В 1890 году городской голова Сергей Викторович Дьяченко получил пахнувшее дорогими духами письмо. Оно было подписано Ольгой Гейнс, пожилой дамой, женой находившегося в описываемое время на заслуженном отдыхе бывшего казанского губернатора Александра Константиновича Гейнса. Ольга Сергеевна была известной в городе благотворительницей, с чьей помощью Сергей Викторович смог открыть Вторую женскую гимназию, более известную горожанам как Ксенинская, и на средства которой содержался Александринский приют для девочек-сирот. Посему, отложив иную корреспонденцию, Дьяченко первым делом вскрыл это письмо. Ошибочно назвав Сергея Викторовича Сергеем Васильевичем, Гейнс писала:

«...Ваши неусыпные заботы о нуждах Казани и неустанная деятельность, направленная к возвышению ее благоустройства и благосостояния, заставляют каждого близко принимать к сердцу интересы этого города...

Так, из бесед с Вами я не могла не заметить, что Вы хотели бы в видах содействия просвещения в Казани основать музей, но нет средств на приобретение подходящего здания...

Указанные мною Ваши предложения об учреждении музея... глубоко затронули меня, и неудача в осуществлении их заставляет меня предложить казанскому городскому обществу свою материальную помощь для приобретения зданий, которые помещали бы в себе музей и лавки, поэтому я решила пожертвовать этому обществу пятьсот тысяч рублей золотом...»

В это время Сергей Викторович горел идеей создания городского музея, успел потрясти мошну купцов и промышленников Ивана Алафузова, Петра Щетинкина, Якова Шамова, Михаила Атлашкина и других и даже присмотрел для организации музея подходящее, по его мнению, здание - древнейший на бывшем Казанском посаде каменный дом Михляева-Дряблова, в коем останавливался в бытность свою в Казани в мае 1722 года первый российский император Петр Великий. Дом сей использовался явно не по назначению и не по рангу: был он и богадельней, и харчевней, и гостиницей, и свечным заводом, а с 1840 года превратился в дешевый трактир. Да и располагался в самом центре города - на Петропавловской улице прямо под громадой соборной церкви во имя святых апостолов Петра и Павла. Однако Ольга Александровна выставила в письме непременное условие: здание музея должно обязательно находиться на Воскресенской улице...

Ольга Александровна Гейнс в девичестве носила фамилию Александрова и была младшим ребенком в семье Сергея Евсеевича Александрова, городского головы и богатейшего в Казани купца и заводчика.

Через десять лет Сергей Евсеевич был вновь избран городским головой, что случалось в Казани весьма нечасто.

Однако почитали купца Сергея Александрова не только за деятельность на благо города, не только за удивительную предусмотрительность в делах коммерческих и личных, не только за совестливый характер и уж вовсе не за миллионы, владение которыми рождало скорее зависть и ненависть. Почитался Сергей Евсеевич горожанами паче всего за дела богоугодные, от коих отец Ольги никогда не открещивался. Еще в феврале 1845 года в Казани открылся для девочек-сирот третий по счету детский приют, названный Александринским. Содержался он «иждивениями» Сергея Евсеевича, а затем, после его смерти 4 декабря 1870 года, на свое попечение его взяла Ольга.

На восьмом десятке лет Сергей Евсеевич стал часто и подолгу болеть. Ухаживала за ним Ольга и, видимо, поэтому долго не выходила замуж. В купецких делах она не смыслила и свою долю, оставшуюся от отца, Ольга Сергеевна вложила в ценные бумаги. После смерти брата в 1883 году, также купца I гильдии и первого председателя правления Казанского купеческого банка, она ликвидирует весь семейный бизнес, вкладывает вырученные капиталы опять-таки в доходные бумаги и полностью посвящает себя служению обществу. Она избирается попечительницей Ксенинской женской гимназии, открывшейся в бывшем доме купца Апакова на нынешней улице Лобачевского, постоянно жертвует приличные суммы Родионовскому институту благородных девиц и так называемой Ложкинской богадельне, открывает на собственные средства училище для девиц духовного звания.

Во второй половине 80-х к ней сватается - невеста-то весьма завидная! - только-только вышедший в отставку бывший губернатор Александр Константинович Гейнс. Сорокалетняя дева согласие на замужество дает, однако принятый образ жизни менять не собирается: постоянно пропадает на разнообразных собраниях и раутах многочисленных попечительских советов, членом коих она состояла, и продолжает широко жертвовать на богоугодные дела весьма значительные суммы.

Десять тысяч рублей серебром она отдает на учреждение новой мусульманской богадельни, полмиллиона, как уже было написано, - на приобретение здания для учреждения городского музея. Далее жертвует городу выстроенное братом на Воскресенской улице великолепное, красивейшее в Казани и такое многострадальное ныне здание, известное горожанам как Александровский пассаж, только на одно строительство (без отделки) которого Александром Сергеевичем было ухлопано около 800 тысяч рублей.

Чуть ранее, в 1889 году, она спонсирует возведение на Ново-Горшечной, что есть ныне улица Бутлерова, нового здания Александринского приюта, куда оный и переедет в 1890 году, и жертвует 85 тысяч рублей на открытие в Забулачье больницы с амбулаторией, которая начнет прием страждущих в одном из городских особняков на улице Посадской (ныне улица Тази Гиззата) уже после смерти мужа. Еще 15 тысяч рублей она отдает на учреждение опять-таки в Забулачье клинической больницы для детей.

Такого масштаба пожертвования не могли остаться незамеченными высшим руководством страны. «Высочайшим соизволением» - а на присвоение почетных званий требовался именной указ государя - Ольга Сергеевна Гейнс была удостоена звания почетной гражданки, и сам Илья Репин написал ее портрет, который хранится ныне в запасниках Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан (репродукция коего и иллюстрирует этот очерк).

Такого масштаба благотворительность жены не могла пройти бесследно и для Гейнса. Подсчитав однажды, что деяния супруги тянут уже на 2 миллиона рублей (в переводе на нынешние цены это более двадцати миллионов долларов), он крепко расстроился и отдал Богу душу. Случилось это в 1893 году. А в апреле 1895-го открыл двери городской музей с входной платой 20 копеек в будние и 10 копеек в праздничные дни. Пожизненной попечительницей музея стала Ольга Сергеевна, почетная гражданка Казани.