Представляем гостя
Альберт Бурханов родился в с. Усть-Багаряк Челябинской области в 1956 году. После окончания исторического факультета в Челябинске работал в системе охраны памятников Минкультуры Туркменистана и отделе археологии Института истории АНТ. Выполнял воинский долг в Афганистане, офицер запаса. В настоящее время заведующий отделом истории татаро-булгарской цивилизации Института истории им. Ш.Марджани Академии наук РТ, руководитель Золотоордынской комплексной историко-археологической экспедиции Института истории им. Ш.Марджани АН РТ и К(П)ФУ. На съезде краеведов избран первым заместителем председателя Всероссийского общества татарских краеведов. Автор более 500 научных публикаций, в том числе 12 учебных пособий, более 50 книг и монографий, составитель и научный редактор 25 научных сборников по проблемам истории и культуры Волго-Уралья, Средней Азии и Ирана. Действительный член четырех российских и международных академий наук. За воинскую доблесть, научно-педагогическую и общественную деятельность награжден более 40 государственными и ведомственными орденами, медалями.

Региональная история становится востребованной

- Альберт Ахметжанович, долгое время краеведение не считалось серьезной наукой, но сейчас интерес к нему возрос. С чем это связано? 

- У наших земляков есть большая жажда по изучению своей истории. Люди стремятся как можно больше узнать о своих предках: кем они были, чем жили, что сделали для своего родного края. В этой ситуации значение региональной истории переоценить невозможно, и совместная работа ученых-историков и краеведов приобретает особую важность. 

Здесь большую роль играет еще один аспект - изучение природных условий, в первую очередь земельных и водных ресурсов. Поселения всегда образовывались возле воды - у рек, озер. Сейчас уже началась борьба за землю и прибрежные территории. Внуки, правнуки возвращаются в деревни, откуда родом их предки, собирают архивные документы, чтобы доказать, что имеют законное право владеть этой землей.

- Если человек возвращает себе землю или имущество, принадлежавшую его предкам, это накладывает на него обязательства по их содержанию? 

- В этих вопросах не все так просто. Некоторые действуют по схеме: выкупил - разорил - уехал. Например, в Бугульме был фарфоровый завод. Его выкупили, и вскоре новые хозяева закрыли производство. Олигархический капитализм, о котором говорил еще Ленин, ведет себя нагло и грубо. Такие «хозяева» действуют не во благо Татарстана, а только ради своих собственных интересов. 

Но многие возвращаются с чистыми помыслами. Они на свои средства возрождают в селах храмы, мечети, строят медресе, помогают землякам решать разные проблемы. Занимаются фермерством: животноводством и земледелием. К примеру, семья Фарита Набиуллина из Юго-Восточного Татарстана восстанавливает и разводит историческую породу татарских лошадей, что позволяет проводить праздничные скачки и использовать лошадей в хозяйственных целях. Так постепенно заброшенные селения и пустующие земли начинают оживать. 

- Если человек захочет заняться изучением истории своей семьи, составлением родословной, с чего следует начинать? 

- Составление родословной - дело кропотливое, но интересное. Для начала надо знать, откуда родом ваши ближайшие предки: бабушки, дедушки. Ранее в местных храмах хранились метрические книги, материалы переписи населения XIX века, где записаны сведения о каждом человеке: кто, где и когда родился, кто на ком женился, сколько детей было. Эти материалы сейчас хранятся в региональных архивах. Поэтому краеведам необходимо работать в архивах и музеях. Но здесь есть сложность: многие материалы по истории сел современного Татарстана хранятся не только в Казани, но и в архивах Самары, Уфы, Кирова, они не всегда бывают доступны. Чтобы знать, в какой архив обращаться, надо уточнить, к какому уезду относилось село, где жили ваши предки. Если это территория Восточного Татарстана (бывшие уезды Уфимской и Самарской губерний), то, скорее всего, придется запрашивать информацию из Уфы или Самары. Надо быть готовым к серьезной и кропотливой работе. 

Ученые, краеведы и местные власти объединяют усилия

- Что необходимо для активного развития краеведения? 

- Здесь важны три фактора. Ученые, которые будут профессионально изучать, систематизировать материал. Краеведы - учителя, историки, музейные работники, обычные жители, которые неравнодушны к истории своей семьи, села. И третья составляющая - местные власти. При поддержке властей можно проводить археологические и эпиграфические исследования, научно-практические конференции, создавать новые музеи, туристические маршруты. 

- Налаживать взаимодействие с властями получается? 

- Надо находить общий язык, и у нас есть много хороших примеров эффективного сотрудничества ученых, краеведов с местными властями. Когда бываю в разных регионах, встречаюсь с главами районов и могу сказать, что среди чиновников есть немало людей думающих, которые с любовью относятся к своему родному краю. Они поддерживают ученых, краеведческие и школьные музеи. Знаете, в школьных музеях собраны интересные, порой уникальные материалы, но они юридически не оформлены или оформлены неверно. А это может привести к утрате ценных экспонатов. Дело в том, что при оптимизации сельских школ в первую очередь сокращают школьные музеи. Хорошо, если экспонаты передаются в местный краеведческий музей. Но чаще всего они разбираются по домам учителями, школьниками. Был случай, когда директор школы забрал себе все экспонаты и стал их продавать. Чтобы таких историй не было, всю информацию о фондах школьных музеев необходимо централизовать, вести общую комплексную документацию и учет. 

Забытые исторические памятники 

- Казань, Болгар, Свияжск - самые раскрученные туристические бренды Татарстана. А какие еще исторические памятники могли бы привлечь туристов в республику?

- Бесспорно, Болгар, Свияжск - важные исторические памятники, к ним приковано основное внимание ученых, туристов. А другие объекты на их фоне оказались забыты. Практически в каждом районе Татарстана можно найти то, что заинтересует историков, археологов. Например, в Сармановском и Сабинском районах есть промышленные рудники. Они сохранились. Если их расчистить, привести в порядок, то можно организовать оригинальный познавательный экскурсионный маршрут. 

Интересный факт - на этих медеплавильных заводах работали пленные шведы, попавшие сюда после поражения в Полтавской битве в 1709 году. Причем они на заводе ввели новые, передовые по тем временам технологии. Многие пленные после подписания в 1721 году в Ништадте мирного договора вернулись на родину, в Швецию. Но некоторые решили остаться - за эти годы они здесь полностью освоились, обзавелись семьями, родили детей и покидать насиженное место не захотели. 

Изучение исторических промышленных объектов, которые находились на территории Татарстана, очень важно. 

XVIII века промышленности не было. Но это не так! Были медеплавильное, железорудное и другие производства, еще в эпоху бронзы и Средневековья. Поэтому наряду с археологическими, эпиграфическими и архитектурными памятниками важно изучать остатки промышленных объектов, которые требуют комплексного исследования, сохранения и открытия их для туристов. 

- Значит, нас ждут интересные открытия?

- Открытия происходят очень часто. Конечно, многие памятники не сохранились, они были разрушены при строительстве Куйбышевского водохранилища, распашке земель, возведении городов и поселков. Например, на территории поселка Уруссу Ютазинского района более 20 памятников осталось под землей. В Кукморском районе было известно всего два памятника, и то они были утеряны. Но при археологическом исследовании выявили более 30 ранее неизвестных объектов. 
Особое внимание мы уделяем исследованию намогильных плит. Эпиграфика дает много исторической информации: кто похоронен, где жил, чем занимался, то есть целая история жизни человека. Нередко наряду с религиозными текстами встречаются философские надписи в виде обращения к потомкам: «Эй, путник, ты проходишь мимо, жалеешь нас. Не переживай! Скоро к нам придешь…» 

Камни со временем уходят под землю. В советские времена их нередко использовали для строительства коровников, домов. Вообще, отношение к кладбищу - показатель культуры народа, уважения к своим предкам. В Татарстане есть ухоженные кладбища, там работается ученым легко. А есть кладбища заброшенные, и что показательно, состояние деревень, у которых такие кладбища, тоже плачевное. Все это взаимосвязано. 

Краеведы - большая сила

- В Татарстане создано Общество краеведов. В чем его основная задача?

- Начали создавать краеведческие структуры в районах. Наша задача - скоординировать здравомыслящие силы для изучения родного края и воспитания новых поколений в любви к своей родине. Мы собирались уже несколько раз на форумы и конференции, провели учредительный съезд в Казани в 2017 году. Все наши конференции не просто научно-практические, но и историко-краеведческие. 

Главное для нас сегодня - организоваться. Несколько лет назад при поддержке Института истории и Института энциклопедии и регионоведения, при участии исполкома Всемирного конгресса татар мы начали исследования исторических сел Заказанья, Предволжья, Закамья, Восточного Татарстана. В будущем планируем исследовать не только татарские села, но и русские, чувашские, марийские, мордовские… Потом будем изучать историю татарских поселений за пределами Татарстана. 

Работы предстоит очень много. При этом очень важно не искажать историю, не подстраивать ее под какие-то идеологические, политические, религиозные веяния времени. Да, в истории страны были сложные времена, были проблемы, ошибки. Надо открыто их признавать, совместно искать решения возникающих вопросов и идти вперед. Тогда между народами не будет недосказанности, недопонимания, которые приводят к раздражению, агрессии и взаимному недоверию. 

- Вы много ездите по стране. Интересно, как краеведение развивается в других регионах?

- Недавно я с коллегами вернулся с Горного Алтая, где прошла традиционная научная конференция по истории и культуре народов Евразии. Осенью этого года планируем провести историко-краеведческую конференцию «Татарские селения на Урале и Зауралье». В мае 2017 года в Азнакаеве мы успешно провели конференцию по проблемам исчезнувших исторических сел. 

Недавно мы участвовали в Сабантуе на реке Ик в Туймазинском районе Башкортостана, который стал началом новой традиции по укреплению связей жителей двух соседних республик и Оренбургской области. Местными татарскими бизнесменами в Туймазинском районе работа поставлена грамотно, интересно. Построили этнографическое татарское село, проложили туда дорогу. Удивительная природа, родники, мельница, парники с помидорами, огурцами, мастерские народных промыслов. Для туристов разработана интересная программа. А еще местные жители создали долину роз на 50 гектарах земли. Красота потрясающая! Уникальный опыт. Почему бы в других регионах тоже не сделать подобные туристические комплексы? 

Без знания языка человек оторван от своих корней

- В эти дни в Казани проходит VI съезд Всемирного конгресса татар. Вы делегат съезда. В чем, по-вашему, значение этого форума?

- Съезд проходит в сложное время. Обстановка во всем мире и в России непростая. Сейчас много говорят о подписании Договора о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном. Подписание договорных отношений - это формальность, но для нас она политически важна. 

Проблема развития языков - одна из основных на съезде. Президент России сказал, что в нашей стране каркасом должен быть русский язык, а изучение национальных языков должно быть добровольное. Никто не сомневается в важности русского языка. Но мы знаем, что добровольно государственные языки республик никто изучать не будет. Надо учить язык в школе в обязательном порядке, тем более если живешь в национальной республике, где многие говорят на нескольких языках. Я, например, жил в Туркменистане и выучил туркменский, неплохо знаю таджикский, узбекский и молдавский. А не хочешь учить языки - что поделать… Значит, будешь оторван от жизни. Без знания языка люди не просто безграмотны, они оторваны от своих корней, своей истории, своего рода. Обычно такие люди не интересуются историей своего и других народов, являются объектом агитации со стороны радикальных движений. 

Лично я не знаю ни одного человека, которому бы помешало знание нескольких языков. Умные люди изучают английский, арабский и китайский языки. Ведь Китай - соседняя страна, которая заинтересована в тесных экономических и культурных связях с народами Российской Федерации.

- В Татарстане еще есть марийские, чувашские, удмуртские школы... 

- Есть, и это хорошо. Но в советское время с изучением национальных языков дело обстояло лучше. Я вырос в Челябинской области и учился в татарской школе, но, несмотря на это, прекрасно владею русским. У сегодняшних детей на моей малой родине, к сожалению, практически уже нет возможности изучать родной язык на базе школьной программы, как это было раньше. Но упор только на русский язык ни к чему хорошему не приведет. Россия богата не только своей природой, но и многообразием языков, культур и традиций. Другие народы хоть и были в историческом плане подавлены, но они сохраняли свои языки, культуру и традиции, а русская культура цивилизационно обогащалась за счет тюркских, финно-угорских, кавказских и других народов. Чтобы народ сохранял свои исторические национальные корни, ему надо давать на местах права: экономические и культурные. Тогда появится возможность развиваться. 

Чтобы российское государство имело историческую перспективу, ее надо цементировать дальнейшим развитием регионов и национальных культур, языков и традиций.

Мы ищем национальную идею. Возрождение своей культуры, своих традиций - вот национальная идея. Сохрани свое село, люби свою малую родину, уважай и почитай предков, и все это даст свои плоды.