История Татарстана в вещах. Выпуск №49

Материнский капитал

Сегодня о нем много говорят и пишут: за рождение первого, второго ребенка государство выделяет энную сумму, которую можно направить на определенные законом статьи расхода семьи. В нашем роду с материнским капиталом связана интересная история.

Деревня, в которой выросли многочисленные Вакатовы, называется Русские Берлибаши и находится в Кайбицком районе. В далекие 30-е годы прошлого века эту семью хорошо знали и в деревне, и в округе. Во-первых, Вакатовы были прекрасными лекарями, женщины - повитухами. Имели хорошую пасеку, знали о пользе каждой травки. Мои дед Максим Васильевич и бабушка Александра Ильинична вырастили семерых детей.

В 30-е годы многодетным матерям стали выплачивать денежное пособие. По тем временам это были хорошие деньги. Когда бабушка Александра получила свой первый материнский капитал, то на семейном совете решили на эти средства выкопать колодец. Старый-то почти обвалился, вода в нем для питья уже не годилась - только на полив. О семье Вакатовых односельчане тогда говорили: «Они хорошо жили. У них даже колодец в огороде был!».

Седьмого ребенка бабушка родила в 1937 году. За это ей снова выдали какую-то сумму. Собрали семейный совет: как эти деньги потратить? И она попросила: «Купите швейную машинку! Детей-то много, буду всех обшивать». С ней все согласились. Ведь по женской линии все Вакатовы были искусными рукодельницами. Средняя их дочь Мария всю жизнь хранила как драгоценную реликвию полотенце, сотканное и вышитое матерью ей в приданое.

Швейная машинка служила бабушке до конца жизни. А потом дедушка передал ее самой многодетной семье одного из своих сыновей. У Андрея и Таисии было четверо детей: три сына и дочь. Со временем Таисия Степановна тоже передала машинку самой многодетной семье своего старшего сына. Алексей и Лидия вырастили троих детей, помогают воспитывать внуков. Их у них девять!

Швейная машинка и сейчас в рабочем состоянии, служит семье Алексея Вакатова, проживающего в Бугульме. Они-то с Лидой и нашли дату рождения нашей семейной реликвии: июль 1939 года!

Анастасия Вакатова, Альметьевск

Готовальня

Слово «готовальня» многие современные школьники не знают. Скорее сочтут, что так называется большая кастрюля. Я тоже сегодня не понимаю, почему в наше время набор чертежных инструментов в специальном футляре называли готовальней. А готовальня - это то, без чего до появления компьютерных систем автоматизированного проектирования нельзя было сделать ни машину, ни станок. Их чертежи делались на бумаге, для этого использовали различные инструменты из готовальни. И наш город, в котором было много машиностроительных и приборостроительных заводов (от медико-инструментального до авиационных), без готовальни, конечно, не мог обойтись. Так же как и без тех, для кого она была ежедневным рабочим инструментом, - без инженеров. Интересно, что инженер, без чертежей которого ничего нельзя было построить или сделать, нередко являлся объектом шуток и анекдотов из-за своей невысокой зарплаты. А циркуль из готовальни запечатлен аж на Государственном флаге Германской Демократической Республики - была когда-то такая западноевропейская страна.

В СССР изучать черчение начинали еще в школе в старших классах. Первый циркуль у школьника появлялся в начальной школе. Иначе как можно было нарисовать круг? Простейший циркуль назывался «козья ножка». Рядом с ножкой, на конце которой находилась острая игла, была цилиндрическая втулка - вставляешь туда карандаш, острый конец упирается в лист. Оборот вокруг оси карандашом - и круг готов! Изучай дальше, где у него диаметр и радиус. Правда, в школу циркуль носить не требовали - боялись, что ребята могут поранить друг друга острой иглой на конце «козьей ножки». В старших классах уже можно было носить на урок циркуль в продолговатой черной коробочке, он лежал на черном бархате. Две блестящие металлические ножки: на конце одной грифель, на конце другой очень острая игла - первые навыки черчения мы получали с помощью этого инструмента.

До сих пор у меня дома хранится готовальня с полным набором необходимых для черчения инструментов как память о конструкторской работе в заводском отделе. Две ножки: одна с иглой, другая с грифелем - это циркуль, чтобы чертить круглые детали. Две ножки с иглой на каждой - чтобы можно было произвести замер с точностью до микрона или сделать разметку на металле. В этом наборе был и циркуль, который называли «балеринка» за то, что закрепленный на вертикальном стержне карандаш можно было крутить вокруг стержня и получать изображение небольшого диаметра.

Чертеж делался на ватмане - так называлась плотная белая бумага. Лист ватмана кнопками прикрепляли к чертежной доске, на которой сверху на кронштейне крепились линейки. Между ними был лимб, с его помощью линейку можно было поворачивать под разным углом. Называлась эта доска кульман и была очень тяжелая. Если требовалось переставить ее в другое место, то необходима была помощь коллеги.

Готовальней пользовались не только инженеры. Чтобы отдать чертеж для работы в цех, с него делали копии на копировальной машине (так называемые «синьки»). Кроме того, чертеж нужно было передать в архив, для него копию делали копировщицы на прозрачной тонкой бумаге - кальке. У них была специальная подставка с подсветкой, на нее клали чертеж на ватмане, сверху покрывали калькой. На кальке благодаря свету проступали все линии, их нужно было обвести тушью. Для этого в готовальне имелось особое приспособление - рейсфедер. Его тонкий носик прикрепляли к металлической ножке, заполняли его тушью и на кальке повторяли по просвечивающим линиям чертеж. Нужна была аккуратность, твердость руки, чтобы он был один в один и без клякс.

В XXI веке уже нет необходимости чертить с помощью карандаша и циркуля. В конструкторском отделе у каждого инженера на столе теперь компьютер. Манипуляции с мышкой позволяют изобразить чертеж на экране, а потом через плоттер распечатать на бумаге. Труд копировщицы в том виде, в каком его знала я, теперь не востребован. Но надеюсь, профессия инженера-проектировщика останется необходимой еще долгие годы. А как же иначе? Ведь прежде чем что-то нужное и полезное для жизни человека изготовить, это нужно сначала придумать и начертить.

Софья Хамидуллина, Казань

Часы «Король Парижа» 1903 года

Семейная ценность нашего рода - настенные часы с боем, сделанные за границей в 1903 году марки Le Roi a Paris, переводится как «Король Парижа». Им уже более 100 лет. Вот история их появления в нашей семье.

Прадед Василий попросил сына Максима купить часы с боем, чтобы знать, когда ему утром вставать, лишний раз не потревожив сон многочисленного семейства. Сын удовлетворил просьбу отца. Это было еще до Первой мировой войны. Часы в доме все любили, а особенно мы - внуки, когда приезжали погостить к деду. Каждый час они мелодично оповещали семейство, сколько времени. Удар один раз говорил, что прошло полчаса.

В конце 60-х годов часы сломались. Сыновья деда Максима приложили немало усилий, чтобы вернуть их к жизни. Но отремонтировать заграничную штучку никто не брался. Прошло несколько десятилетий, пока внук Алексей не нашел в Бугульме прекрасного часового мастера, который капитально смог отремонтировать сам механизм, заменив изношенные детали. Возвращая часы хозяину, он сказал: «Другим мастерам не давайте».

Уникального мастера давно нет в живых, но он передал профессиональные секреты своему сыну, и теперь уже тот «лечит» при необходимости часы нашего прадеда. Старинные часы продолжают свой ход, отмечая каждые полчаса мелодичным боем.

Анастасия Вакатова, Альметьевск

Уважаемые читатели!

Редакция «Казанских ведомостей» совместно с Национальным музеем Республики Татарстан при поддержке Ассоциации музеев РТ в ноябре 2017 года дала старт новому проекту «ИСТОРИЯ ТАТАРСТАНА В ВЕЩАХ». Проект посвящен 100-летию ТАССР.

Предлагаем вам рассказать о вещах, в которых отразилось наше время, время ваших родителей, дедушек и бабушек. Это должны быть рассказы об обычных и необычных предметах, которые служили людям. Объясните своим современникам, какое значение имели эти вещи в те годы и для чего они были нужны. Это могут быть предметы как из новейшей истории республики, так и прошлых веков.

Если вещь сохранилась в вашей семье, можете проиллюстрировать свои воспоминания. Присылайте нам фотографии этих предметов по обычной почте (420066, Казань, а/я 231) и электронной (redkv@kazved.ru) или приносите эти вещи в редакцию по адресу: ул. Чистопольская, 5. Мы их сфотографируем и вернем сразу же вам.

Просим принять активное участие в акции «История Татарстана в вещах» сотрудников музеев.

Не забудьте написать, о каком периоде времени вы рассказываете (желательно указать год): это существенно повысит ценность ваших воспоминаний. Обязательно укажите свои координаты для обратной связи: ФИО, домашний адрес или телефон, а также род занятий, возраст (кроме имени, эти сведения публиковаться не будут).

Итак, давайте сообща расскажем историю Татарстана в вещах! Они, самые беспристрастные свидетели времени, хранят энергетику и память о нашем прошлом.

Ведущая рубрики главный редактор газеты «Казанские ведомости» Венера ЯКУПОВА

КВ
Лента новостей