Карен Шахназаров мечтал упечь Марчелло Мастроянни в палату №6

Известный режиссер и глава «Мосфильма» отметил свое 60-летие.
Его карьера началась с фильма «Курьер». А комедия «Мы из джаза» стала культовой. На «Кинотавре-2012» Карен Георгиевич получил награду за выдающийся вклад в российский кинематограф. Мы беседуем с Шахназаровым в кабинете генерального директора «Мосфильма».
Фильм-посвящение- «Белого тигра» вы посвятили своему отцу. Он воевал?- Да, папа окончил Тбилисское артиллерийское училище, командовал батареей - три года воевал, дважды был ранен, участвовал в боях за Минск, Севастополь... Призвали его в восемнадцать лет, демобилизовался в 1947 году. После войны вернулся в Баку, окончил экстерном юридический факультет университета, приехал в Москву, пошел в аспирантуру. Встретил тут мою маму. Папа стал крупным политологом - он считается одним из основателей политологии в России. В конце карьеры работал у Михаила Горбачева... 15 мая 2001 года папа ушел из жизни: по дороге из Тулы заехал в Ясную Поляну, и там ему внезапно стало плохо с сердцем...
- А сами вы служили?- Да - как раз в бронетанковой дивизии. Так что с танками я знаком не понаслышке, а помимо армейского опыта и рассказов отца я изучил массу книг, серьезно готовился к картине.
- Почему вы решили экранизировать неизвестную повесть Ильи Бояшова «Танкист»?- Меня заинтересовала история о танке-призраке. Если писатели хотят, чтобы их произведения интересовали кинематограф, то они должны понимать, что для кино очень важна сама история и точная работа с диалогом. Большой минус нашей литературы - обширные диалоги. В кино чем меньше диалогов, чем они точнее, чем больше раскрывается через действие - тем лучше. Кинематографисты постоянно находятся в поиске хороших идей и сценариев.
Свое время- Какими качествами должен обладать режиссер?- Трудолюбием. Нужно постоянно учиться. Сделав 15 картин, я не считаю, что знаю все о кино. Постоянно что-то открываешь, делаешь выводы... Быть режиссером - это значит постоянно быть в процессе накопления. И главное - не бояться работы. Когда мы работали над сценариями, мы всегда делали много вариантов. Так, например, с Сашей Бородянским переписывали сценарий к картине «Мы из джаза» около десяти раз!
- Вы требовательны к себе?- Скорее да, чем нет. Если я что-то делаю - стараюсь максимально изучить материал. Даже то, что может мне не понадобиться. Если это историческая эпоха, то изучаю все, что было до, во время и после. Нужно проводить большую предварительную работу, а не просто сидеть и ждать творческого озарения. Импульс не придет просто так - только на основе большой работы, которую ты проделаешь.
- Какая из ваших картин была самой сложной?- «Белый тигр» и «Цареубийца». Военные фильмы всегда очень сложны технически. А «Цареубийца» снимался в последний год существования СССР...
- Можно ли сказать, что тематикой той картины вы предвосхитили события, произошедшие в 1991 году?- Многие так считают - но это скорее относится к фильму «Город Зеро». А «Цареубийца» был первым фильмом о расстреле императорской семьи в 1918 году, тогда мало кто знал эту историю. Только в конце перестройки стало можно говорить об этом, и то вызывало опасения! Я уверен, этот сюжет еще ляжет в основу десятков книг и кинокартин. Это как в английской истории сюжет о Марии Стюарт и Елизавете. Мне кажется, у каждого фильма свое время. Думаю, «Цареубийца» - фильм своей эпохи, своего времени. А вышел он из «Палаты №6»...
- Как такое могло быть? Ведь «Палата №6» вышла на экраны 20 лет спустя...- Я замыслил «Палату» еще до «Цареубийцы». У нас было много материала по дурдомам - мы объездили всю Россию, много было записей. Планировали сделать фильм совместно с итальянцами, доктора Рагина должен был играть легендарный Марчелло Мастроянни. Но та форма, которую мы придумали, - псевдодокументальная, с двумя временными пластами - итальянцам не понравилась. Они хотели чисто классический вариант, «костюмного» Чехова. Мы с ними долго препирались, практически начали работать... Я уже и с Мастроянни подружился... Но в результате Марчелло снялся у Михалкова в чеховской «Даме с собачкой» («Очи черные»). А я взялся за тему расстрела семьи Романовых. Мне хотелось сделать историческую картину, но найти драматургическую форму, которая дает некоторую степень художественной свободы. Сюжет мы практически взяли из «Палаты №6».
«Финал - это самое сложное»- Вы не только режиссер, но еще и директор «Мосфильма». Не мешает административная работа творчеству? - Мешает, наверное. А с другой стороны - для меня это единое. Я хотел создать студию, на которой любые замыслы режиссера - какими бы сверхъестественными и сумасшедшими они не были, можно было реализовать в хорошем технологическом качестве. Я когда работаю на картине - всегда замечаю, в чем проблемы, что находится в неисправности... 
- Если говорить честно - вы же получили киноконцерн «Мосфильм» в довольно плачевном состоянии. А в каком он сейчас?- Сейчас это одна из лучших киностудий мира. Здесь есть все с точки зрения технологий, чтобы работать на самом высоком уровне. Совсем недавно ввели новую практику: теперь мы пишем музыку с Лос-Анджелесом онлайн. Голливудские композиторы пишут для нас музыку посредством видеомоста. Уже третью картину так делаем.
- Хочу спросить о юбилее. Вы чувствуете ход времени? Изменилось ли с годами восприятие жизни?- С одной стороны - человек постоянно меняется, а с другой - остается неизменным. Да, многое во мне изменилось, но что-то осталось... Если говорить честно и смотреть правде в глаза - мое личное кино приближается к финалу, с этим ничего не поделаешь. А финал - это в любой картине самое сложное...

КВ
Лента новостей