- Не хочу тебя отпускать, - жарко шептал в ухо Насте Олег. - Ты просто чудо, никогда таких не встречал.
Девушка млела в объятиях кавалера. Она не в силах была что-то ответить, тая в простых ласках и комплиментах, напоре молодого парня.
- Может, все-таки ко мне? - в очередной раз попытался пойти в атаку Олег. - Сбежим ненадолго ко мне?

Настя молча покачала головой, грустно улыбаясь.
- Ну, я тогда пойду, поздно уже, - как-то вмиг поскучнев, пробормотал Олег.
- Подожди, - прошептала Настя и, порывисто прижавшись к парню, поцеловала его. - Пока, - так же шепотом грустно сказала она.

Олег коротко кивнул и пошел в сторону станции метро. Настя с минуту смотрела ему вслед, потом, открыв дверь, оказалась в душной темноте подъезда. Облокотившись о стену, закрыла глаза. Приятное возбуждение от весело проведенного вечера и сладкая истома от прощания с Олегом постепенно покидали ее. Взамен им приходило осознание: сказка закончилась, пора возвращаться в быль.

Настя постаралась как можно тише открыть входную дверь, что было непросто, учитывая старый замок. Получалось в общем-то неплохо, но каждый случайный шорох все равно казался девушке громче воя сирены. Прокравшись в коридор, Настя тихонько сняла туфли и на цыпочках прошла в свою комнату.
«Кажется, мама не проснулась», - облегченно подумала она.

В комнате подошла к кроватке, где спал Димка. Когда она увидела спокойно посапывавшего мальчугана, сердце ее сжалось от нежности. «Дима, Димочка, чудо ты мое трехлетнее», - сказала она, конечно же, про себя.
- Перегаром на ребенка не дыши, - тихий, но строгий голос матери неожиданно раздался за спиной. Не дожидаясь реакции дочери, женщина вышла из комнаты. Сразу после этого на кухне зажегся свет и раздался звук поставленного на плиту чайника. Подумав, что лучше не ждать до утра - к этому времени мать может накрутить себя до предела, Настя направилась следом. Прикрыв за собой кухонную дверь, села на табуретку.
- Чего же не до утра моталась? - внешне мать оставалась спокойной, но было ясно, что голос она не повышает только для того, чтобы не разбудить Диму.
- Мам, ну не начинай, время только двенадцать, подумаешь, засиделась немного, - робко попыталась возразить Настя.
- Она засиделась, а я Димку спать не могла уложить. Все надрывался, бедненький: «Где ма-а-ма?» А мама шляется не пойми где и водку жрет!
- Мам, ну какую водку? - начала закипать Настя. - Я выпила-то пару коктейлей, да и компания приличная была.
- Вижу я по губищам твоим опухшим, какая у тебя там приличная компания! Второго в подоле принести хочешь?

Это был удар ниже пояса.
- А я должна, как ты, всю жизнь одна с ребенком? - злым свистящим шепотом заговорила Настя. Щека матери дернулась, словно от боли, но она промолчала. Не замечая этого, Настя продолжала:
- Я же как узница тут: работа - дом, работа - дом. Мне же не пятьдесят, я любви хочу!
- Думаешь, в пятьдесят ее не хочется... - с грустью проговорила мать, но потом заявила совсем другим, твердым, голосом. - Думать надо было, прежде чем в койку прыгать! Или хотя бы предохраняться по-человечески.
- И что, не жить мне теперь?
- Теперь ты за ребенка отвечаешь. О нем нужно думать, а не о кобелях своих.
- Да чего сразу о кобелях-то? Олег любит меня!
- Любит, как же... Развлекаться он с тобой любит. Ты пойми, тебе теперь просто так мужика выбирать нельзя. Если он к Димке нашему душой не прикипит, то какая у вас семья получится?
- Значит, и Димочку полюбит.
- А вот вообще необязательно. На фига ты ему с ребенком? А так он с тобой полгодика погуляет и другую найдет. Если бы твой Олег семью хотел, он бы уже пришел с ребенком знакомиться.
- А вот и придет!

С этими словами Настя вышла из кухни. Всю ночь она толком не спала.
- Милая, я как-то еще не готов, если честно, - неуверенно объяснял Олег, когда Настя предложила ему познакомиться с ее сыном.

Девушка была очень расстроена таким поворотом. В течение нескольких месяцев она пыталась возвращаться к этой теме, но Олег всегда находил вежливые оправдания своему нежеланию встречи с Димой. Наконец Настя не выдержала.
- Олег, пойми меня, я не могу тратить свое время на отношения, которые ни к чему не приведут, - внутренне холодея, заявила она парню. - Мне нужна нормальная семья. Если тебе - нет, то нам лучше расстаться.
- Ладно, ладно, не горячись, - ответил тот. - Мне работу в Москве предложили. Поедешь со мной?
- Конечно.

Мама Насти, мягко говоря, не была рада предложению Олега.
- Конечно, езжай, бросай мать, - плача, сказала она Насте.
- А на себе я крест должна поставить?! Как ты?
- Я, между прочим, все для тебя делала! На двух работах пахала, чтобы у тебя все было! Когда ты ребенка нагуляла, ни слова тебе не сказала.
- Может, это последний мой шанс семью нормальную завести... Кому я с ребенком нужна?
- Езжай, - зло махнула рукой мать. - Только потом не плачься мне.

Спустя пару дней Настя снова встретилась с Олегом.
- Слушай, такое дело... - парень заметно мялся. - Диме пока лучше пожить с твоей мамой. Первое время придется жить в съемной комнате, с ребенком тесно будет. А там устроимся и через годик придумаем что-нибудь.

Настя грустно усмехнулась...
- Прощай, Олежек, - спокойно сказала она. - Пусть у тебя все получится в Москве.

И, развернувшись, быстро пошла, чтобы тот не видел ее слез.
- Мама! - радостно прыгал у двери Дима. - Мама пришла!

Настя порывисто обняла сына, целуя его.
- Чудо ты мое, куда ж я без тебя? - сквозь слезы шептала Настя.

Дима вывернулся из ее объятий, явно недовольный столь бурным проявлением чувств. Впрочем, Настю это совсем не расстроило.
- Доченька, ты прости меня, - неожиданно сказала мама дочери вечером. - Зря я на тебя накричала тогда. Может, ты и права, что счастье свое ищешь... Это я дура, все одна, вот и обозлилась. Тиранила тебя с самого детства. У меня вчера сердце екнуло: а вдруг я тебе любви мало дала, раз у меня ее мало было? И ты такой же станешь, а Дима несчастным вырастет?
- Не говори глупостей, мамуль, - улыбнулась Настя. - У нас замечательная семья. А любовь... Любовь у нас спит, сопя в обе дырки. И еще любовь мы встретим, я уверена.