Барон Александр фон Гревениц, потомок Пушкина: В Казани начали жизнь с чистого листа

С потомком Александра Пушкина бароном Александром фон Гревеницем «КВ» познакомились два года назад, когда он впервые посетил Казань. Тогда в интервью Александр Николаевич рассказал, что город ему понравился и даже хотел бы здесь жить. Два года спустя он переехал из Туниса в Казань со всей своей большой семьей - женой Дорсаф и четырьмя сыновьями: Райеном, Ильясом, Теодором и Алексеем. Старшему сыну 6 лет, младшему недавно исполнилось полгода. Теперь все они - казанцы.

Мы пригласили Александра Николаевича в редакцию на дружеское чаепитие и рады, что он принял наше приглашение.

Представляем гостя. Барон Александр фон Гревениц - прапрапраправнук Александра Сергеевича Пушкина. Пушкины и Гревеницы породнились в 1933 году. Но первое знакомство родов состоялось еще в начале XIX века. Павел Гревениц был однокашником и другом Александра Пушкина в Царскосельском лицее. Они жили в соседних комнатах. Пушкин даже посвятил Павлу стихотворение на французском языке Mon portrait («Мой портрет»).

Старший сын Пушкина Александр Александрович был генералом от кавалерии, командовал Нарвским гусарским полком во время Русско-турецкой войны (1877 - 1878). Его сын Николай Александрович служил в первом гусарском Сумском полку. В 1914 - 1918 годах воевал в рядах гусарского Украинского полка. После прихода к власти большевиков он с женой, дочерью Натальей и сыном Александром уехал в Крым. Служил в офицерской охране императорской фамилии. После разгрома Белой гвардии семья Пушкиных эмигрировала. Дочь Николая Александровича Наталья Пушкина в 1933 году вышла замуж за барона Александра Гревеница - инженера, финансиста и экономиста. Их семья жила в Бельгии. Там же родился их внук - наш гость Александр фон Гревениц.

От революции на историческую родину

- Мы жили в Тунисе. Там у меня был хорошо налаженный бизнес. Но в 2011 году в Тунисе произошла революция. Обстановка была очень некомфортная, опасная для жизни. К тому же из-за нестабильной ситуации в стране я потерял много денег. И мы всей семьей переехали в Европу, а потом в Россию. Здесь чувствуем себя в безопасности, - начал рассказ Александр Николаевич. - Мой прадед Николай фон Гревениц после революции 1917 года эмигрировал из России в Бельгию. Так получилось, что я тоже после революции эмигрировал. Но не в чужую страну, а вернулся на свою историческую родину.

- Наверное, нелегко все начинать с нуля на новом месте?
- Конечно, непросто так круто менять жизнь и начинать все с чистого листа. Это серьезный шаг и большая ответственность, особенно учитывая то, что в нашей семье четыре маленьких ребенка. Но у меня еще с юности была уверенность, что я обязательно буду жить в России. И вот это свершилось! Я люблю путешествовать, мама мне всегда говорит: «Ну почему тебе дома не сидится?» А мне интересно открывать для себя новые страны и новые города. Но уверен, Казань - последний пункт нашего назначения. Уже достаточно постранствовали.

Домой, в Казань!

- Почему вы решили переехать именно в Казань?
- Мы три года думали над этим вопросом, взвешивали все «за» и «против». Выбор был сделан очень обдуманно. Наш род связан с Казанью. Мой прадед Николай Александрович Гревениц в 1907 - 1908 годах был вице-губернатором Казани, моя прабабушка здесь похоронена. К тому же Казань - толерантный, многоконфессиональный город, здесь мирно сосуществуют православие и мусульманство. Для нашей семьи, где я православный, а жена мусульманка, это очень важно. Поэтому и имена для детей мы выбирали не случайно: Райен - европейское имя, Ильяс - арабское, третьего сына зовут Теодор, а младший - Алексей.

Сначала мы рассматривали для своего местожительства Санкт-Петербург. Город замечательный, красивый, но нас смутила погода: там пасмурно и очень влажный климат. Моя жена из Туниса, она привыкла к солнцу и теплу. В Казани значительно теплее, чем в Петербурге. Мы приехали сюда в сентябре, город нас встретил ярким солнцем. Жена обрадовалась: «Как здорово, как в Тунисе!» А я сказал: «Подожди, скоро придет настоящая российская зима!» Мы живем здесь почти четыре месяца, уже успели полюбить Казань и привыкнуть к городу. Я много путешествую. Когда возвращаюсь сюда, у меня такое ощущение, что возвращаюсь ДОМОЙ. Еще мечтаю купить дачу на Волге, где дети могли бы летом отдыхать.

«Улыбка Пушкина»

- Чем планируете заниматься в Казани?
- Хотел бы основать здесь компанию по поставке медицинского оборудования. У меня есть компания в Дубае, которую я, скорее всего, закрою, чтобы полностью перебазировать свой бизнес в Россию. Я врач-стоматолог, работал по специальности. Конечно, можно было бы открыть стоматологическую клинику или кабинет с каким-нибудь интересным названием, например, Pushkin smile («Улыбка Пушкина»). Наверняка клиентов было бы достаточно. Понимаю, что люди приходили бы ко мне не столько лечить зубы, сколько посмотреть на потомка Пушкина. Но врачебная практика отнимает много сил и времени. А мне хочется быть более свободным, уделять больше внимания семье, детям. Планирую участвовать в социальной жизни Казани, помогать обычным людям. Уже есть определенные планы, но говорить об этом пока не буду.

Моя жена Дора тоже хочет работать. Она спортсменка, чемпионка Африки по бегу с барьерами, у нее есть большое желание стать тренером. Нам уже обещали, что подыщут ей работу. Мне тоже хотелось бы, чтобы Дора как можно быстрее освоилась на новом месте, чтобы самостоятельно могла работать и ее жизнь не ограничивалась только домом.

«Снова заговорю по-русски!»

- Вы говорите на нескольких языках. Русский планируете освоить?
- В детстве я говорил по-русски, читал Пушкина в оригинале. Но во времена холодной войны в Европе разговаривать на русском было небезопасно, язык подзабылся, но многое из того, что говорят, я понимаю. Дайте мне немного времени, и я снова заговорю по-русски.

- А сыновья русский учат?
- Дома мы разговариваем с детьми на английском, французском, жена говорит с ними на арабском. Трое сыновей уже ходят в детский сад, там они погружены в русскую языковую среду. А еще мы вместе с ними смотрим российские мультфильмы - это тоже хорошая языковая школа. Так что за детей не беспокоимся. Они очень быстро адаптируются и все хорошо усваивают. Обещаю, что в следующий раз мы приедем к вам в редакцию вместе с мальчишками и будем свободно общаться на русском языке.

- У вас есть сын и дочь от первого брака. Интересно, чем они занимаются?
- Они уже взрослые. Николай живет и учится в Брюсселе, изучает экономику. Виктория живет в США, в Санта-Барбаре, она тоже будущий экономист. Дочь с самого детства нам твердила: «Хочу жить в Америке!» И когда выросла, в один прекрасный день внезапно заявила: «Все, я еду в США!» Она самостоятельно сдала очень сложный экзамен, поступила в университет и теперь успешно учится. С мамой моих старших детей мы поддерживаем нормальные отношения. Я не люблю конфликтов и хочу, чтобы все проблемы решались мирно. Вот освоимся, обживемся на новом месте, Виктория и Николай приедут к нам в гости, чтобы познакомиться с Казанью.

Главное сокровище

- Александр Николаевич, сколько сейчас в мире потомков Пушкина и встречаетесь ли вы с ними?
- Потомков Пушкина, наверное, около трехсот человек. Они живут во многих странах мира. Три самые основные линии рода - в России, Финляндии и Германии. Встречаемся мы не так часто. Один раз в три года собираемся в Германии. Для этого специально арендуется замок. Кстати, завтра я улетаю в Финляндию, где тоже пройдет традиционная встреча потомков Пушкина. Это не вечеринка, а встреча родственников. Организаторы встречи очень строго относятся к отбору приглашенных. В основном приглашают мужчин. Например, моя родная сестра уже не может посещать эти встречи, потому что вышла замуж и сменила фамилию.

- Есть ли в вашей семье пушкинские реликвии, которые передаются из поколения в поколение?
- Реликвий, связанных с Александром Сергеевичем Пушкиным, у нас нет. Одна из наших семейных реликвий - браслет с медальоном, который моему прапрадеду подарила императрица Мария Федоровна. Внутри медальона хранится ее локон. Еще одна фамильная ценность - кулинарные рецепты бабушки Натальи Пушкиной. Они написаны по-русски, и как только я выучу язык, буду готовить для домашних по этим рецептам. Так что никаких материальных сокровищ у нас нет. Самое главное для меня сокровище - мои дети.

- Александр Николаевич, а вы не пробовали свои силы в литературе, не пишете стихи, прозу?
- Могу сказать, что пробую что-то сочинять. Я начал писать лет десять назад. В последнее время удается писать только в самолете, во время долгих перелетов. Пишу лишь для себя, но, может быть, когда-нибудь издам свои произведения. Я не хочу и не стремлюсь писать, как Пушкин. Пишу так, как чувствую, и о том, что меня волнует: о проблемах современного мира и чувствах, эмоциях человека, живущего в этом мире.

P.S. Огромное спасибо Вере Курашовой-Сепешвари за помощь в переводе во время общения с нашим гостем.

КВ
Лента новостей