывчивые, внимательные. И видно, уже смирившиеся с таким поведением мамочек в детской больнице.