Диван в квартире Амины Сагитовны был старинный, с валиками-подлокотниками, спинку украшала вышитая дорожка.

На диване сидела хорошенькая девушка по имени Марина и рыдала. Жаловалась:
- Я ведь эти несчастные украшения даже не видела ни разу! Откуда мне знать, где они спрятаны были? А говорят, что я украла!

Анастасия Петровна, подруга хозяйки квартиры, подала девушке стакан воды:
- Успокойся, расскажи все по порядку.

Марина училась в медицинском колледже, подрабатывала медуслугами: уколы соседям сделать, с заболевшим ребенком посидеть, несложный массаж делала. Девушка приехала в Казань учиться, а жила у двоюродной тетки. Характер у одинокой женщины был неровный, усталость и раздражение она нередко срывала на родственнице. На нее же свалила и все бытовые заботы. Марина терпела. Во-первых, тетка славилась как весьма квалифицированная массажистка, очень востребованная. Пусть и с вечными попреками, но она обучала девушку, передавала ей свои приемы. А во-вторых, куда же Марине деваться, пока сама не выучилась, не встала на ноги.

В последнее время Марина присматривала за старенькой Ольгой Сергеевной с четвертого этажа, навещала ее, помогала и по хозяйству. Оплачивал эту работу сын старушки Борис, живший со своей семьей отдельно. Но случилась беда. У Ольги

Сергеевны, подопечной Марины, пропали золотые украшения. Кольца, цепочка, старинные серьги. Хранилось золотишко просто в ящике комода - и вдруг возьми да исчезни. Обнаружила это невестка старушки и обвинила во всем Марину, поскольку вроде бы в квартире никто из посторонних давно не бывал. Кричит, требует - мол, верни, иначе под суд пойдешь. А как вернуть, если не брала? И ведь суд не суд, а все равно ославят воровкой. Кто тогда на порог пустит, как на учебу зарабатывать? И сты-ы-дно... Марина снова залилась слезами. 

Анастасия Петровна вздохнула, но заговорила строго:
- Кончай носом хлюпать, давай разбираться. Что сама-то Ольга Сергеевна говорит?
- Да от нее мало толку. Зло, бормочет, в золоте зло. Почему-то качаться начинает вперед-назад. Знаете, у нее же с головой не совсем... Возрастное.

Амина Сагитовна подсела к девушке поближе:
- Ты ведь, Марина, умненькая. Вспомни, может, что-нибудь необычное заметила в последнее время?

Марина шмыгнула носом:
- Ну, разве что... Неделю назад Борис привез матери продукты, телятины свежей. Я сварила, думала, на три дня. Назавтра смотрю - в кастрюльке пусто. А у бабуськи аппетит обычно плохой. И еще баночка с медом пропала. Я тогда удивилась, но не стала заморачиваться, а вот сейчас вспомнила.

Анастасия Петровна встала:
- Давай позвоним Борису, я сама с ним поговорю.
Позвонили. Борис был мужчиной солидным, рассудительным. Он тоже сомневался, что виновата Марина, но уж больно жена бушевала. Придется искать другую сиделку, а жаль. Договорились, что соседки навестят его мать, посмотрят там, что к чему. 

От старушки ничего не добились. Что ни спроси - качается и бормочет про зло в золоте, глядя в сторону. Однако, проследив за направлением ее взгляда, Амина Сагитовна увидела на полке странную картинку - фигура вроде многоцветного цветка, а в центре блестящая точка. 

Анастасия Петровна ахнула:
- Мандала! Откуда? Такие при гипнозе применяют!

Марина думала, что картинку привез Борис вместе с продуктами. Она в тот день делала большую уборку, а  бабуську, чтобы не мешала, отпустила погулять в садик во дворе под присмотром соседки. С часок обе сидели там на лавочке, благо день был солнечный. 

Анастасия Петровна протянула:
-Та-ак. Надо поговорить с той соседкой. 

Поговорили. И выяснилось, что в тот день среди «аборигенок» двора на скамейке сидела незнакомая женщина, вроде бы ждала кого-то. Неприметная такая, лет сорока. Разговоры шли обычные: цены, здоровье. Ольга Сергеевна пожаловалась на болячки, а незнакомка сказала, что это похоже на порчу, надо бы проверить. Они вдвоем отодвинулись на конец скамейки, о чем-то тихо говорили друг с другом. Соседке это не понравилось, и она увела Ольгу Сергеевну домой. Назавтра Марина увидела на полке картинку с мандалой, но не придала этому значения. 

Подруги-пенсионерки посоветовались и снова позвонили Борису. Он приехал и сам стал расспрашивать мать, очень долго, терпеливо. Ольга Сергеевна сияла от радости, что сын сидит с ней и никуда на этот раз не торопится. Постепенно она расслабилась и стала кое-что вспоминать. Та незнакомка обещала спасти старушку от губящей ее порчи, спросила адрес и на следующий день позвонила в дверь. Ольга Сергеевна открыла, хотя клятвенно обещала сыну не впускать чужих. Гостья все пугала порчей, на столе появилась та самая картинка. Приказала: «Смотрите в середину, там свет, путь к очищению. Надо избавиться от зла!» 

А вот что было дальше, старушка так и не смогла вспомнить. Кое от чего ее действительно избавили. Пересказывая потом все это соседкам, Борис кривился, будто зубы болели. Сказал, что идет извиняться перед Мариной, попросит, чтобы продолжала присматривать за матерью.
- Как думаете, может, она согласится пожить с Ольгой Сергеевной? В квартире места хватит. Надо бы мать забрать к себе, да не могу, жена с ней не уживется. Но одну оставлять теперь страшно. 

Когда он ушел, Анастасия Петровна сказала:
- В старости-то многие простодушными делаются. А за Марину порадуемся.