- На октябрьские демонстрации 7 ноября преимущественно ходило взрослое население, - рассказывает жительница города Бугульмы Ираида Петрова. - Это заводчане, научные работники, сотрудники бюджетных организаций. Мы, дети, бывали на демонстрации в качестве участников только, если нас брали с собой родители. Одевались тепло, в зимнюю одежду. Дети обычно надевали кроличьи шапки, драповые пальто. На ноги войлочные сапоги. Редко у кого была натуральная шуба. Взрослые тоже не все могли похвастаться шубой. Если кому и удавалось купить, то только мутоновую. На голову повязывали теплые пуховые шали. Возможно, в столицах и больших городах щеголяли в меховых шляпах и шапках, но в нашей провинции люди одевались просто, но тепло. Потому что в ожидании демонстрации приходилось ждать не меньше часа. Дети уставали, мерзли, но как только выходили на главную улицу города, проходили мимо трибуны, на которой стояли городские руководители, мимо зрителей - жителей города, настроение поднималось. Мы с удовольствием громко кричали ура, махали флажками. А после прохождения колонны мамы собирались компанией, и мы всей гурьбой шли к кому-нибудь в гости.

В начале 80-х годов Рушания Ахметова работала крановщицей на машиностроительном заводе. Было ей на тот момент 18 лет.
- Участие в октябрьской демонстрации было делом обязательным, - рассказывает Рушания. - У нас многие заводчане были выходцами из деревень и каждые выходные уезжали домой. Помню, чтобы пропустить демонстрацию, нужна была очень веская причина: свадьба, болезнь, похороны, трудовая смена или билет на самолет. Писали заявление на имя начальника цеха, которое потом визировалось у замдиректора. Конечно, в 18 - 20 лет не хотелось думать о политических праздниках. И стоять на холоде по 2 - 3 часа желания большого не было. Я старалась в этот день поменяться с кем-нибудь сменой и поработать. Мама, напротив, любила этот праздник. Она встречалась с подругами, вместе они отмечали его у кого-нибудь дома, делали небольшое скромное застолье и много пели. Вечером по телевизору в этот день обязательно показывали хороший концерт, и мы всей семьей собирались посмотреть. В те годы телевидение не баловало нас интересными фильмами и выступлениями эстрадных певцов.

Многие россияне отмечали этот праздник за семейным столом. Подгадывали приезд родни на эту дату, звали друзей на застолье.

- Самое интересное для меня начиналось после того, как мы с отцом приходили домой после демонстрации, - вспоминает Дмитрий Павлов. - По пути домой заходили в пивную. Отец брал себе кружку пива, мне стакан томатного сока с солью. После мужского общения шли домой. Там мама с сестрами колдовали над праздничным угощением. Хотя ничего особенного не готовили, стандартное по тем временам меню. Мама пекла пироги с картошкой, капустой, опятами, ватрушки с яблочным повидлом.

Сестры крошили овощи на винегрет. Неизменно на столе были сельдь иваси соленая, квашеная капуста, соленые огурцы и помидоры (мама солила). И конечно же, отварная картошечка! Из спиртного на стол выставляли домашнюю наливку из сливы и коньяк, который папа готовил сам. Не помню рецепт, знаю только, что вначале он готовил самогон 50-градусной крепости, вкус которого каким-то образом облагораживал: добавлял чернослив, сахар, дубовую кору и что-то еще... Мне удалось попробовать этот напиток только на свою свадьбу. Отец сделал для этого события особый напиток. К сожалению, это была последняя бутылка коньяка, которую он приготовил. Отец вскоре умер.

Сейчас, наверное, редко в каких семьях так проводят праздники. Если и собирают застолья, то чаще всего угощаются, немного общаются и больше всего сидят, уткнувшись в телефоны.

- На октябрьские праздники в нашей квартире собиралась вся многочисленная родня, - вспоминает Люция Федорова. - Братья, сестры как с маминой, так и с папиной стороны. И все с детьми. Примерно 15 человек набиралось. Дети к этой дате готовили домашний спектакль или концерт. Взрослые очень любили петь, тем более папа хорошо играл на баяне. А потом, когда творческая часть заканчивалась, мы делились на группы. Кто-то играл в лото, кто-то в карточного дурака или домино. Сама не знаю, почему сейчас не получаются такие сердечные, теплые посиделки.