Маменькиных сыночков только армия исправит!

«Все беды новобранцев - от мам», - безапелляционно заявил офицер запаса ВВС майор Андрей Кулагин (имя изменено). На мой взгляд, мнение человека, отслужившего в армии 20 с небольшим лет, заслуживает внимания...

Не скрою, несладко приходится ребятам в первые дни. Они только-только оторвались от дома, маминой заботы и бабушкиных пирогов, а тут их встречает суровый мужской коллектив со своим уставом, распорядком дня, которые необходимо строго выполнять. Нянь нет, все приходится делать самому. Помню один настолько уморительный и насколько грустный случай. Прохожу как-то утром по казарме и вижу что командир роты что-то внушает молодому солдату. Спрашиваю в чем дело. Офицер мне, мол, так и так, парень не хочет... умываться. Обращаюсь к солдату. Тот - не буду и точка. Уговорами-разговорами выясняется, что его до 18 лет по утрам умывала мама. И он просто не умеет это делать сам! Пришлось ротному на какое-то время заменить маму и научить служивого элементарным навыкам гигиены.

Женское воспитание, слабая физическая подготовка, неумение постоять за себя и незнание мужского коллектива, полное отсутствие информации об армии (не негативной, а познавательной) - причины, затрудняющие становление новобранца как солдата.

Самая больная проблема армии - дедовщина. Не скажу о других частях, только о своей. У нас дедовщины не было. Были небольшие стычки - не более. Естественно, все ребята молодые, хотят самоутвердиться. В таких случаях у меня был безотказный метод воспитания - каждому лопату в руки и на аэродром! За день они так намахаются, что, забыв обиды, становятся друзьями не разлей вода.

Сейчас проскальзывают сообщения, что в армию попадают абсолютно безграмотные новобранцы. Не могу оспаривать это мнение, в наше время хоть три класса у ребят, но было. Ну а для тех, кто прикидывался, что не понимает русский язык (к примеру, новобранцы из республик Средней Азии), в нашей части быстро нашли метод обучения. Я, например, брал у своей дочки-школьницы азбуку и вручал ее солдату. Все шли на обед, а его сажали за учебник. Через два дня такого ликбеза парень мог сносно изъясняться с окружающими и понимал, что от него требуется.

Порой к нам поступали новобранцы, на личном деле которых стояла пометка «наркоман». Не берусь судить, почему врачи ставили подобный диагноз, но среди этих ребят не было сильно запущенных. Да и армейский быт быстро выбивал дурь из головы. Те же, кто успевал серьезно подсесть на наркотики, после отлежки в медсанчасти возвращались в строй и продолжали нести службу наравне с другими.

КВ
Лента новостей