Наивное искусство идет в народ

Яркие самобытные картины казанского художника Альфрида Шаймарданова можно увидеть прямо на улицах Москвы. Необычную передвижную выставку больших постеров картин художника проводит Музей наивного искусства, и это только начальный этап продвижения наивного искусства в массы.

- Москва первая начала такую интересную акцию. Но передвижные уличные выставки могли бы стать фишкой Казани. Переносные постеры с работами казанских художников, фотографов сегодня легко можно выставить в одном парке, завтра - в другом… Можно делать авторские выставки и тематические экспозиции. Это будет своеобразный культурный ликбез - люди просто гуляют по парку и попутно знакомятся с творчеством художников. Потом им захочется посетить выставочный зал, музей. Ребенок увидит яркие картины на улице и скажет: «Мама, купи краски, я тоже хочу рисовать!» - говорит Альфрид Шаймарданов. - Год назад я провел выставку в школе для одаренных детей на своей малой родине - в Богатых Сабах. Это была моя давняя мечта, и она сбылась. На выставке было много ребят, и я постарался донести до них одну мысль: если смело идти навстречу к своей мечте, то обязательно все получится. Получилось даже в моем «безнадежном» случае, когда я в 30 лет, абсолютно не умея рисовать, решил стать художником и пришел в народную студию ДК химиков.

- А с чего все началось?
- Перезагрузка моего сознания произошла, когда я учился в Ленинградском институте киноинженеров по специальности «инженер-механик». Большую роль в этой перезагрузке сыграл Иван Степанович Соловьев - библиограф, энциклопедист, философ, мой духовный отец.

В начале 90-х все было очень сложно. Я работал на Казанской студии кинохроники ассистентом кинооператора. В общаге меня поселили в одной комнате с милиционером и строителем. Они были любители выпить, нередко устраивали шумные вечеринки, а я рисовал в комнате картины. Они не запрещали, наоборот, с юмором говорили: «Нам в музей ходить не надо! Музей у нас дома!»

Денег практически не было. За красками ездил в Волжск, потому что там в магазинах еще лежали масляные краски. В Казани их уже не было. Я работал, как одержимый, несмотря ни на что.

- Признание к вам пришло не сразу. Не возникало мысли, что лучше заняться чем-то другим?
- Если есть четкая цель, то обязательно находятся силы и возможности, чтобы ее реализовать. Главное - не сломаться, не потерять веру в себя. Я хотел стать художником, и я им стал. Спасибо «Казанским ведомостям». Стены кабинетов вашей редакции - это первая площадка, где я 20 лет назад выставил свои картины.

Конечно, были усталость и разочарование, хотелось все бросить. Но я брал себя в руки и продолжал работать. Результат - более 10 персональных выставок в лучших выставочных залах Москвы, посольствах Германии, Литвы, Болгарии. Осенью запланирована выставка в Венгерском культурном центре в Москве. 1 апреля открывается большая международная выставка в Чехии, где представлены мои работы. Знаете, меня приятно удивило, когда авторитетные московские искусствоведы назвали меня классиком жанра наивного искусства.

- Ваши работы чаще можно увидеть на выставках в Москве, Екатеринбурге, других городах России и за рубежом, чем в родном Татарстане…
- Наверное, у нашей политической и финансовой элиты нет понимания, что изобразительное искусство - это тоже визитная карточка республики. В цивилизованном мире меценатство - необходимая составляющая имиджа успешных, богатых людей. Они интересуются искусством, собирают коллекции живописи, которые имеют художественную ценность. Для этого у них есть консультанты - профессиональные искусствоведы. Знаю, что во многих регионах России власти, меценаты реально помогают художникам. Например, в Екатеринбурге, Чебоксарах, других городах есть замечательные художественные мастерские. А наши мастерские были построены в 60-е годы и уже не соответствуют современным нормам. Более того, около 80 художников оказались в непростой ситуации - они могут лишиться этих мастерских.

- Почему?
- Каждый год Союз художников продлевает договор с городом на аренду мастерских. Раньше мы спокойно работали там и оплачивали только коммунальные услуги. А сейчас художников хотят уравнять с коммерческими предприятиями, которые арендуют помещения под торговые площади. По новым условиям за возможность работать в мастерской нам придется платить непомерно высокую цену. К тому же у художников есть семьи, им надо кормить детей. Поэтому хочется, чтобы аренда была на человеческих условиях.

- Возможно, люди думают: зачем ему мастерская? Поставил дома в уголочке мольберт и рисуй себе на здоровье...
- Мастерская для художника - это не роскошь, а насущная необходимость. Дома работать невозможно. Чтобы создавать картины, нужно просторное помещение с большими окнами, естественное освещение. И еще для работы необходимо уединение.

Художник должен творить, а не волноваться, что завтра его могут выгнать из мастерской. Иначе талантливые люди будут уезжать туда, где для творчества созданы более благоприятные условия. А потом через 10 - 15 лет татарстанские музейщики, коллекционеры будут искать их картины по всему миру, покупать на аукционах за большие деньги, чтобы возвратить в Казань. Такое в нашей истории уже было, и повторений не хочется. Надеюсь, что проблемы художников найдут понимание у руководства республики и города.

КВ
Лента новостей