Владимир ТОЛСТОЙ: У нас очень сильная родовая связь с Казанью

С 21 по 23 сентября в Казани проходят съемки документального фильма о Льве Толстом, приуроченного к 100-летию со дня памяти великого писателя.

Лента снимается по заказу ВВС (Великобритания) телекомпанией Matchlight Television Company. Трансляция на главном британском телеканале ВВС I запланирована на декабрь 2010 года. Помимо Казани, съемки проводились в Москве, Ясной Поляне, Севастополе, Самаре – городах России, связанных с именем Толстого. У нас снимают места, связанные с проживанием Льва Толстого и членов его семьи в Казани. Дом Горталова, где жил молодой Толстой в 1841 - 1845 гг. (ныне здание реконструируется под музей писателя). Дом Киселевского – второй казанский адрес Толстых. Родионовский институт благородных девиц, где училась его родная сестра и проходили шумные балы и вечера.

Телевизионщики также посетят Казанский университет, студентами которого были трое братьев Толстого и он сам, Кизический монастырь, где захоронен дед писателя - гражданский губернатор Казани в 1815 - 1820 годах, кремль, где служил прадед писателя.

На минувшей неделе гостем «КВ» стал Владимир ТОЛСТОЙ - директор Музея-усадьбы Льва Толстого «Ясная Поляна». Владимир Ильич приехал в Казань на Международный музейный форум, приуроченный к 115-летию Национального музея РТ.

Комиссары «Ясной Поляны»

- Владимир Ильич, как вы, журналист, стали руководителем такого большого и очень непростого хозяйства - мемориальной усадьбы Толстого?

- Я работал в журнале и профессию менять не собирался. Все получилось неожиданно. В 1991 году в Россию пригласили старших потомков Льва Толстого из разных стран на первый сбор семьи. Организовали тур по толстовским местам и конечно в «Ясную Поляну». Когда мы туда приехали, сотрудники музея и жители Ясной Поляны обратились с просьбой помочь музею. В те годы начались попытки приватизации заповедных земель, строительства дач в охранных зонах. Я написал статью «Последняя усадьба России». Написал максимально жестко и хлестко. Результатом стала встреча представителей рода Толстых с руководством Министерства культуры России. Певица Татьяна Никитина, которая в тот момент была замминистра, поддержала идею яснополянцев, чтобы кто-то из Толстых возглавил музей. И сказала: «Владимир Толстой - готовый директор».

- Вы не первый из рода Толстых, занимающий эту должность?

- В 20-е годы хранителем музея, или, как тогда называли, комиссаром «Ясной Поляны», стала младшая дочь писателя Александра Львовна. Когда Лев Николаевич умер, ей было всего 26 лет. В страшные годы Гражданской войны и разрухи ей удалось поднять музей, построить школу для яснополянских детей, открыть больницу, детсады, сельхозстанцию... Не всем такая активность пришлась по нраву. Судьба Александры Львовны очень непростая. Она несколько лет провела в лагере по обвинению в антибольшевистской деятельности. Влиятельным людям с большим трудом удалось освободить и вернуть ее оттуда. Александра понимала, что до 1928 года - столетия Толстого, которое широко отмечалось во всем мире, ее не тронут. А в 1929-м ей пришлось покинуть Россию. Сначала она уехала в Японию, потом в США. А там создала Толстовский фонд, который помогал обрести кров, работу тем, кто покинул Советский Союз по политмотивам. Дожила Александра Львовна до 1979 года.

- Толстые возглавляли музей и в другой сложный период - в годы Великой Отечественной войны…

- Да, тогда директором музея была внучка Льва Толстого, последняя жена Сергея Есенина Софья Андреевна Есенина-Толстая. Это тоже совершенно невероятная история. Представляете, конец 1941-го, война в разгаре. И ей в такое время удается выбить два железнодорожных вагона, чтобы вывезти из «Ясной Поляны» самое ценное - библиотеку Толстого и его личные вещи - в Томск. Фактически она спасла коллекцию. Немцы вошли в усадьбу, 40 дней там жили, готовили оставшиеся раритеты к отправке в Германию. На некоторых предметах до сих пор сохранились бумажные этикетки: «На нужды Вермахта». Немцев быстро выбили из усадьбы. Уже в 1942 году вещи Толстого вернулись из эвакуации и музей вновь открылся. Скоро мы выпустим книгу о жизни Софьи Андреевны. Я уверен, это будет бестселлер.

«Ясная Поляна» принимает до 300 тысяч посетителей в год. Особое внимание музей уделяет работе с детьми. Еще одно важное дело - создание в «Ясной Поляне» Международного образовательного центра по подготовке учителей для сельских школ.

Возвращение на Родину

- А какова история вашей семьи?

- Мой дед и его брат оказались в Сербии. Во время Второй мировой войны они активно помогали Красной армии при взятии Белграда. А в сентябре 1945 года два белых офицера, два графа с семьями и маленькими детьми, единственные из рода Толстых, вернулись в Советский Союз. Все называли их сумасшедшими. Но если бы не этот отважный поступок, то сегодня потомков Толстого в России не было бы. В дневниках 30-х годов дедушка пишет, что он полюбил Югославию, здесь родились его дети. Но его мечта, чтобы внуки родились уже в России, а правнуки - в Ясной Поляне. Когда у меня в Ясной Поляне родился третий ребенок – Андрей, а потом и Ванечка, я посчитал, что выполнил свою миссию. Горжусь, что нам удалось практически заставить работников загса в графе «место рождения» сыновей записать: «Ясная Поляна».

- Для вас важно, кого выберут ваши дети в спутники жизни?

- Я безусловно буду уважать любой их выбор. Единственное, чем могу повлиять, – личным примером показывать, что такое хорошо и что такое плохо. Вижу, что дети растут хорошими, честными, порядочными людьми. Надеюсь, они свяжут свою жизнь только с достойными.

- В августе был очередной съезд потомков Толстого. Как проходят эти встречи?

- Для меня это очень важно – собрать семью. Семья Толстых всегда была единой несмотря на то, что жизнь разбросала нас по всему миру. Уже 10 лет «Ясная Поляна» собирает всех представителей нашего рода. Встречи проходят раз в два года. В этом году приехали 130 Толстых. Мы ждали 170 человек, но несколько семей, в составе которых есть маленькие дети и очень пожилые люди, испугались московского смога, неимоверной жары и не рискнули приехать. Я очень рад, что Толстые, живущие на разных континентах, узнают друг друга, начинают общаться, дружить, переписываться, приглашать друг друга на семейные праздники и торжества.

Справка

У Льва Николаевича Толстого 355 прямых потомков. Сегодня живут и здравствуют 280 представителей древнейшего рода. Эти люди разных профессий и возрастов – от младенцев до 90-летних старцев - проживают в России, Швеции, США, Канаде, Англии, Италии, Франции, Чехии, Швейцарии, Бразилии, Уругвае.

Толстой и Казань

- Почему Казань сыграла особую роль в жизни Толстого?

- Казань действительно город особый. Мало кто задумывается, что Толстой по сути вырос сиротой. Ему было полтора года, когда умерла мама после родов младшей дочери Марии, оставив на мужа четверых сыновей и новорожденную. Когда Льву было 9 лет, скоропостижно умер отец. Еще через год - бабушка. Официальными опекунами сирот стали родные сестры отца. Жившая в Казани тетя Пелагея Ильинична Юшкова привезла детей к себе. Здесь Толстой провел с 1841-го по 1847 год – все юношеские годы. Но главное, в Казани, у стен Кизического монастыря, покоится дед Толстого – казанский губернатор Илья Андреевич Толстой. О нем ходит много легенд, мифов и небылиц, но мало документальных фактов. Илья Андреевич при всей веселости и даже легкомысленности характера был человеком глубоко порядочным. Он попытался разобраться с коррупцией во вверенном ему регионе. Но тут по Казани прокатилась волна пожаров. Горели именно казенные заведения, а в огне пропадали важные бумаги. На мой взгляд, это свидетельствует, что Толстой попытался решить проблему коррупции, в чем сильные мира сего не были заинтересованы. И потом обвинили губернатора во всех смертных грехах.

- Вы побывали в доме, где жил Толстой и вскоре откроют музей?

- То, что восстанавливают усадьбу на улице Япеева, - замечательно. Наша давняя мечта - чтобы интересующиеся люди могли увидеть все, связанное с Толстым, что сохранилось в Казани на сегодня. Мне кажется, в этом больше заинтересована столица Татарстана. Ведь сам Толстой уже ни в чем не нуждается. У нас состоялась встреча с Президентом РТ Рустамом Миннихановым. Во мне совершенно отсутствует комплиментарность, но могу сказать абсолютно искренне: приятно поразила открытая манера общения Рустама Нургалиевича. У нас была очень содержательная беседа о перспективах развития музейного дела в Татарстане, о судьбе казанского музея Толстого. И как только в разговоре появлялось рациональное зерно, отклик с его стороны был моментальный.

Если бы Лев Николаевич был жив...

- Чем бы Лев Толстой занимался, живи он сейчас?

- Думаю, Толстому и сейчас было бы очень тяжело. Он так же был бы неугоден власти. Потому что обо всех проблемах говорил честно. И не признавал многих вещей, которые сегодня считаются нормой. Он не мог молчать тогда, не смог бы молчать и сегодня. Но в то время уважали талант Толстого и его всемирную славу. Пусть его слова вызывали раздражение, но никто не посягал ни на свободу самого Толстого, ни на свободу его самовыражения. Как было бы сегодня, не знаю. История не терпит сослагательного наклонения.

СПРАВКА. Усадьба «Ясная Поляна» ведет свое летосчисление с конца XVII столетия. Как государственный мемориальный и природный заповедник Музей-усадьба Льва Толстого существует с 1921 года. Помимо мемориальных объектов, здесь есть конюшня, теплицы, огромный сад, дающий до 300 т яблок в год, пруды с рыбой, сотни гектаров леса. Доходы от хозяйственной деятельности музей использует не только для собственного развития, но и для строительства окрестных дорог, продвижения образовательных проектов. В «Ясной Поляне» регулярно проводятся семинары переводчиков и международные академические чтения «Толстой и мировая литература», фестивали, выставки. Сегодня у музея есть свое агентство культурного туризма, центр народных ремесел, гостиница.

КВ
Лента новостей