Новости

Назад

Мошенники чаще используют интернет и сотовую связь

В общей сложности в ушедшем году в Татарстане было зарегистрировано 3135 случаев мошенничества - примерно на 700 случаев меньше, чем годом ранее. При этом сохраняется тенденция последних лет: более 70% мошенничеств совершаются дистанционно, при помощи интернета и сотовой связи.

Подробностями на эту тему поделились в ходе пресс-конференции заместитель начальника Управления уголовного розыска МВД по РТ Тимур Шакирзянов и начальник отдела Управления уголовного розыска МВД по РТ Эдуард Габдрахманов.

Обман на расстоянии

Ежегодно злоумышленники изыскивают новые способы обмана населения, однако большая их часть сводится к тому, чтобы завладеть сведениями о банковской карте жертвы либо обманным путем убедить перевести деньги преступнику. При этом не столь важно, под каким предлогом это делается. Например, на сайтах бесплатных объявлений злоумышленник находит продавца, созванивается и говорит, что хочет совершить покупку. При этом делает вид, что находится в другом городе, поэтому деньги может перевести только безналичным способом. Затем выспрашивает реквизиты карты, хотя для перевода денег достаточно ее номера. Так, недавно казанская пенсионерка лишилась 95950 рублей, которые мошенник списал с ее банковской карты.

Часто преступники заманивают жертву возможностью получить выигрыш или компенсацию за некую покупку или услугу, объясняя, что получить их можно по ряду причин только после уплаты определенной суммы. Очевидно, что в результате жертва никаких денег не получает. Так, под предлогом выплаты за ранее купленные БАД мошенники выманили у жителей Зеленодольска порядка 280 тысяч рублей.

Нередко преступники выдают себя за сотрудников банков. В начале этого года казанец сообщил таким злоумышленникам сведения о своей банковской карте, после чего те списали имевшиеся на ней деньги. На удачу владельца карты, сумма была сравнительно небольшой - чуть больше 3000 рублей. Впрочем, уголовное дело было заведено.

Нередко в сети мошенников их жертву толкает жажда наживы. Например, преступники предлагают помощь в торгах на фондовых и валютных биржах. Если верить их объявлениям, то  надо просто установить специальную программу на компьютер или мобильный, привязать к ней банковскую карту, а потом специальный алгоритм подскажет выигрышные стратегии торгов. Только вот обещанная программа позволяет злоумышленникам получить удаленный доступ к устройству жертвы да и попросту ворует сведения о банковской карте. Таким вот образом жительница Набережных Челнов в прошлом году лишилась 214000 рублей.

Жертвами мошенников становятся не только рядовые граждане, но и опытные в финансовых делах предприниматели, при этом суммы ущерба в таких случаях как правило куда значительнее. Например, мошенники действуют через онлайн-площадки, связывающие независимых грузоперевозчиков и их заказчиков. Пользуясь тем, что все документы оформляются дистанционно, мошенники выдают себя разным людям одновременно заказчиком и перевозчиком, в итоге незаконно завладевая грузом. Так, одна нижнекамская организация потеряла товар на 3,5 миллиона рублей.

Контактные мошенничества

Как пояснил Тимур Шакирзянов, на долю контактных мошенничеств в последние годы приходится меньше трети от общего числа подобных преступлений. Впрочем, ущерб от них бывает весьма велик. Чаще всего мошенники предлагают снятие порчи либо некие социальные услуги. При этом злоумышленники могут еще и украсть находящиеся в доме ценности, отвлекая внимание хозяев.

В последние месяцы татарстанцы все чаще стали жаловаться на действия лиц, предлагающих услуги по установке или замене противопожарного оборудования и бытовых газоанализаторов. Злоумышленники предъявляют документы, носят спецодежду, а необходимость установки предлагаемого оборудования мотивируют тем, что в противном случае хозяевам жилья по новому законодательству грозит штраф. Как пояснил Тимур Шакирзянов, в большинстве случаев их действия не носят уголовного характера, так как услуга жертвам все же оказывается, пусть и по завышенной цене. Как следствие, подобные ситуации разбирает не полиция, а гражданский суд.



Владислав КОСОЛАПКИН