Кто вы, человек-экстрим?

Михаил Глебов уже лет пятнадцать работает в строительном управлении специальных высотных технологий.
То, чем он занимается, называется промышленный альпинизм. Промальпинисты выполняют работы на высоте. Например, красят высотные объекты. Но Михаил Федорович конкретно специалист по куполам. Когда стали восстанавливать и строить заново храмы, немало установил он их по городам и весям. 
С малых лет Михаил Глебов мечтал летать. Для начала стал заниматься авиамодельным спортом, а поскольку еще с детства привык все делать всерьез, довольно скоро достиг положительных результатов: будучи девятиклассником, стал мастером спорта по воздушному бою.
Но «реальное» небо не давало покоя. Уже тогда в родной Астрахани он начал прыгать с парашютом, готовя себя к профессии военного летчика. Увы, этим мечтам не суждено было сбыться - до поступления в летное недотянул по результатам медкомиссии.
Мысли о будущем все равно были связаны с авиацией, они-то и привели Глебова в 1972 году в Казанский авиационный институт. Годы учебы в КАИ Михаил Федорович вспоминает с большой любовью и восторгом, потому что это была жизнь, полная событий и открытий. Глебов старался успевать везде. В стройотрядах – в первых рядах, в увлечениях – с горящими глазами. А увлечения в КАИ всегда поддерживались.
На первом курсе института его затащили в поход. Кому-то просто прогулка, а он увлекся всерьез, и сегодня за его плечами 15 спортивных походов и первый разряд. И походы, надо сказать, совсем не простые: Кольский полуостров, Кавказ, Приполярный и Северный Урал, Памир. Все было очень интересно, но чего-то недоставало.
- Позже понял, - говорит Михаил Федорович, - не хватало риска. Тогда-то и стал заглядываться на альпинистов. Тянуло, знаете, в воздух. Ведь альпинизм – своего рода полет. Это здесь горизонтальный мир, а там – вертикальный. Там и сознание переворачивается.
Так в 1976 году первый раз пошел в горы. Заболел ими сразу и надолго. До сих пор считает альпинизм наиболее серьезным из своих увлечений.
- Здесь все равнинно, все спокойно, - говорит он, - а там все вздыблено. Там все - личность. И каждый ледник – это личность, перед которой хочется преклоняться.
В горах случалось всякое. И падал с высоты 80 метров, но чудом остался в живых, получал переломы... бывало всякое. Тем не менее вновь и вновь он шел покорять неизведанные вершины. Сколько он себе отмерил на горы – неизвестно, однако лет семь назад распрощался с альпинизмом. Говорит, этот вид спорта требует всегда хорошей физической формы, а силенки уже не те. Но глядя на этого человека, понимаешь, что потенциал его еще далеко не исчерпан. Да и основная причина раскрылась в разговоре с Михаилом Федоровичем: дети стали подрастать (а у него три сына) и как-то сердце екнуло - а что с ними будет, если...
Он переключился на другие свои увлечения, которые, впрочем, по мере экстремальности и опасности отнюдь не уступали альпинизму. Например, горные лыжи. По выражению Глебова, он с горнолыжниками «летал» и с Эльбруса, и с Чегета. Только потом слегка «спустились» до башкирских высот.
Параллельно он продолжает заниматься в аэроклубе парашютным спортом. Сегодня уже перестал считать количество прыжков. И это его пристрастие также не обошлось без травм. Однажды из-за ошибки в управлении с довольно приличной высоты врезался в землю и около года пролежал, прикованный к постели. Парашют после этого не бросил.
Не отказался он и от дайвинга. Свое первое погружение совершил в 1974 году на Голубом озере. До сих пор вспоминает первые впечатления:- Видимость, на удивление, 72 метра, три источника родоновых вод, вертикальные скалы, растительность. Просто сказка!
В свое время еще в родных астраханских местах, где рыбы было более чем достаточно, он занимался подводной охотой. Со временем жизненные установки отвратили его от убивания рыб. Все охотничье снаряжение раздал друзьям-приятелям и теперь ограничивается лишь созерцанием подводного мира. Но это, говорит он, бросить очень трудно.
Энтузиасты дайвинга каждый Новый год на Голубом озере устанавливают под водой елку, устраивают новогодний праздник с Дедом Морозом, Нептуном. Приезжают даже командиры подводных лодок «Ак Барс» и «Казань». Поднимают елку только на старый Новый год, и это тоже выливается в праздник.
Человек увлеченный и увлекающийся, он всегда стремился к чему-то новому. Так и дайвинг расширил до подводного ориентирования. За плечом акваланг, в руках акваплан. Он в восторге.
Но и на этом не останавливается неутомимый Михаил Федорович. Не так давно увлекся парапланом и мотопарапланом. Михаил Федорович считает, что, наверное, в прошлой жизни у него что-то было связано с небом.
Здесь также не обходилось без переломов, но каждый вечер перед полетами он пытается по звездам определить погоду на завтра – небо его зовет. В этом виде спорта он уже установил своего рода рекорды. Так, например, два часа летал при минимальной температуре 26,6 градуса мороза.
Смотришь на него и удивляешься. Как его хватает на все? Где берет он силы физические, чем подогревается непроходящий интерес к активному отдыху? Сам Михаил Федорович считает, что все предопределено свыше. Но надо отметить, что распорядок дня у этого человека жесткий и для кого-то более чем странный: подъем в 3 часа, отбой в 21.00.
Он говорит, что, наверное, скоро перестанет всем этим заниматься, но стоит ему заговорить хотя бы об одном из его увлечений, как тут же загорается. Нет, не скоро перейдет на пассивный образ жизни. Ведь для Глебова каждый вид спорта, которым он увлекается, – это другая планета.
Ему не надо долго собираться к погружению или полетам на параплане: снаряжение всегда наготове, в машине все необходимое для выезда на природу, так сказать, для автономного проживания.
Жена – бывшая альпинистка, мастер кукол, разделяет увлечения мужа, а он с уважением относится к ее творчеству. Три его сына испробовали почти все, чем занимался их отец. Окунулись в экстрим, но не заразились им. А он, кажется, «неизлечим». Человек, с детства влюбленный в небо.

КВ
Лента новостей