Без улыбки
news_header_top_970_100

Без улыбки

Никеше Пономареву в очередной раз не повезло - он на два месяца остался без улыбки. Немолодой уже человек (Никешей его называла мама; на работе - Никита Васильевич) попался на пустяковине - простуде. Не на тривиальной - с соплями и кашлем.

Он застудил лицевой нерв. Вот так вот - шел от стоматолога, улыбающийся и счастливый, что удалил наконец-то зуб, и застудил!

Поначалу не заметил этого - приметы необычной болезни проявились только на следующий день: одеревенелая левая половина лица, одеревенелый взгляд, одеревенелая нижняя челюсть... Физиономия сильно напоминала клоунскую маску, но маме было не до смеха.        

- У тебя инсульт! У моего старшего брата так же все начиналось - лицо перекосило, а потом - помнишь, чем закончилось? И не спорь со мной, вызываю «скорую»!

Предположения мамы имели основания. Никешу отправили в больницу с подозрением на инсульт. Более тщательное обследование с томографией позволило мужчине облегченно вздохнуть: опасный диагноз не подтвердился и был заменен на более щадящий - невропатия лицевого нерва. Как популярно объяснил врач, Пономарев застудил нерв, отвечающий за левую половину лица. Теперь предстояла долгая процедура восстановления мимики, нормальной речи.

- Долгая? Насколько долгая? - Никеша говорил, зажевывая или искажая некоторые согласные. Получалось смешно.

- Ну, месяца два восстановление займет. А пока на десять дней мы оставляем вас в неврологическом отделении.

Десять дней!.. Для Пономарева этот срок звучал как приговор, ведь через неделю он намеревался с любимой девушкой Зиной пойти в загс, чтобы подать заявление.

- А пораньше нельзя, доктор? А то мне в загс надо...

- Раньше не-льзя! По идее вас надо три недели в стационаре держать, да у нас и без вас… Ну да ладно. И потом, куда вам в загс с такой… лицом? Вас невеста испугается!

И правда, о внешней стороне проблемы Никита Васильевич не подумал. Он представил торжественный момент под марш Мендельсона: ведущий менеджер фирмы под руку с невестой - торговым работником (а что, разве продавщица из овощного отдела не торговый работник?), гости при параде… Фотограф выстраивает всех, лепечет что-то про птичку, которая сейчас вылетит, народ взволнован и одухотворен, а в центре событий - жених с перекошенной клоунской маской вместо лица!

Нет, так нельзя, решил Пономарев. Заявление в загс и тем более свадьбу надо отложить до лучших времен. До той поры, пока нерв не соблаговолит вернуть лицу надлежащее выражение. Никеша достал сотовый и ткнул пальцем в строчку «Зинуля».

- Слушаю тебя, дорогой. Только говори быстро - у меня покупатели.

- Зынула, пасти, гаваю похо…

- Ты где это с утра пораньше так наклюкался, а? Протрезвеешь - поговорим.

Связь прервалась, а Никеша понял, что он не прав: забыв про свою теперешнюю дикцию, бросился объяснять ситуацию. Надо исключить голос и внешность. Как? «Элементарно, Никсон, - пошлю эсэмэску», - подумал Пономарев.

Все обстоятельства случившегося он решил пока не излагать, а свое отсутствие и молчание прикрыть уважительной причиной. А что может быть уважительнее загранкомандировки?

Итак, куда поедем? Надо бы подальше - в страну, с которой нет устойчивой телефонной связи. Никеша пошевелил извилинами, вспоминая школьный курс географии и теленовости о политической ситуации в мире. А что, не махнуть ли в Венесуэлу? И далеко, и с ней мало кто дружит, а значит, и связь не желают налаживать. Решено - Пономарев отправился в Латинскую Америку. «Я уже лечу и, судя по времени, пролетаю Париж. Жалко, облака под самолетом - ничего не видно», - откинувшись на подушку в палате номер девятнадцать, Никеша так увлекся собственными фантазиями, что даже ощутил вибрацию от работающего авиадвигателя.

Эсэмэски он решил сочинять в телеграфном стиле - коротко и неясно. Такой туман в общении был Никеше пока на руку. «Срочно направлен в командировку в Венесуэлу. Буду через 10 дней. Звонил тебе из самолета - плохая слышимость, ничего не понял. Будем держать SMS-связь». Ответ прилетел стремительно: «Какая командировка? А как же загс?» - «Прилечу - подадим заявление. Отказаться не мог, дело касается карьеры». - «Ладно. Привези мне карибский ром и бусы из жемчуга».

После выписки из больницы к исторической встрече с Зинулей Никеша подготовился основательно. Чтобы любимую девушку не смутило лицевое искажение, Пономарев придумал легенду: якобы в самый последний день, буквально перед вылетом, его укусила венесуэльская муха цеце, отчего так обезобразилась физиономия. Свой перекошенный фотопортрет он выслал последней эмэмэской, а в прилагаемом сообщении обозначил дату, время и место предстоящей встречи. Ждать осталось всего ничего, смущало только одно - Зинуля так и не ответила на последнее послание.

И вот наступил день свидания. Никита Васильевич прибыл на место встречи минут за пятнадцать до назначенного времени. Прошло полчаса… час… Зинаида не появилась. Пономарев достал сотовый (говорить внятным голосом он уже научился - надо только левую щеку ладошкой придерживать).

- Зина, ты где? Что случилось? Я тебя жду-жду…

- Не дождешься! Какая же ты сволочь, Пономарев! Не был ты ни в какой Венесуэле - я вчера на работу звонила. Мотался по бабам больше недели, а потом еще фотку издевательскую прислал. Рожу скривил! Это так ты ко мне относишься?

- Зинуля, постой! А тебе на работе не сказали, что я в больнице?

- В какой больнице? Опять врешь! А я еще за него замуж собиралась! Не люблю я тебя, понял?! И никогда не любила! Это маменька моя со своим: «Выходи за него, менеджер - деньги в доме будут!» Не надо мне твоих денег, козел старый! И не звони больше, понял?

От такого удара асимметрия лица Никиты Васильевича обозначилась еще четче. 

Оторопело уставившись в бесконечность, он не заметил подошедшей молодой женщины.

- Мужчина, что с вами? На вас лица нет. Помощь требуется?

- Не тэбуется.

- У вас нарушена речевая функция! Возможно предынсультное состояние. Я вызываю «скорую»!

Никеша оттянул щеку и нормальным голосом успокоил сердобольную женщину:

- Не надо «скорую». Я только вчера из больницы. Инсульта нет.

- Невропатия лицевого нерва?

- А вы откуда знаете?

- Я медсестра. А вам с таким диагнозом нельзя долго находиться на морозе. Где вы живете? Давайте я вас провожу.

Медсестра Аня взяла шефство над Никешей и в течение месяца приводила его физиономию в нормальное состояние. «С таким лицом и под венец не стыдно», - шутил Пономарев. Что, собственно, и случилось по окончании летнего отпуска, проведенного с Анютой в Венесуэле.