Новости

Назад

С днем рождения, мистер Холмс и господин Фандорин!

Первое в новом году заседание читательского клуба «Казанских ведомостей» мы посвятили детективам. Гостем клуба стал подполковник МВД в отставке, автор 23 книг Александр Аввакумов.

 

Александр Леонидович Аввакумов родился в Казани в 1951 году. Окончил КХТИ. Работал на Казанском вертолетном заводе. По направлению компартии перешел на службу в МВД. Работал в милицейской разведке, оперативником, позже - в подразделении, которое занималось розыском без вести пропавших людей и скрывшихся от следствия преступников. В 80-х принимал непосредственное участие в розыске и установлении личностей жертв преступлений людоеда Алексея Суклетина. Вместе со своей группой раскрыл кражи одного из списков Казанской иконы Божией Матери и раритетного подлинника XVI века - Смоленской иконы Божией Матери (Седмиозерской) из Петропавловского собора, совершенные в 1993 году. Детективы Александра Аввакумова основаны на реальных делах, которые он расследовал. Дважды лауреат литературной премии МВД РФ, лауреат российской литературной премии имени Эдуарда Хруцкого. Член Союза писателей Татарстана и Союза писателей России. Председатель Совета ветеранов уголовного розыска РТ. Женат, есть дочь и внук.

Для дружеской встречи за чашкой чая было сразу два веских повода. 6 января отмечается день рождения Шерлока Холмса. Британские исследователи после тщательного анализа произведений Артура Конан Дойла и даже астрологических расчетов пришли к выводу, что их любимый литературный персонаж Шерлок Холмс родился именно 6 января 1854 года. А 10 января 1856 года в Москве в дворянской семье родился Эраст Фандорин - герой детективных произведений Бориса Акунина. Эту дату появления на свет Эраста Петровича указал сам писатель.

В милицию - по заданию райкома партии

- Александр Леонидович, как вы попали на работу в милицию?
- Я был на заводе заместителем начальника цеха с зарплатой 350 рублей. По тем временам это были хорошие деньги. Однажды меня вызвали в Кировский райком партии и предложили работу в милиции. Хотел отказаться, но мне объяснили, что у члена партии, отказавшегося выполнять поручение райкома, незавидное будущее... И я пришел в милицию на 80 рублей. Жить на такие деньги было непросто. Еще сложнее стало, когда у нас родился ребенок. Жалование повысили только через полгода после присвоения звания.

- А что подтолкнуло вас к тому, чтобы писать детективы?
- Не скажу, что был любителем детективов. Когда работал, я их не читал - просто не было времени. А писать начал в середине 80-х. Смотрел наши советские фильмы о нашей милиции и всегда поражался тому, как однобоко, плакатно показывают нашу работу. Мне захотелось написать о настоящей работе уголовного розыска, о своих друзьях, коллегах.

- В ваших книгах нет художественного вымысла?
- Стараюсь как можно меньше придумывать. Пишу в стиле полицейского детектива, а он все-таки отличается от классического. В классическом детективе происходит борьба добра и зла. А в полицейском - борьба добра и справедливости. Это две разные вещи.

Полицейский детектив диктует особый стиль: тщательное, подробное описание следственных мероприятий, разработка плана задержания преступника. Да, такой детектив, может быть, теряет какую-то художественную окраску. Здесь нужна четкость изложения, динамика, чтобы читатели не заскучали и им было интересно узнать, а что же дальше, чем завершится дело... Интрига, столкновение и противостояние характеров - это закон жанра. И в финале обязательно наказание за преступление.

«Черная кошка» орудовала в Казани

- Как говорил Глеб Жеглов, «вор должен сидеть в тюрьме».
- Да. Кстати, вы знаете, что роман братьев Вайнеров «Эра милосердия», который лег в основу фильма «Место встречи изменить нельзя», повествует о банде «Черная кошка», которая орудовала в Казани в послевоенные годы? Банду организовал Василий Кормаков. Обычно, выходя на дело, он надевал военную или милицейскую форму. Налетчики действовали жестоко, дерзко, свидетелей в живых не оставляли. Им каким-то чудом удавалось уходить из засады. А взяли преступников случайно.

Кормаков и еще двое из банды шли по Булаку и пристали к женщине. Их как нарушителей порядка забрал патруль. А следователь отдела по борьбе с бандитизмом МВД ТАССР сопоставил многие факты и пришел к выводу, что задержанные из неуловимой «Черной кошки». Он сумел разговорить и расколоть Кормакова. Тот признался в совершенных преступлениях. Бумага с признательными показаниями легла на стол руководителя отдела по борьбе с бандитизмом. Он порекомендовал задержанному Кормакову не брать на себя чужие грехи и порвал его признательные показания.

- Почему?
- Дело в том, что за эти преступления были уже арестованы и осуждены много людей. Начальник не хотел признавать свои ошибки. Оперативник, который расколол Кормакова, рассказал об этом заместителю прокурора. Каждый известный эпизод «Черной кошки» был расследован заново. В 1950 году это дело, по которому проходили 18 обвиняемых, было рассмотрено на закрытом заседании трибунала Приволжского военного округа. Кормакова и еще двух главарей банды приговорили к высшей мере наказания - расстрелу, остальные получили длительные сроки заключения.

Преступление - не повод для комедии

- Александр Леонидович, интересно узнать ваше отношение к женскому ироническому детективу.
- Пробовал читать, и мне не понравилось. Там все надуманно, все истории из области фантастики, не говоря уже о фактических ошибках. Эти писательницы даже не знают, что следователь и оперативник - это совсем не одно и то же.
Я вообще не люблю комедийные боевики, детективы. Не понимаю, как можно в таком шутливом, ироничном тоне писать об убийствах, человеческой боли, трагедии. Мне не раз приходилось выезжать на место преступления, и всегда это очень тяжелое испытание.

- Работа в правоохранительных органах накладывает отпечаток на мироощущение человека?
- Конечно. Мы видели много жестокости, страданий, слез... И привыкнуть к этому невозможно. Для нас люди делились на две категории: преступник и потерпевший. И только когда ушел из уголовного розыска, я начал понимать, что мир разноцветный, многогранный. Но это не дает права весело, с приколами говорить о преступлениях. Например, как можно написать иронический детектив или иронический триллер о насильнике, убийце, людоеде Суклетине?

- Вам пришлось общаться с Суклетиным. Он производил впечатление адекватного человека?
- Да, и женщины его любили. Он был начитанный, галантный. Представлялся ученым, говорил, что диссидент, что его лишили кафедры, поэтому временно устроился охранником в садовом обществе.
На допросах о своих жертвах рассказывал с удовольствием, подробно. По его словам, он убил много женщин. Мы проверяли каждое его слово и доказали только 7 эпизодов. Например, он говорил, что убил, допустим, Риту, у нее на бедре было родимое пятно. Но в розыске не было Рит с такими приметами. А если нет потерпевшего, то нет и дела. Суклетин был признан вменяемым, приговорен к смертной казни и расстрелян по приговору суда в 1987 году.

Роман должен отлежаться в столе

- Сейчас сложно издать книгу?
- Непросто. Книгу написал. Дальше задача - издать. Издавать приходится на свои деньги. Потом книгу надо продать. И снова проблемы. У нас невозможно продать свой труд. С книжными магазинами не договориться - они принадлежат московским издательствам. С газетными киосками договориться можно, но у них такие наценки, что продавать там книги просто невыгодно.

Можно продвигать произведения в интернете. Там их читают довольно активно, и отклики хорошие. Но все-таки хочется видеть свои детективы напечатанными. Книга - это все-таки книга... Когда берешь в руки том, перелистываешь страницы, это особые ощущения и эмоции.

- Значит, писатель должен быть готов работать в стол?
- Надо быть готовым ко всему. У меня сейчас в столе лежат 3 - 4 романа. Но они в столе, потому что готовая книга должна какое-то время отлежаться. Кажется, написано нормально, хорошо. Но потом, когда начинаешь перечитывать рукопись, находишь столько неточностей, опечаток, стилистических и орфографических ошибок... Я сам попадался в эту ловушку, и мне было очень неловко, когда книги выходили с ляпами. Чтобы текст был чистый, нужен корректор (и желательно не один) и литературный редактор.

- Ваши произведения очень кинематографичны. Вам не предлагали снять по вашим детективам сериалы или кино?
- Несколько телеканалов интересовались. Говорили, что можно было бы рассмотреть вопрос экранизации, но добавляли: «Но если бы вы нам еще и деньгами помогли, было бы совсем хорошо!»
Конечно, было бы интересно увидеть героев своих книг на экране. И если бы фильм снимали, я хотел бы стать консультантом, чтобы не было тех неточностей и ляпов. Меня убивает, когда в художественном фильме о Великой Отечественной войне солдаты в хромовых сапогах, когда в рукопашном бою они вдруг начинают демонстрировать приемы карате, о котором в те годы в Советском Союзе не знали. Режиссеры, художники по костюмам не знают, как выглядела военная форма, кто какие нашивки и сколько звездочек носил на погонах. Для них такие исторические детали не важны. Не удивлюсь, если кто-нибудь снимет фильм о Куликовской битве или Ледовом побоище и там воины будут в камуфляже...



Ольга ИВАНЫЧЕВА