Уважаемые читатели!

Накануне большого юбилея - 100-летия Татарской АССР, который будем отмечать в 2020 году, редакция «Казанских ведомостей» совместно с Национальным музеем Республики Татарстан при поддержке Ассоциации музеев РТ дала старт новому проекту «ИСТОРИЯ ТАТАРСТАНА В ВЕЩАХ».
Предлагаем вам рассказать о вещах, в которых отразилось наше время, время ваших родителей, дедушек и бабушек. Это должны быть рассказы об обычных и необычных предметах, которые служили людям. Объясните своим современникам, какое значение имели эти вещи в те годы и для чего они были нужны. Это могут быть предметы как из новейшей истории республики, так и прошлых веков.
Если вещь сохранилась в вашей семье, можете проиллюстрировать свои воспоминания. Присылайте нам фотографии этих предметов по обычной почте (420066, Казань, а/я 231) и электронной (redkv@kazved.ru) или приносите эти вещи в редакцию по адресу: ул. Чистопольская, 5. Мы их сфотографируем и вернем сразу же вам.
Просим принять активное участие в акции «История Татарстана в вещах» сотрудников музеев.
Не забудьте написать, о каком периоде времени вы рассказываете (желательно указать год): это существенно повысит ценность ваших воспоминаний. Обязательно укажите свои координаты для обратной связи: ФИО, домашний адрес или телефон, а также род занятий, возраст (кроме имени, эти сведения публиковаться не будут).
Итак, давайте сообща расскажем историю Татарстана в вещах! Они, самые беспристрастные свидетели времени, хранят энергетику и память о нашем прошлом.

Ведущая рубрики главный редактор газеты «Казанские ведомости» Венера ЯКУПОВА


Фотоаппарат ФЭД-3

Весенний месяц март 1976 года для нас, тогда молодых и влюбленных, был удивителен: мы поженились! В наследство моему мужу достался фотоаппарат. Это был ФЭД-3 с большим чемоданчиком-фотоувеличителем 1969 года, стоимостью 24 рубля. Что означало название фотоаппарата? Очень просто: свое название он получил в честь главного чекиста страны – аббревиатура  расшифровывалась как «Феликс Эдмундович Дзержинский».
С этим фотоаппаратом мы ездили на концерты известных певцов, ходили на Волгу, любовались лугами, где рос дикий лук. Много фотографировали и с энтузиазмом печатали черно-белые фото. Это была фотолетопись нашей прекрасной молодости. 
Потом родились дети - первая улыбка, первые шажки, первый раз в первый класс… И все эти снимки до сих пор бережно хранятся в семейном альбоме.
С тех пор прошло много лет. Дети выросли. Уже нет в живых мужа. Современная молодежь фотографирует телефонами. Фотографии яркие, цветные - красота! Но для меня наши черно-белые фотографии - это память о счастливых моментах прошлой жизни, а главное - о муже, подарившем любовь к фотографии нашим детям.

Татьяна Якимова, Юдино


Молочная бутылка в СССР


Тимур Хамидуллин, 9 лет, 1986 г.

В нашей семье произошла поучительная история, связанная с карманными деньгами. Мой сын Тимур с другом увлеклись сбором старинных монет. Свою коллекцию мальчишки собирали, лазая по пустовавшим подготовленным к сносу домам. Сорванцы приносили из этих старых строений то большой глобус, то котелок для варки картошки, ну и монеты попадались изредка. Тогда старинные монеты можно было купить у коллекционеров постарше. Они собирались в Ленинском саду. Вот только денег у ребят не было. Где их взять? Как-то друзья увязались вместе с моей мамой в магазин. Расплатившись за покупки, мама вдруг не обнаружила обычно вертевшихся рядом с ней мальчишек. Батюшки! Они лежали на полу возле кассы и торопливо собирали с пола оброненные кем-то копеечки. Мама очень расстроилась, и после семейного совета мы решили, что у подростка должны быть свои деньги. 
- Вот бутылки из-под молочных продуктов. Сдашь их - половина суммы тебе, половина мне, - сказала я сыну. 
В Советском Союзе молочную продукцию фасовали в стеклянную посуду. Это были бутылки с разноцветными крышками. Кефир - крышечка из зеленой фольги, простокваша - из синей, сметана - с желтой полосой и так далее. У молока крышечка была неокрашенная. В бутылке молока было не 0,8 - 0,9 литра, как сегодня, а целый литр, и была она толстостенная. Весила заполненная бутылка все 1,5 кг. Если добавить еще одну, то несешь 3 кг веса. А кроме молока хозяйке нужно кефир взять, сметану, хлеб и еще что-нибудь прихватить к ужину. Тяжесть молочной посуды, несомненно, была ее минусом. Плюсом было то, что стеклотару принимали и повторно пускали в оборот.
В СССР очень четко был организован сбор стеклопосуды. Ее принимали прежде всего в магазинах. К примеру, идешь за молоком и кефиром, берешь освободившиеся помытые бутылки и отдаешь продавцу. Стоимость бутылки из-под молока была 20 копеек, из-под кефира - 15 копеек, 250-граммовая баночка для сметаны - 10 копеек. Складываем и получаем стоимость новой полной бутылки с молоком. Если не ошибаюсь, она стоила 46 копеек, так что оставалось добавить копейку. 
Больше стеклопосуда дома не скапливалась. Тимур честно делился со мной своим первым заработком и прикидывал с другом, какую монету купит в следующий раз. 
В дальнейшем он всегда старался заработать деньги. В летние каникулы устраивался работать на завод, фабрику. Став студентом, от разных шабашек никогда не отказывался. В лихие 90-е у него всегда были пусть небольшие, но свои деньги. Я нередко у него перехватывала до получки. Вот так сын научился честно зарабатывать деньги и никогда не просить их у мамы. За это спасибо простой молочной бутылке!

Софья Хамидуллина, Казань