Айсылу Мирхафизхан: У каждого есть свой шанс

Айсылу Мирхафизхан – вторая солистка татарского академического театра Оперы и Балета имени Мусы Джалиля. В 2011 году она с отличием окончила Казанское Хореографическое училище, по классу народной артистки республики Татарстан Ирины Хакимовой.

Для Айсылу это уже пятый сезон работы в театре, и за это время у неё сформировался очень яркий характерный репертуар. В 2014 году она стала лауреатом II премии Всероссийского конкурса артистов балета и хореографов, в номинации «характерный танец».  Достигнув определённого успеха, всегда нужно идти вперёд. У талантливой молодой танцовщицы для достижений еще больших высот есть немалый потенциал.  

- Айсылу, расскажите о своей семье.
- Я выросла в театральной семье. Моя мама Фарида Сафина – народная артистка республики Татарстан, актриса театра Г. Камала. Поэтому уже с самого раннего возраста я имела представление и понимала, что такое искусство. Возможно это и помогло мне определиться тогда с выбором моей дальнейшей профессии. Я никогда не была городским ребенком так как большую часть своего детства проводила в деревне у бабушки, в окружении своих родных и друзей. Народные традиции и теплые семейные отношения способствовали формированию моей личности, я благодарна за это своей семье.  

-  У Вас красивое сочетание имени и фамилии, как раз для театральных афиш. Мирхафизхан – это настоящая фамилия?
- Это очень интересная история. Моего дедушку со стороны мамы, звали Мирхафизан. Он был неординарной личностью, человеком универсалом: занимался историей, педагогической деятельностью, играл на музыкальных инструментах. Маме было девять лет, когда он ушел из жизни, но она запомнила и сохранила в своем сердце дедушкин завет, передать его имя своим потомкам. Чтобы фамилия была созвучна с именем, мы прибавили частичку «хан», что тоже непросто так. При исследовании семейной родословной дедушка выяснил, что наш род соединяется с родом Бикчура, который является одним из последних повелителей Булгарского государства. В память о дедушке и его заслугах, мы решили передать нашу семейную историю, память о нем и причастность к нему через меня. Так получилась фамилия Мирхафизхан.  

- А почему Вы не пошли по стопам своей матери, и не стали драматической актрисой?
- Кухню и систему драматического театра я уже знаю изнутри. На мой взгляд, профессия драматического актера больше подчиняется счастливому случаю и зависит во многом от режиссера. Талантливых артистов очень много, и все претендуют на главные роли. В балете все зависит от самого артиста, только благодаря своему труду можно добиться серьезных результатов. Чтобы быть сильной и самостоятельной в профессии, мама решила отдать меня в Казанское хореографическое училище. К тому же с детства я очень любила танцевать.

- Что для Вас оказалось самым сложным на протяжении восьми лет учебы в училище? Вам легко все давалось?
- Нет, мне всегда дается возможность реализовать себя только через огромный труд.  На экзамене по классическому танцу в первом классе училища мне поставили одну из самых низких оценок. Меня это очень сильно задело, потому что по своей натуре я привыкла быть лидером. Поэтому, чтобы стать лучшей, мне пришлось много поработать над собой самостоятельно. Самое трудное – это не отходить от своего намеченного пути, не сомневаться в себе и идти только вперед.    

- От учителя в жизни зависит очень многое. Расскажите о своих учителях?
- Мне и моим однокурсникам невероятно повезло с педагогами! Нас учили мастера, прославленные артисты нашего балетного театра. Именно педагоги формируют балетную личность. Ирина Хакимова и Виталий Бортяков привили нам любовь к своей профессии. Нам никогда не давали только сухой хореографический материал, с нами беседовали, делились своим жизненным опытом. Луиза Мухаметгалеева - профессионал своего дела, педагог по актерскому мастерству. Это был один из самых любимых предметов, где было творчество, у нас была возможность ставить свою хореографию и придумывать самые разные образы. Сания Хантимирова для меня вторая «балетная» мама. У неё великолепная Вагановская школа и её советы просто бесценны. Выпускались мы уже осознанными и самостоятельными в профессии, взрослыми людьми, во многом благодаря своим педагогам.

- Как выдался Ваш первый сезон работы в театре? Ваша первая сольная партия?
- Театр - это большой и достаточно сложный механизм. Первоначально нужно было освоить репертуар театра, войти в его ритм. Первые спектакли и трёхмесячные гастроли в Европу, оказались для меня испытанием. После чего мне пришлось долго восстанавливать свои силы.  Моя первая сольная партия в театре – это цыганский танец из балета «Дон Кихот». Для меня это было большой удачей, именно после этой роли моя карьера в театре пошла вверх. В конце сезона я станцевала Олимпию в балете «Дама с камелиями».  

- Репертуар театра давно не пополняли спектакли из классического наследия. В этом сезоне театр готовит премьеру балета «Эсмеральда». Вам не кажется, что труппе не хватает классических постановок?
- Основа классического репертуара, в нашем театре, безусловно, есть. Классика держит труппу в отличной форме, не дает ей расслабится. Мы в основном привыкли, что в театре ведутся постановочные работы авторских балетов, когда спектакль ставится с нуля. Если долгое время танцевать только авторские спектакли, то постепенно теряешь определенные навыки классического танца. Поэтому постановка балета «Эсмеральда» является хорошим решением для нашей труппы, это здорово, что у нас появится еще один красочный и торжественный классический балет.  

- Кто для Вас является ориентиром в балетном искусстве?
- Ориентиры для меня — это те артисты, которые меня вдохновляют. Из советской эпохи – это Галина Уланова, Екатерина Максимова, Майя Плисецкая. В те времена балет был совершенно другим. Техника танца отличалась, и советские артисты обладали каким-то другим изяществом и особым пониманием танца. В наше время большое внимание уделяется технической части танца, но утеряна какая-то неуловимая разница осознанности исполнения. Поэтому я очень люблю пересматривать старые записи, и для себя отмечать определенные нюансы в исполнении той или иной партии.  Из современных я очень люблю Диану Вишнёву. Для меня это основной ориентир человека в искусстве, который постоянно находится в творческом поиске и не останавливается на достигнутом. Она живет тем, что делает в искусстве. Такие люди являются стимулом работать над собой и совершенствоваться.   

- Вас тоже тянет к современной хореографии, как и Диану Вишнёву? Как Вы думаете, наш театр придет в дальнейшем к современному танцу? 
- Современный танец – это совершенно другой мир. Здесь нет четких рамок, как в классическом балете.  Хорошая модерновая хореография на высоком уровне у меня вызывает дикий восторг! Мне бы хотелось поработать с интересными хореографами. Русский балетный театр в современном направлении развивается очень медленно, он больше сохраняет классическое наследие танца и его традиции.  На западе же наоборот преобладают современные постановки, но классика уже теряет свой смысл.  Я думаю, что не стоит мешать стили современного и классического танца в академическом театре. Нужна хорошая альтернативная площадка, где можно было бы экспериментировать с разными направлениями.

- В вашем репертуаре в основном преобладают характерные партии? Есть ли у Вас роль мечты, может она будет из классического репертуара?
- Мне очень нравятся характерные партии. Я их близко чувствую, и мне есть что сказать зрителю в этой пластике в исполняемых мной образах. Классическая хореография требует точности линий и форм. В будущем мне хочется выйти в заветных для балерины партиях, но для этого мне еще нужно много работать над собой. Я объективно оцениваю свои возможности, но и не отрицаю, что в творческой жизни возможно все, нет границ совершенству.  

КВ
Лента новостей