Как в Казани ловили шпионов. Что делали немецкие воздухоплаватели в небе над Россией в 1913 году?

Уважаемые читатели! В номерах среды мы начинаем публикацию серии исторических материалов, рассказывающих о том, как в разные времена в Казани ловили шпионов. Сегодня предлагаем вашему вниманию первую историческую публикацию из этого цикла.
В 2014 году исполнится 100 лет со дня начала Первой мировой войны. Это событие будет отмечаться во всероссийском масштабе. Казанская губерния внесла в этой войне заметный вклад в борьбу с врагом. Свою лепту, в том числе и в борьбу со шпионами, внесло Казанское губернское жандармское управление. Именно в Казани уже в августе 1914 года был задержан немецкий шпион. Как же Казанская губерния участвовала в войне? Незваные гости Предчувствие большой войны в прямом и переносном смысле слова витало в воздухе уже год. Дело в том, что немецкая разведка, руководимая Вальтером Николаи, кстати, уроженцем города Брауншвейга - ныне побратима Казани, через созданные ею так называемые брачные бюро рассылала письма российским военным с анкетами. В них содержались вопросы, касавшиеся места службы военных, рода войск, их должности. А 4 декабря 1913 года в 24 верстах от Мотовилихинского оборонного завода в Пермской губернии спустился воздушный шар. Он поднялся в воздух 30 ноября из местечка Биттерфельд, расположенного в Германии на юго-западе от Берлина в 35 км от города Галле. Воздушный аппарат принадлежал Немецкому воздухоплавательному союзу. Пилотировали шар лейтенант запаса прусской артиллерии Альфред Креффт, запасной артиллерийский вольноопределяющийся Бруно Шитц и бывший рядовой пехотного полка Гуго Каулен. Причем после спуска они беспрепятственно железной дорогой выехали в Москву и были там задержаны. На допросе немцы объяснили, что совершили свой полет в целях установления рекорда на дальность. Они якобы намеревались лететь в Константинополь, а в Россию попали случайно. Надуманность этих объяснений опровергалась тем, что при себе немцы имели паспорта с российскими визами. Кроме того, при перелете российской границы они сделали в бортовой книге запись, что поднимаются на высоту 1500 метров, «опасаясь обстрела на русской границе». Незваных немецких гостей наказали в административном порядке. Но после этого события всем военным и гражданским властям было дано распоряжение проводить расследования о спуске летательных аппаратов иностранных государств. Российское правительство подтвердило свой запрет на полеты иностранных летательных аппаратов над территории Российской империи. Он был опубликован в журнале Немецкого воздухоплавательного союза. Несмотря на это, 26 января 1914 года из того же местечка Биттерфельд поднялся неуправляемый воздушный шар, В гондоле находились три члена этого союза: Ганс Берлинер, Александр Гаазе и Арнольд Николаи, по-видимому, брат руководителя немецкой разведки.Попали к военным следователям 27 января пилоты достигли российской границы, которую перелетели около Нового места Ковенской губернии, о чем сделали надлежащую запись в бортовой книге, указав, что они перелетели границу на высоте 205 метров. Оказавшись над территорией европейской России, воздухоплаватели не приземлились, а продолжали свой полет еще около 32 часов. За это время они преодолели расстояние свыше 2000 верст от российской границы. Двигаясь сначала в северо-восточном направлении, шар пролетел над Ковенской, Витебской, Псковской, Тверской и Ярославской губерниями, достиг города Буя Костромской губернии. Дальнейшие изменения полета не были отмечены в бортовой книге. Лишь была сделана запись, что в ночь на 28 января спустился густой туман. К утру воздухоплаватели открыли клапан и около 11 часов совершили спуск на землю близ села Киргишан, расположенного недалеко от Биссертского завода Красноуфимского уезда Пермской губернии.По распоряжению командующего войсками Казанского военного округа производство дознания было поручено начальнику штаба 49-й пехотной дивизии полковнику Генерального штаба Ремезову. В качестве экспертов были привлечены профессор метеорологии Казанского университета Всеволод Александрович Ульянин и начальник воздухоплавательного отдела Главного военно-технического управления подполковник Немченко. Были также запрошены заключения Николаевской главной физической обсерватории и Главного управления Генерального штаба. Пилоты с самого начала стали давать разноречивые объяснения как по вопросу о направлении и целях полета, так и о проводимых ими во время полета наблюдениях.Старший из пилотов - Берлинер - объяснил, что цель полета была научная и они намеревались лететь в Швецию для изучения воздушных течений и скорости ветра, однако свой полет начали при юго-западном ветре. При выборе момента подъема они якобы ориентировались на сведения Берлинского метеорологического бюро, в соответствии с которыми ветер должен был пронести их сначала над Курляндией, Лифляндией и Эстляндией, а затем повернуть их шар на северо-запад и вынести в Швецию.Пассажиры Гаазе и Николаи заявили полковнику Ремезову, что летели со спортивной целью в намерении побить всемирный рекорд на дальность полета. Со слов Берлинера, они якобы знали, что ветер должен нести их на Швецию. Однако летчики не смогли объяснить: как они могли побить мировой рекорд над территорией Швеции? Потому что «побитие рекорда на дальность» можно было осуществить только над территорией России, поскольку по логике невозможно над акваторией в пределах Скандинавского полуострова установить предельные точки стояния. Немцы также утверждали, что никаких наблюдений на поверхности земли не вели. В то же время Берлинер не отрицал, что они знали - летят над российской территорией. Они подробно описывали свой маршрут в бортовой книге и продолжали полет.Что выяснило следствиеИзложенные выше объяснения немцев о цели полета, его направлении и непредвиденности залета в Россию были опровергнуты при производстве следствия по этому делу. Наличие у всех членов экипажа паспортов, завизированных Российским генеральным консульством в Берлине, также свидетельствовало о том, что пилоты намеревались лететь в пределы Российской империи или же допускали такую возможность. Кроме того, Гаазе имел при себе 90 рублей 55 копеек, которые он обменял в Берлине 23 января, а Николаи - 142 рубля 90 копеек, которые он обменял 21 января.
Наконец, у воздухоплавателей оказалась географическая карта европейской России. На нее они нанесли свой маршрут. При сопоставлении с записями в бортовой книге обнаружилось, что они ориентировались весьма точно и делали подробные отметки. Так, в момент перелета российской границы указали все реки и железнодорожные линии, над которыми пролетали. Преднамеренность полета над российской территорией подтвердилась также самим заявлением Берлинера о том, что они продолжали полет, желая побить рекорд предыдущего полета шара их союза, спустившегося в пределах Пермской губернии.Немецкий воздухоплавательный союз, которому принадлежали оба воздушных шара и членами которого состояли все обвиняемые по этому делу лица, находился в договорных отношениях с военным ведомством, в частности с Германской воздухоплавательной частью. Об этом свидетельствовала железнодорожная накладная, оказавшаяся при Берлинере. В ополченческом билете Арнольда Николаи стояла собственноручная печать руководителя немецкой разведки Вальтера Николаи. Изучив совокупность вышеприведенных обстоятельств, следствие пришло к мнению, что полет имел разведывательную цель. Земский начальник Муханова, в квартире которого первый момент проживали немцы, утверждал, что Берлинер расспрашивал его о порядке мобилизации чинов запаса из местностей, удаленных от железных дорог. При этом он высказал предположение о том, что отсутствие железных дорог должно затруднять мобилизацию.Не пилоты, а разведчикиКазанская судебная палата под председательством Я.М.Затворницкого на своем заседании 17 апреля 1914 года установила лишь факт незаконного перелета Берлинером, Гаазе и Николаи западной российской границы без соответствующего разрешения и вопреки прямому запрещению со стороны российских властей. Однако Берлинер был признан виновным в том, что намеревался использовать свое пребывание на территории России для собирания сведений, касающихся внешней безопасности России.Германские подданные были приговорены к четырем месяцам и двум дням заключения каждого. Через непродолжительное время немцы, содержавшиеся в местной гостинице, внесли залог по 2 тысячи рублей каждый и выехали из России. Уже после их отъезда в лесу недалеко от места приземления были обнаружены предметы, указывавшие на то, что пилоты вели разведку.
О том, как действовало Казанское губернское жандармское управление в предвоенный и военный периоды, читатели «КВ» узнают из наших следующих публикаций.Дорогие читатели! Среди вас, конечно, есть бывшие сотрудники КГБ и ФСБ России, которые пишут мемуары и которым есть что рассказать по этой интереснейшей теме. Ждем ваших откликов на нашем сайте kazved.ru, электронной почте info@kazved.ru и по адресу: 420066, Казань, а/я 231, ул. Чистопольская, д. 5.

КВ
Лента новостей