- Уф, Виталич, ты прям волшебник! - выразил общее мнение друзей Антон.
Минуту назад они, хорошенько попарившись, окунулись в бассейн и теперь сидели расслабленные в просторном предбаннике, чистя рыбу и откупоривая бутылки с прохладным пивом.
- А то! - довольно улыбался хозяин дома. - Это тебе не новомодные сауны электрические, а настоящая русская баня: на дровах, с котлом да веничками.
- Опасно это, - глубокомысленно заметил Марат, самый молодой участник застолья, - угореть можно.
- Ты поучи папку детей делать, - погрозил куском копченого леща Виталич. - Меня еще дед в деревне всем банным премудростям учил.
- А как там у Высоцкого было? - сказал Тимур и начал напевать:

Протопи ты мне баньку по-белому,
Я от белого света отвык.
Угорю, и мне, угорелому,
Пар горячий развяжет язык…
- Владимир Семенович песни, конечно, хорошие писал, - согласился Виталич. - Только мы его совету следовать не станем - угорать нам совсем не с руки. Я аккуратно топлю, не дрейфь.

Спор сам собой угас - расслабленное состояние мужчин и авторитетный тон Виталича тому способствовали.
- Марик, а ты чего какой хмурый? - спросил хозяин вечера. - Ты сейчас светиться должен. Первый год брака - это ж, блин, сплошной медовый месяц.
- Да если бы, - неоднозначно ответил Марат. - Виталич, есть у тебя что-нибудь покрепче?
- Ишь чего придумал, салага, - покачал головой мужчина. - Баня пьяных не любит. Если прям сильно наболело - вечером по холодку накатим. А пока лучше на трезвую голову расскажи, чем расстроен.
- А что рассказывать? - вдруг зло сказал Марат. - Правильно мне говорили, что все бабы - оборотни, после свадьбы вдруг становятся другими людьми.
- О-о-о, да я прям слышу слова не мальчика, но мужа, - вдруг расхохотался Виталич. - Что, пиво запрещает пить да за компом вечера просиживать?
- Да и это тоже, - смутился Марат. - По любой ерунде докапывается. То я ей по дому не помогаю, видите ли, то звоню с работы мало, то вечером выясняется, что я тюлень бесхребетный, потому что меня ничего не интересует, кроме дивана и компа. А я устаю, между прочим, пашу как конь.

- Скажи спасибо, что не мерин, - шутливо заметил Виталич, но тут же посерьезнел. - А ты как хотел? Семья - это труд, уж прости за очевидный пафос. Раньше вы по киношкам да кафешкам ходили, а теперь у вас совместный быт. Притирка у вас идет, понимаешь? На прочность она тебя проверяет.
- И что делать? Она ведь даже сегодня перед парилкой звонила. Говорит, быстрее домой чеши, нечего с алкашами своими рассиживаться.
- Ну, это она зря. Хитрее надо быть - лаской домой заманивать, а не палкой загонять. Но и ты уступай. Иногда и извиниться стоит за невнимательность или еще что, с тебя не убудет. Но если в каком-то вопросе у тебя позиция принципиальная - стой на своем.
- Проще сказать…
- Да ведь у вас еще и ребеночка нет, - продолжал Виталич. - Семья - она ведь только ради детей и создается, если всю мишуру отбросить.
- А для себя пожить? - спросил Марат.
- Это дело хорошее, кто же спорит. Вдвоем сначала хорошо. Только вот незадача: через несколько лет разногласия накапливаются, а видимых причин их терпеть нет. И возникает резонный вопрос: а на фига оно мне? Так что вы лучше с этим делом не затягивайте.

- Ну, бывают и другие случаи, - возразил молчавший до этого Антон. - Иногда лучше разбежаться, пока детей нет. Ты, Виталич, помнишь первую жену мою?
- Катьку-то? Помню, как забудешь такую - зачетная была мамзель.
- Вечно у тебя все бабы да мамзели, - недовольно заметил Антон. - Ну да ладно, дело прошлое, драться не будем. Так вот, чего я вспомнил-то: меня с ней только на полгода хватило. Совершенно не представлял, как она в быту себя ведет. Да и станешь об этом думать, когда у нее ноги от ушей, а уши высоко, да и все остальное прилагается.
- Дай угадаю. Ни приготовить, ни постирать-погладить она нужным не считала? - предположил Марат.
- В точку. Но это я большой бедой не считал - мать меня с детства к самостоятельности приучила. Сложнее с другим оказалось: она меня вообще не слышала. Мол, два мнения только бывает, одно ее, другое неправильное. А злиться начнешь - крики, истерики, слезы. Разве что без боя посуды. В общем, как-то незаметно ушла любовь, одно раздражение осталось. А были бы дети, так я бы попробовал перетерпеть.
- И надолго бы тебя хватило? - насмешливо заметил Виталич.

- То-то и оно, что вряд ли. Я это все к чему - не подходили мы друг другу. Может, другой мужик с ней такой только счастлив был, а вот мне с ней не по пути оказалось.
- История, конечно, нравоучительная, но ты парню голову глупостями не забивай, - ответил Виталич. - В семье главное - компромисс. Но во всем надо меру знать. Строить нас, мужиков, бабы своей святой обязанностью считают. Помню, лет десять назад вычитали моя супруга и теща о пользе свежих овощей с грядки, решили, что семье жизненно необходима дача. И не абы где, а чтоб прям в экологически чистом районе, чтоб рядом ни чугунки, ни трассы. Ну, выбрали - от Казани почти 200 км. Я им объясняю, что на моей «Ниве» туда не наездишься - золотыми овощи будут. А им че, они собрались, уселись и поехамши. Таскать, грузить, на грядках копаться - это дело мужское. Но я терпел. А как-то раз поехали - жара страшная. Мы и так от нее все звереем по-тихому, а тут, как назло, на посту ДПС всех тормозят, проверяют. Видать, план «Перехват» у них. Ну, мы стоим в этой очереди, ждем. А мне теща заявляет, мол, сходи узнай, когда поедем. Я ей резонно отвечаю, что как только, так сразу. А она - нет, ты сходи. И жена туда же - мол, тебе трудно? Не зли маму! И тут я психанул - я им че, салага какой? Строить они меня, как на тумбочке, будут. И как гаркну на них, мол, сейчас высажу обеих на фиг, и пешком до Казани потопаете. Притихли. Мне, конечно, потом жена долго выговаривала за грубость. Но с тех пор до крайностей не доводила: если и ругались, то без повышенных тонов.
В этот момент зазвонил лежащий на подоконнике телефон. Марат, извиняясь, вышел. Вернулся минут через пять.

- Соскучилась, говорит, - сообщил он друзьям потеплевшим голосом.
- Вот и славно! - обрадовался Виталич. - Ты что сказал? Во сколько дома будешь?
- Часов в 10.
- Ну, а ты езжай пораньше, цветов по дороге купи. Мелочь, а ей приятно будет.
- Так и сделаю, - подумав, согласился Марат. - Только сначала еще разок в парилку!