Георгий Ковтун: Культуру надо поддерживать так же мощно, как спорт!

Очередным гостем «КВ» стал один из самых интересных и востребованных режиссеров Георгий Ковтун.

Представляем гостя. Георгий Ковтун с 8 лет работал цирковым акробатом, закончил Ленинградскую консерваторию. Хореограф, балетмейстер, заслуженный деятель искусств РФ поставил более 300 спектаклей в ведущих театрах мира. В Казани это «Крик кукушки», «Летучий голландец», «Пер Гюнт», «Сказание о Йусуфе», «Спартак». Работает во многих жанрах: цирк, кино, балет на льду, драма, мюзикл, опера, оперетта. Преподает в Санкт-Петербургской консерватории.

Родные города - Одесса, Санкт-Петербург. Любимая музыка - The Beatles, джаз, классика. Любимая книга - «Маленький принц» Экзюпери. Женат, отец двух дочерей. Старшая дочь танцевала в госансамбле «Березка». Сейчас у нее фитнес-клуб в Киеве. Младшая дочь занималась бальными танцами, открыла в Америке фирму по пошиву бальных платьев.

На днях Георгий Анатольевич указом Президента РТ удостоен почетного звания «Народный артист Республики Татарстан», с чем мы его поздравляем. На церемонии награждения он единственный оказался в футболке. Президент отнесся к нарушению дресс-кода с пониманием. Ведь режиссер приехал в Кремль прямо с репетиции и просто не успел переодеться. В эти дни на сцене театра оперы и балета им. Джалиля полным ходом идет работа над оперой «Кармен», премьера которой состоится на Шаляпинском фестивале.

Любимый диктатор

- Мы работаем по 12 - 14 часов в сутки, и я уже могу сказать, что спектакль получается. Самое интересное для меня происходит именно сейчас. Это время волшебства, когда выставляется свет, актеры начинают примерять на себя костюмы, грим, и на сцене все вдруг оживает.

- Спектакль за 15 дней – это ваш рекорд?

- Нет, однажды в московском театре случилась такая безвыходная ситуация, что пришлось ставить большой спектакль за пять дней. И мы это сделали! Правда, приходилось жить в театре, спать по 3 - 4 часа.

- Как вам и актерам удается выдерживать такой бешеный ритм?

- Они сначала теряются… Например, «Кармен» – совершенно новая для них стезя, потому что в опере им приходится не только петь, но и танцевать. Я не позволяю никаких импровизаций. На сцене нужно четко делать только то, что я сказал, стоять на том месте, где я поставил. Только тогда спектакль «зазвучит».

- Вы диктатор?

- В данной ситуации да. Но актеров я люблю. Думаю, и они ко мне тоже прекрасно относятся, хотя бывает, что кричу, довожу до слез. Они понимают, что я пытаюсь поднять их на новую ступеньку, открыть те качества и таланты, о которых они и не догадываются. Актер говорит: «Я не могу это спеть или станцевать!» Мне приходится доказывать: «Ты можешь!» И когда у него все получается, он бывает в шоке: неужели получилось?!

- Ваши спектакли идут по многу лет и с постоянными аншлагами. Вы знаете, чем и как привлечь зрителя?

- Спектакль должен быть зрелищным. Моя задача - чтобы у зрителя с самых первых секунд открылся от удивления рот и до конца спектакля не закрывался. Сейчас у молодежи клиповое сознание, навязанное телевидением, поэтому надо пытаться разговаривать с ними на одном языке – динамичном, емком. За одну минуту музыки на сцене должна происходить масса событий.

- Россия по-прежнему «в области балета впереди планеты всей»?

- Нет, уже нет. Произошла такая странная история – сейчас у нас повальная мода на западных хореографов, российским работать просто не дают. Наши звезды танцуют и преподают на Западе. Открыли границы - все рванули туда, потому что там их талант оценивают по достоинству. Никакие разговоры о патриотизме тут не помогут.

- Как на этом фоне смотрится казанский театр оперы и балета?

- Это очень стабильный театр. Здесь великолепная балетная труппа, которая может соперничать с лучшим театром России. В этом заслуга и хореографического училища, и руководства театра, которое даже в такое непростое время умудряется удерживать талантливые кадры.

Тигры в балете?

- Вы - человек мира, ставите спектакли в разных странах, где работать легче?

- Там, где есть деньги. Многие наши театры из декораций часто могут позволить себе один стул, стол и занавеску. С таким оформлением яркое зрелище сделать невозможно, как ни крути.

- В Санкт-Петербурге вы работали в Михайловском театре, где только на постановку балета «Спартак» вложено 3,5 миллиона долларов…

- Да, когда в театр пришел новый хозяин–миллиардер, денег на спектакль он не пожалел. И «Спартак» получился очень красивым, зрелищным.

- Почему человек вдруг решил купить театр, неужели он приносит прибыль?

- Мы с ним разговаривали на эту тему, он сказал: «Я не хочу быть банановым королем. Хочу, чтобы мои дети с гордостью говорили, что их папа – директор театра». Знаете, когда этот человек пришел в театр, он меня поразил. Потрясающая история - он за четыре месяца полностью отремонтировал театр, зрительный зал, репетиционные классы, гримерки. Я поверил, что дальше все будет так же замечательно. Мне повезло, я был первым, кто поставил спектакль для обновленного театра. Это был «Спартак». На его постановку выделили огромные деньги. Мы закупили лучшее световое и сценическое оборудование, сделали потрясающие декорации и костюмы.

- В «Спартаке» на сцену выходят даже настоящие тигры…

- Их привозят на спектакль специально из Москвы. Там есть студия, где готовят зверей для кино.

- С тиграми сложно работать?

- Не столько сложно, сколько опасно. Представьте, на сцене 300 человек. А тигр без намордника на поводочке… Зверей мы приучали постепенно. Сначала просто выводили на сцену, давали им осмотреться, потом шумели, громко хлопали, играли на рояле, потом подключался оркестр…

- Если все было так хорошо, почему вы ушли из Михайловского театра?

- Директор восстановил здание театра, предоставил великолепную квартиру, но поставил мне условие, что я не имею права ставить спектакли нигде, кроме этого театра. А там работать стало невозможно. Материальное положение коллектива повысилось, но при этом творчество страдает. Многие были вынуждены театр покинуть.

Почему театры ставят классику

- В чем секрет вашего успеха?

- Не знаю, может быть, это гены. До революции мой дед был режиссером украинского театра в Одессе, имел свою труппу, бабушка - актриса. А может быть, в том, что меня часто отовсюду и везде выгоняли. Еще в юности мы с товарищем пытались придумывать что-то необычное, оригинальное, экспериментировать на сцене. В результате в 18 лет меня выгнали из Одессы.

- За какую придумку молодого парня могли выгнать тогда из города?

- В 1968 году я поставил балет на музыку «Битлз». Но «Битлз» в СССР были под запретом. Так получилось, что всю жизнь я работал на сопротивление и делал спектакли, которые не похожи на то, что делали другие. Худсовет разгромил спектакль. Тогда я сказал, раз мое творчество здесь никому не нужно, то уеду на край света. И уехал в тундру, на Чукотку, создал там чукотско-эскимосский ансамбль, который стал очень популярен. В общем, прошел огонь, воду и медные трубы. И меня уже давно не волнует, кто и что обо мне говорит.

- Почему в театрах сейчас так мало балетов и опер современных авторов?

- Это проблема. Авторы есть, но они пишут в стол. Министерство культуры сегодня не заказывает композиторам ни опер, ни балетов, а раньше был госзаказ. Была обязаловка – поставить в сезон три оперы и три балета, один из которых – современный. Так у нас появились Прокофьев, Шостакович, Хренников, Хачатурян…

В театрах понимают, что браться за современную оперу или балет – это большой риск. Деньги будут потрачены большие, а что получится – неизвестно. Поэтому они предпочитают ставить классику, проверенную временем, – Чайковского, Верди, Моцарта. Это всегда беспроигрышный вариант, особенно для зарубежных гастролей.

- Что надо сделать, чтобы изменить ситуацию?

- Нужны деньги. Искусство надо поддерживать на госуровне так же мощно, как сейчас в Татарстане поддерживают спорт. Не совсем справедливо, когда зарплата одного футболиста или хоккеиста равняется годовому бюджету целого театра. Если хотя бы десятую часть того, что тратится на спорт, дадут искусству, этого будет достаточно. От воли и желания руководства республики зависит очень многое.

Могу привести яркий пример. Однажды меня пригласили в Калмыкию создать там балетную труппу. Оказывается, Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов был на встрече с бельгийским королем, и тот спросил: «А есть у вас в республике опера и балет?» Умный Илюмжинов ответил, что они создаются. А сразу после той встречи дал распоряжение: «Срочно строить оперный театр!» Оперативно снесли старый кинотеатр и на его месте построили театр. Это правильно. Не зря считается, если в стране есть оперный театр - это цивилизованная нация.

Блицвопросы

- Ваша жена и младшая дочь живут в Америке, старшая дочь – в Киеве, мама – в Одессе, сами работаете в Санкт-Петербурге, а где ваш дом?

- Главного дома нет. Можно сказать, я бомж. Когда два года назад ушел из Михайловского театра, пришлось оставить ведомственную квартиру. В Одессе тоже квартиры нет, там я живу прямо в театре.

- Рецепт здоровья от Георгия Ковтуна...

- Я долго моржевал. И сейчас при любой возможности ныряю в воду: реку, озеро, море, океан. Каждый день обязательно целый час отдаю бегу. Бегаю в любой стране и при любой погоде. У вас вокруг кремля.

- Что на очереди после «Кармен»?

- Буду ставить «Князя Игоря» в московской «Новой опере». А в Казани к Универсиаде - балет «Золотая Орда». Это история Чингисхана. Музыку пишет Резеда Ахиярова, либретто - Ренат Харисов. Задумка грандиозная, но что из этого получится, пока не знаю.

КВ
Лента новостей