- И все-таки это несправедливо! - свое негодование Эля заедала татарским чак-чаком под английский чаек.
- Да кто спорит?! - риторически заметила ее коллега Татьяна, стараясь не отставать от подруги, чей аппетит, видимо, от стресса достиг совсем не дамских масштабов.
- Да я просто не понимаю, как они могли кого-то отправить вместо меня? - продолжала Эля.
- Правда не понимаешь? - с удивлением посмотрела на нее Таня.

Повод для тирады у Эли был. Весь год она готовила класс к участию в литературной викторине. И вот ее воспитанники побеждают и в качестве приза получают поездку в Санкт-Петербург. А Эля получила… ничего: в качестве сопровождающего школьникам назначили другого педагога.
- Правда не понимаю, - продолжала возмущаться обманутая учительница. - Я о Питере с института грезила…
- Как бы тебе объяснить потактичнее… У тебя детей нет.
- И что? Я от этого плохой педагог?
- Нет, но сопровождать детей таких не отправляют. Вслух тебе вряд ли это кто скажет, но ситуация такова.
- Дискриминация какая-то, - загрустила Эля.
- Я тебе больше скажу - дальше будет только хуже. Вот тебе сколько лет?
- Двадцать пять исполнилось. Забыла, что ли, как на мой день рождения в караоке охрипла?
- Да помню, - смутилась девушка. - В общем, педагог, не имеющий собственных детей, у многих родителей вызывает недоверие. Как бы сапожник без сапог... мол, как человек может чужих детей воспитывать, если на своих не потренировался.
- Ничего себе... - задумчиво отпила остывший чай Эля. - Меня, если честно, и родители с этим вопросом осаждают.
- Вот и подумала бы. Ладно, мне на урок пора.

Оставшись в учительской одна, Эля задумалась. А ведь директор школы неоднократно намекала ей, что пора бы уже «сходить в декрет». Мол, после этого легче будет получать профессиональные категории. А сам декретный отпуск она описала едва ли не как самое счастливое время в жизни каждой женщины.
- Эльмира, ты не волнуйся на этот счет, - говорила она. - Никто тебя сразу на работе не ждет, можешь хоть два, хоть три года с ребенком сидеть. Ну разве что подменить кого-нибудь на время больничного.

Родители во главе с пожилой бабушкой также не оставались равнодушными к этому вопросу. Их даже не смущало отсутствие у Эли постоянного кавалера. Мол, принца можно и до старости ждать, а рожать-то лучше до тридцати.
Было бы странно, если бы под таким постоянным давлением Эля хотя бы не задумалась о возможности поддаться на уговоры…
* * *
- А у меня для вас потрясающая новость! - сообщила Эля за семейным ужином.
- И какая же? - без особого любопытства спросил отец, насаживая в это время на вилку кусок картошки.
- Я скоро стану мамой! - девушка обошлась без дополнительных прелюдий.

Отец шумно проглотил и удивленно посмотрел на Элю.
- Ну вот, это же получается, что свадьба зимой будет, - неожиданно заметила бабушка.
- Да летом-то лучше: фотографии красивые получаются, - мечтательно согласилась мать.

Эля даже головой встряхнула:
- Вы чего? Какая свадьба?
- Как это какая? - едва ли не возмущенно отвечала бабушка. - В загсе, чтобы прилично все было.
- Так, - медленно проговорила Эля. - Давайте расставим все точки над «и»: никакой свадьбы не будет. И отцу ребенка я ничего не скажу. Рожу для себя, воспитаю сама, а личную жизнь еще успею устроить. И вы, кстати, всегда говорили, что поддержите меня…

В общем, разговор получился сложным. Родители настаивали - они должны знать, что за человек отец ребенка, убедиться, что он из хорошей семьи. А еще было бы неплохо, чтобы он помогал деньгами. А лучше женился на Эле, потому что у ребенка должен быть отец. То, что Эля не хочет выходить замуж за нелюбимого человека, в качестве аргумента принято не было. Но по сравнению с тем, что ждало Элю на работе, это были еще цветочки.
- Что же ты так не вовремя, - заявила ей директор.
- То есть как это не вовремя? - опешила Эля.
- Да так. Месяц у нас сейчас какой? Ноябрь. Значит, родишь ты примерно в августе.
- И что? - не понимала девушка. - Вы за гороскоп ребенка моего беспокоитесь?
- Ой, насмешила, - улыбнулась директор. - Ладно, придется кому-нибудь первое полугодие тебя подменить, а после Нового года вернешься отдохнувшая.

Эля оторопело смотрела на начальницу.
- Постойте, - не сдавалась она. - Ведь вы еще недавно говорили мне, что я могу хоть три года в декрете сидеть.
- Так то полгода назад было, когда штат был полный, - ничуть не смущаясь, отвечала ей директор. - А теперь нам одну ставку сократили и Тамару Михайловну на пенсию проводили. У тебя же бабушка пенсионерка, ты сама говорила. Так что нечего дома отсиживаться.

Дальше все было только хуже. Дома нарастало недовольство: родители требовали выдать личность отца. Дошло до того, что папа Эли решил поиграть в детектива и вычислить отца ребенка среди окружения девушки. Решив, что догадался, он не придумал ничего лучше, как угрозами требовать жениться на Эле.

На работе тоже молодую учительницу ждал сплошной стресс. На нее свалили всю внеклассную работу, а когда она попыталась возмутиться, заявили, что скоро станет мамой и тогда отдохнет. В конце концов Эля уехала в недельный отпуск, а вернувшись, сообщила всем, что избавилась от ребенка…
* * *
- Ой, ты бы слышала, что тогда началось, - заедая пирожным чай, рассказывала Эля.
- А ты бы слышала, что про тебя в школе болтают, - в тон ей ответила Таня.
- Да представляю, мол, убийца, да как она могла, да только о себе думает... Ты знаешь, самое интересное: дома опять сменили мнение на прямо противоположное. Теперь они снова говорят - вовсе не важно, кем был отец ребенка.
- Да уж, - задумчиво проговорила Таня. - И все-таки ты не думала, может, стоило оставить ребеночка?

Эля заговорщицки посмотрела по сторонам с прошептала:
- Не было никакого ребенка. Ты прости, подруга, что тебе не сказала, но ты бы проболталась.
- Как это не было ребенка? - оторопела Таня.
- А очень просто: я всем соврала. Можете закидать меня за это тухлыми помидорами, но я посчитала, что такое ответственное дело требовало репетиции. И знаешь, нисколько не жалею. Теперь точно знаю, что в своем окружении я не хочу быть матерью-одиночкой. Так что родить решусь только после свадьбы с хорошим мужчиной.