Сегодня - три года со дня гибели теплохода «Булгария»

Уже три года с того страшного дня, унесшего жизни 122 человек и отразившегося на огромном количестве судеб.
В тот день дизель-электроход «Булгария» затонул в акватории Куйбышевского водохранилища, возвращаясь из Болгара. В селе Сюкеево в память о погибших установлен мемориал, который сегодня посетят их родные и близкие. Почти три года ушло на то, чтобы установить все обстоятельства катастрофы и вину причастных к ней лиц. Было собрано колоссальное количество пострадавших, допрошено более сотни человек. Одно только судебное разбирательство шло больше года. И вот три дня назад, в понедельник, 7 июля, Московский райсуд в лице судьи Сергея Якунина закончил оглашение приговора. На то, чтобы его зачитать, ушло три дня. Это связано с большим объемом дела. ПРИЧИНЫ. Приведем лишь краткие выводы, к которым пришел суд. Из многочисленных доказательств, в том числе результатов комплексной экспертизы, следует, что судно затонуло не по единственной причине. Таковой стала совокупность множества разнообразных факторов. Главная из них - состояние «Булгарии», не отвечающее требованиям безопасности. В первую очередь неисправность приборов и агрегатов судна: левого главного дизель-генератора, осушительной системы, аварийных батарей радиосвязи... Другой причиной была названа низкая квалификация экипажа судна - большая часть экипажа не имела документов. Сильный ветер и шторм, о возможности которого экипаж предупредили, тоже причины гибели «Булгарии». Не исключается и судоводительская ошибка капитана Александра Островского, находившегося за штурвалом в момент крушения. Особо отмечаются незакрытые иллюминаторы по правому борту судна и в машинном отделении.НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ оказались пять человек: субарендатор судна Светлана Инякина, старший помощник капитана Рамиль Хаметов, а также чиновники, допустившие навигацию судна, - старший эксперт Росречрегистра Яков Ивашов, начальник Казанского линейного отдела Ространснадзора Ирек Тимергазиев и его подчиненный, старший эксперт того же управления Владислав Семенов.Инякина, взяв в аренду старое судно, не стала тратить время и средства на то, чтобы привести его в надлежащее состояние, стремилась как можно быстрее заработать на нем. В этом, по мнению суда, из личной заинтересованности ей помог Тимергазиев, поручивший Семенову проведение предлицензионной проверки на соискание лицензии по перевозкам пассажиров. Провели ее с нарушениями, без многих нормативных документов. Семенов же, побоявшись попасть в немилость начальника, подписал ее вместе с Тимергазиевым.В действиях Ивашова, признавшего судно годным к навигации, суд не усмотрел признаков сговора с Инякиной. Однако, по мнению суда, он не провел проверку должным образом. Возможной причиной являлся карьеризм, стремление улучшить свои личные показатели как эксперта. Таким образом, суд признал, что все обвиняемые повлияли в той или иной степени на гибель судна.
СУД. Обстановка в зале суда во время оглашения приговора была тяжелой и напряженной. Во дворе дежурила машина скорой помощи, к врачам которой постоянно обращались потерпевшие - у многих шалило давление. Труднее всего было слушать показания потерпевших. Истории о том страшном дне, такие разные, были похожи в одном - теми чувствами, которые пережили все выжившие в тот день. Страх, борьба за собственную жизнь и жизнь близких, отчаяние… Присутствовавшие в зале суда слышали жуткие слова: «Я всплываю, а жены (дочери, сына, сестры, матери) нет…»На меня особое впечатление произвел рассказ мужчины, потерявшего в той катастрофе дочь. Отец сказал, чтобы она держалась рядом, он обязательно их оттуда вытащит. Но... Не меньше боли было и в показаниях родственников погибших. Сообщение о гибели судна, поиски родственников, надежда на их спасение, сменяющаяся отчаянием и скорбью о потере. Душераздирающе прозвучали слова маленького свидетеля, мальчика, спасшегося и звонившего потом своей бабушке: «Бабушка, у нас корабль утонул! У меня теперь ни мамы, ни папы нет». Во время оглашения приговора сдерживать слезы в зале суда смогли немногие. Судья Якунин в самом начале объявил, ввиду большого его объема, а также состояния здоровья части присутствующих разрешается сидеть. Постоянно этим правом не пользовался почти никто, но по мере зачитывания показаний потерпевших то один то другой опускался на сидение, закрывая глаза руками…ПРИГОВОР не слишком удовлетворил потерпевших. Инякина получила 11 лет, Хаметов - 6,5 лет, Тимергазиев - 6, Семенов - 5 лет, Ивашов - 5 лет колонии общего режима. А вот Ивашова амнистировали и освободили прямо в зале суда, что вызвало бурю недовольства среди потерпевших. Один из них, Геннадий Игнарин (в катастрофе он потерял сына), не пропустивший ни одного заседания суда, выразил общее мнение: - Решение о сроках заключения находится в компетенции суда, мы не можем их оспаривать. Но нам, потерявшим родных и близких, все будет мало. Возмущает только решение амнистировать Ивашова. Этот человек совершил действия, ставшие одной из причин катастрофы, и не сделал ничего, чтобы ее предотвратить. Потому я считаю, что он должен понести наказание. ИСКИ. Другой причиной возмущения стали гражданские иски. В большинстве своем их удовлетворили, но суммы возмещения морального ущерба уменьшили в несколько раз: около 50 млн вместо более 200 млрд рублей, которые потерпевшие потребовали с подсудимых коллегиально. Многие считают новую сумму недостаточной. Точка в разбирательстве не поставлена. Ожидаются апелляции в Верховный суд РТ.Кстати. Несмотря на амнистию Ивашова, он признан виновным. Значит, от выплат морального и материального ущерба не освобождается. Средства, которые находились на его счетах, арестованных на время суда, уже были перечислены на его погашение. Кроме выплат потерпевшим Инякина, Хаметов, Тимергазиев, Семенов и Ивашов должны вернуть стоимость погибшего дизель-электрохода «Булгария» его владельцу - СК «Камское речное пароходство».

КВ
Лента новостей