Прочитал ее, и стало грустно. Нам, учителям-словесникам, и так-то невесело. Уже стало дежурной фразой, что подростки стали до обидного мало читать. Отсюда многие наши беды: сузился кругозор, страдает грамотность, ребята не могут адекватно выразить мысль, устная и письменная монологическая речь учащихся опустилась «ниже плинтуса». Все это происходит на фоне общего кризиса культуры как таковой.

Резеда Мухаметшина вспоминает, что до войны в учебной программе было 4 - 5 часов литературы в неделю (мол, Сталин понимал идеологическую роль печатного слова). Я же хочу напомнить, что в 70-е годы теперь уже прошлого века количество уроков русского языка в 5-м классе было в 2 раза больше, чем сегодня! Кстати, у нас в Татарстане и сегодня это количество меньше, чем в других регионах России. И лишь благодаря упорным усилиям педагогов и школьников, конечно, мы выглядим прилично - в первой пятерке среди 87 субъектов РФ. И все-таки назвать сегодняшнее положение дел в сфере образования, в частности гуманитарного, благополучным было бы некорректно. Вечные наши вопросы: «Что делать?» и «Кто виноват?» И зачастую, как водится, винят стрелочника, то бишь учителя, негодные методики. Многие винят перестройку. Мы вообще по природе догматики, очень многим свойственно мифологизированное мышление.

Перестроечные годы - это миллионные тиражи журналов с прекрасными недоступными ранее опальными произведениями. Широкое обсуждение запретных ранее тем, невиданная активность прежде всего молодежи. Это и альтернативные программы обучения. И старая репрессивно-авторитарная педагогика и такая же вертикаль управления, в том числе, может быть, прежде всего системой образования. Именно чиновники от образования и задушили творческое начало, пробивавшее себе дорогу в школе в конце 80-х-начале 90-х годов. 

Сегодня мы наблюдаем обилие информационных технологий в процессе обучения. Это неизбежность века ИТ, да и приходится признать, что ученикам стало естественней воспринимать информацию посредством электронных устройств, интерактивных досок. Но в таком предмете, как литература, живое слово учителя не должно быть заменено полностью. Как выразился как-то замечательный московский педагог Е.Гамбург, «и доска с доскою говорит». Дети не воспринимают лекции - значит, нужны уроки-диспуты, театральные постановки, литературный КВН. Но на это у школы нет ни финансовых средств, ни времени. Пусть освободят учителя от массы ненужных отчетов, отбросив ханжество и лицемерие, узаконят двойку как оценку с выставлением ее в табель успеваемости, освободят от участия во всевозможных конкурсах и конференциях, которые нужны больше администрации для повышения рейтинга школы, а для учителя это порою единственный способ получить прибавку к жалованью, которое якобы стало выше благодаря новой системе оплаты труда, да и повысить статус. Реально на детей уже нет ни сил, ни времени. Какой уж тут творческий подход…

Сегодня каждая школа обязана в свою методическую тему вставить слово «компетенция», в то же время не все понимают, что оно вообще обозначает. Когда уважаемый профессор утверждает, что сегодня важны не знания, умения, навыки сами по себе, а компетенция, то есть умение применять их в жизненной практике, то как их применить без ЗУН (знания, умения, навыки)? Отправная точка беседы с Р.Мухаметшиной - ученикам скучно на уроке: предложенные в учебных программах произведения им неинтересны, они бесконечно далеки от представлений и запросов современных тинейджеров, подростков 13 - 17 лет. На свалке истории литературы оказались герои А.Гайдара, Н.Островского, А.Фадеева и иже с ними. Короче, нет героя, на которого можно равняться, нет идеала… Ученая дама предлагает подождать, когда появятся новые герои новых книг эдак через поколение. Рассуждая подобным образом, мы рискуем вырастить потерянное во времени поколение. Я смело берусь утверждать, что книги А.Гайдара (тот же «Тимур и его команда»), А.Фадеева, Н.Островского, Н.Дубова, Р.Фраермана, В.Железнякова так же не устарели, как прекрасные классические шедевры И.Тургенева, Ф.Достоевского, Л.Толстого, А.Чехова. Есть понятие «современное прочтение классики». Тут учителю и карты в руки. 

Сегодня многие произведения вынесены за пределы обязательного прочтения, так называемое внеклассное чтение. Так давайте введем их в программу! С другой стороны, есть произведения, которые действительно можно проходить обзорно из-за тяжести восприятия языка современным поколением (Н.Лесков, П.Бажов). Однако такие вопросы до сих пор решаются келейно, без участия самих учителей. Благороднейшая профессия превратилась в скучную рутину. Важно создать условия для настоящей работы с детьми - и тогда придут в школу педагоги по призванию, учитель расправит плечи, поможет детям по-настоящему полюбить изящную словесность - литературу, понять боль за человека Достоевского и его героев, мучительные попытки чеховских интеллигентов прийти к народу, бесшабашных благородных мальчишек Гайдара, горячо и беззаветно любившего страну подростка Корчагина и стриженых мальчиков 41 года, закрывших собой страну, из повестей К.Воробьева и Б.Васильева… Эти герои придут в наши классы и вступят в диалог с сегодняшними ребятами. Тогда, как справедливо утверждает профессор Р.Мухаметшина, мы сохраним наш культурный код. За пределами моих заметок остались невеселые мысли-размышления о современных родителях и их роли в выборе жизненных идеалов, а также круге чтения наших учеников.