«100 историй о суверенитете»

30 мая наша республика отметила 25-летие становления парламентаризма в современной истории Татарстана. В честь этого события мы публикуем главы из книги «100 историй о суверенитете».
Шаймиев среди небоскребовМай 1992 года. Президент РТ Минтимер Шаймиев в США. Просит американцев показать ему Нью-Йорк с высоты. На следующий день он дарит подзорную трубу главе фирмы, принимавшей татарстанцев, со словами.- У вас такие высокие здания, что наверняка вы в эту трубу разглядите Татарстан! «Вы что?! Из России выходите?!»12 августа 1991 года. Переговоры в Москве. Россияне в недоумении смотрят на татарстанцев.- Чего вы, собственно, хотите?Татарстанцы отвечают, что год назад приняли Декларацию о государственном суверенитете, надо бы ее России признать.- А на каком основании? - возражают москвичи. - А если вслед за вами другие автономные республики начнут требовать суверенитет?Наша делегация указывает на то, что у других автономий в декларациях черным по белому написано. «в составе России». А у нас этого нет!Москвичи ехидничают.- А союзные республики? Они не хотят, чтобы в их рядах появилась новая республика.- Это ваши проблемы. А мы руководствуемся теми документами, которые учреждали Российскую Федерацию.И татарстанская делегация положила перед российской текст Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа. В декларации представителям каждой нации предоставлялось право самостоятельно решать. желают они и на каких условиях участвовать в федерации?Опытному юристу Сергею Шахраю это не понравилось.- Вы что?! Из России выходите?!Тогда академик Индус Тагиров рассказал москвичам об одном разговоре с Шаймиевым, когда он сказал руководителю республики, что за 438 лет нашей истории не нашлось ни одного татарина, который бы подписал договор о вхождении в Россию, в то время как все соседи Татарстана давно признали свое добровольное вхождение в Россию и получили за это ордена и привилегии.Шахрай встал из-за стола и начал нервно ходить по кабинету, приговаривая.- Мы из России не выходим, но в нее и не входим...- Сергей Михайлович, вы нас правильно поняли, - гнет свою линию татарстанская делегация. - Мы не входим в Россию и не выходим из нее. Татарстан вообще так вопрос не ставит...Деревья «в погонах»Эту историю рассказал Председатель Госсовета Республики Татарстан Фарид Мухаметшин.В каждый приезд татарстанской делегации в Москву ее, как правило, поселяли в разных апартаментах Аппарата Президента России.Но где бы татарстанцы ни жили, они чувствовали. нас прослушивают! И после очередного раунда переговоров боялись вслух обсуждать свои аргументы, чтобы это не стало достоянием другой стороны.Чтобы обговорить какой-нибудь острый момент, члены делегации просто выходили на улицу. Во время одной из таких прогулок помощник Председателя Верховного Совета Республики Татарстан Фарида Мухаметшина Шамиль Баймуллин в небольшом скверике при гостинице нашел подслушивающее устройство. Сняв его с дерева, он сказал.- Товарищ майор! Вы, пожалуйста, не переживайте. Так и записывайте. мы - в России!Они нас понялиГлава российской делегации на переговорах Геннадий Бурбулис, с трудом вникнув в аргументы татарстанцев, поддержал их.- Все ясно. Вы хотите асимметричную федерацию. Я согласен.Были среди россиян и явные наши сторонники. Например, идею ассоциированных отношений с Россией нам подсказал заместитель министра Миннаца Вячеслав Михайлов.Многозначительно молчал министр юстиции России Николай Федоров, кстати, выпускник Казанского университета. Впоследствии он стал Президентом Чувашии.Сочувственно к нам относилась эксперт Любовь Болтенкова. А предложение опытного юриста Сергея Шахрая о том, что отношения между Россией и Татарстаном должны быть договорными, даже вошло в текст договора.Но были в российской делегации и такие, кто и слышать не хотел о равноправных отношениях России и Татарстана.Банкиры, смирно!На переговорах в Москве, когда заключали договор между Россией и Татарстаном, депутат Верховного Совета РТ Алексей Колесник стал свидетелем забавного эпизода.С нашей стороны были министр финансов Дмитрий Нагуманов, банкиры Мансур Галимов, Талгат Абдуллин и другие. Начинает говорить на переговорах Абдуллин - перед его железной логикой российская сторона отступает. Включаются в разговор Нагуманов и Галимов, которые по службе находятся в российском подчинении, и мы отступаем.В один из дней договорились, что будем платить федеральные налоги, вот только подпишем протокол. Глава российской делегации Исправников задумался.- Нет... раз Татарстан согласился подписать бумагу - что-то не так. Будем думать дальше.Удрученные татарстанцы поехали в гостиницу. По дороге Талгат Абдуллин возмущенно говорит Нагуманову и Галимову.- Вы хоть рта не открывайте на переговорах! А если вас попросят что-то подтвердить - подтверждайте!А Нагуманову и Галимову было трудно перестроиться. Минфин и Нацбанк РТ столько лет стояли по стойке «смирно» перед Москвой.Пришлось их в шутливой форме предупредить.- Если завтра займете такую же позицию, закажем вам стальные наколенники - чтобы было удобно стоять перед Москвой на коленях.За столом переговоровСергей Станкевич, советник Президента Российской Федерации, на два дня опоздал на переговоры России и Татарстана.Посмотрев подготовленный протокол, он возмутился.- Мы не можем его подписать! Это будет против наших интересов!С удивлением смотрит на своих.- Что произошло, ребята?Ему отвечают со вздохом.- Понимаешь, Сергей, тебя не было с нами два дня...Станкевич.- А что, за два дня между нами пропасть образовалась?Такие, как Станкевич, не могли понять, что за два дня переговоров можно многое изменить. Можно согласиться с аргументами другой стороны, если эти аргументы безупречны.Все, кто садился за стол российско-татарстанских переговоров, покидали его уже другими людьми. Российская сторона часто меняла членов своей делегации. Многие россияне, изучив доводы Татарстана, соглашались с ним.Так расширялся в Москве круг людей, которым становилась понятна особая позиция Татарстана.Первым на переговорах России и Татарстана уперся Гайдар (тогда он был замом председателя правительства Российской Федерации). Как, мол, делиться полномочиями с Татарстаном? Так можно и Россию развалить! Премьер-министр РТ Мухаммат Сабиров осыпал его упреками.- Егор Тимурович, ты же демократ! На волне демократии стал одним из правителей России. Мы, татарстанцы, тебя поддерживаем. Почему же ты из Москвы хочешь решать вопросы, которые не можешь?И Гайдар нас с трудом, но понял. Он прислушался к словам Сабирова, что надо «родить» какой-то юридический документ о взаимоотношениях России и Татарстана. Иначе могут прерваться хозяйственные и экономические отношения наших и российских предприятий. А это катастрофа! Вот тогда и было подготовлено первое межправительственное соглашение об экономическом сотрудничестве.Спорили до белого каления! Особенно когда речь зашла о нефти. Как премьер-министр Сабиров мечтал получить собственную квоту (количество поставляемой нефти за рубеж) на экспорт нефти. Башкиры одновременно с нами требовали того же. Но у башкирского премьер-министра после бесконечных переговоров с центром сдали нервы, и он, хлопнув дверью, уехал к себе в Уфу.Сабиров понимал. ему дверью хлопать нельзя! Поэтому после длительных бесплодных встреч Мухаммат Галлямович пошел на хитрость. На глазах двух групп - РФ и РТ - сгреб все бумаги и в сердцах заявил.- Ладно, Егор Тимурович! Ни о чем мы не договорились. Только много времени впустую потеряли...
Гайдара это задело.- Ну-ка, отойдем в сторону!Отошли. Он говорит Сабирову.- Давай-ка я смотаюсь к Ельцину. Без него нельзя. Слишком большую квоту по нефти просите - 8 миллионов. А ты пока перерыв объяви. Покурите.Так и сделали. Гайдар уехал к Борису Николаевичу. Возвращается, на лице - улыбка. У татарстанского премьер-министра отлегло от сердца. разрешили!
Когда подписали соглашение, Сабиров захотел на радостях сделать Гайдару подарок. К этому уже давно все были приучены. Но тут стало боязно. все-таки Гайдар демократ... После колебаний Сабиров снял с руки чистопольские часы и протянул их Гайдару. Он отстранился.- Да ты что?! Мне взятку даешь?- Какая взятка? - объясняет Мухаммат Галлямович. - Это наши часы, чистопольские... и лично мои.Принял Гайдар часы и не знает что делать дальше. Начал бегать по кабинету. Пошвырялся на столе, наконец разыскал среди бумаг шариковую ручку и вручил ее Сабирову.- А это подарок от меня!Для Сабирова Гайдар был и остается первым российским чиновником, поддержавшим требования Татарстана.Окончание следует

КВ
Лента новостей