В концерте принял участие гость из Голландии - виртуозный скрипач, лауреат международных конкурсов Дмитрий Махтин.

Представляем гостя

Дмитрий Махтин родился в Ленинграде в 1975 году, в семье, насчитывающей семь поколений музыкантов. Его бабушка 48 лет играла в оркестре Мравинского, мама - артистка королевского оркестра Амстердама, папа играет в филармоническом оркестре столицы Нидерландов. Дмитрий начал заниматься музыкой в 4 года. В 1981 году поступил в ленинградскую школу-десятилетку при консерватории. В 1990 году получил стипендию Фонда юных музыкантов в США (Young Musicians Foundation). В 1992 году переехал в Нидерланды, где продолжил свое музыкальное образование. Победитель многих международных конкурсов. Выступает с известными оркестрами и дирижерами.


- Дмитрий, вы уехали из России в 1990 году, и сегодня многие юные музыканты стремятся уехать учиться и работать за границу. Там действительно проще реализовать свои таланты?
- Я уехал за границу не потому, что там было проще, а потому, что мне хотелось попасть к конкретным педагогам. Это были не иностранцы, а наши, российские профессора, представители петербургской исполнительской школы, которые жили в Америке и Голландии. Я считаю, если начинающий музыкант может найти себе педагога в России, то нет никакой необходимости уезжать в другие страны, чтобы обрести профессию. В России есть прекрасные педагоги, я в этом убежден.

- Интересно, на какой скрипке вы играете.
- Это скрипка известного французского мастера Бийома. Ей примерно 155 лет. У нее очень красивый тембр.

- Легко нашли с ней общий язык?
- Довольно легко. Я играл на итальянских инструментах - скрипках Страдивари, Гварнери. Они капризные, очень реагируют на погоду. Моя скрипка тоже капризная, но она более податливая, сговорчивая.

- А среди современных мастеров есть такие, которые делают качественные скрипки?
- Конечно, есть прекрасные современные мастера, можно подобрать достойную скрипку себе по рукам, по звучанию. У нее может быть красивый, приятный тембр, но никто не знает, как она будет звучать лет через 20. Нет никакой гарантии, что ее звучание не будет становиться хуже. А качество старинных инструментов уже проверено временем.