Елена Яковлева: С Пиотровским надо быть на высоте

Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский стал героем очередной книги серии «ЖЗЛ. Биография продолжается». О том, как работалось с этим легендарным человеком, мы попросили рассказать автора биографического романа, журналиста Елену Яковлеву.

- Елена Степановна, как Михаил Борисович отнесся к предложению сделать книгу о нем?
- Идея этой книги принадлежит издательству. У них помимо всем известной серии «ЖЗЛ» («Жизнь замечательных людей») есть еще специальная серия «ЖЗЛ. Биография продолжается». Героями книг в этом случае становятся наши современники, чьи биографии открыты, не закончены. Это, конечно, выдающиеся люди. И Михаил Борисович Пиотровский, известный ученый-востоковед, знаток мусульманского искусства, директор Эрмитажа, - один из таких наших современников. Так что издательство справедливо выбрало его в герои. А мне предложили быть автором книги. 

Я до этого делала много интервью с Михаилом Борисовичем. Мне, конечно, казалось, что книга - это рискованное дело, но не для меня, а для него. Опасно попасть в плен писательских стереотипов восприятия или естественного авторского произвола. Но Михаил Борисович объяснил свою решимость стать героем такой книги - он почувствовал, что из этого может вый-ти необычное и интересное. Из-за того, что не он сам, а другие люди посмотрят на его время, судьбу, великий музей иным взглядом.

- Насколько сложно было работать с Михаилом Борисовичем?
- Внутри я робела, конечно. Боялась, что скажу не те слова, возьму не тот тон, что-то не пойму, что откроется мое незнание чего-то. Пиотровский не очень-то снисходителен и не то чтобы готов тебя образовывать. Недаром его любят называть снобом, с ним надо быть на высоте. Но, кажется, я на ней как-то удержалась... И в конце концов ему, по-моему, стало интересно.

- А текст согласовывали со своим героем? 
- Он не согласовывал текст. Только проверил ошибки - в книге были сложные арабские фамилии, имена и названия, которые знал только он. А в тексте не притронулся ни к чему.

- Что вас больше всего поразило в личности и судьбе Пиотровского? 
- Михаил Борисович - человек невероятной культуры, ученый-востоковед с мировым именем, знаток ислама. На вопрос «Какой из древних миров вы хотели бы увидеть своими глазами?» он отвечает: «Улицу или площадь в Мекке во времена пророка Мухаммеда». Как ученый он ставил опыты на себе, чтобы приблизиться к древнейшей цивилизации царицы Савской.

Как директор Эрмитажа он блестящий политик и одна из выдающихся фигур в мировом музейном мире. С ним раскланиваются президенты, короли, принцы. В книге, кстати, есть замечательный сюжет, как Минтимер Шаймиев приходил в Эрмитаж и как все это кончилось дружбой с Татарстаном.

Пиотровский - великолепнейший знаток искусства, глубоко и интеллектуализированно о нем рассказывающий, в этом может убедиться каждый, посмотрев его авторскую программу «Мой Эрмитаж». В общем, по-моему, нам повезло быть его современниками. Но в моей книге есть и такое, чего все мы о нем уж точно не знали, например, его студенческие дневники о путешествии по Средней Азии.

- Как долго работали над книгой?
- Нормальный срок для написания книги - два года. Я по неопытности написала ее за семь месяцев. Не знала, что срок сдачи книги можно сорвать и что все хорошие писатели так и делают...

- Вы делали материалы об Эрмитаже и раньше. Что для вас стало самым большим открытием в Эрмитаже во время работы над книгой?
- Главным открытием стало ощущение, что Эрмитаж - это не только лучший в мире музей, но и часть сюжета моей жизни. И вашей тоже, я думаю, если вы были в Эрмитаже... Каждый раз, когда я приезжала на встречу с Михаилом Борисовичем и заходила в Эрмитаж, музей делал мне какой-нибудь подарок - то неожиданная выставка, то давно интересующая меня картина на время вывешена в экспозиции... 

КВ
Лента новостей