Я построю театр даже на необитаемом острове!

Режиссера Семена Переля - художественного руководителя израильского театра-студии «МоноАРТ», казанцы знают давно.

Семен Перель родился в Горловке на Донбассе в 1941 году в семье учительницы и инженера. Отец пропал без вести на фронте. Мать с двумя сыновьями эвакуировалась в Казань. Сема учился в 6-й и 83-й казанских школах, ремесленном и театральном училищах. После армии поступил в КФЭИ. Но театр взял свое - Семен Перель бросил финансовый и попал в первый набор режиссерского отделения филиала Ленинградского института культуры имени Н.Крупской. Создал народный театр в ДК строителей (ныне КЦ «Сайдаш»), позже Театр на Булаке (клуб ТТУ).

Женат на Анне Перельмутер, у них две дочери и трое внуков.

Это его «Колонистам» рукоплескал наш зритель в 70-х, это он был одним из инициаторов возрождения национального движения евреев в Татарстане и мечтал о создании Казанского детского театра. Не сложилось. 17 лет назад он переехал в Израиль. А недавно посетил Казань, повидался с друзьями и учениками.

- Припомаженная, неожиданная, потрясающая! За эти годы здесь появилось много нового, построены колоссальные здания. Но все же город узнаваем. Я-то ехал именно увидеть свою Казань! Люди тоже изменились. В Израиле заметил интересную особенность: если задержать взгляд на ком-то, в ответ человек улыбнется. Здесь раньше этого не было, иногда даже чувствовал агрессию. Но сейчас - улыбаются! Знаете, я до сих пор - казанский. Вытравить бы рад, чтобы слиться с той средой... Не получается.

- Чем вы занимаетесь в Израиле?

- Утром подметаю большой дом, днем работаю в столярке, к вечеру иду «дежурить» в клуб. Он работает по такой схеме: до обеда принадлежит школе, а после обеда становится клубом. У меня есть детский и юношеский коллективы. А по субботам приезжают взрослые - профессиональные артисты.

Честно говоря, мне ближе детский театр. Люблю работать с детьми. Они всегда остаются живыми, чистыми, открытыми, подвижными. С ними легко работать. Ведь театр - творчество коллективное. Здесь мы учим детей многому, прежде всего общаться, слушать, «переплетаться» между собой. Это здорово.

Я считаю себя счастливым человеком - всегда занимался тем, что мне интересно. Мне никогда никто не диктовал, что и как ставить. Сначала собирал детишек на лужайке, затем это были небольшие студии в домах культуры, потом до двухсот человек во дворцах. В годы перестройки по «Рождественской сказке» казанского драматурга Александра Воронина провели первое в республике благотворительное мероприятие, нас поддержали материально и духовно Казанская епархия, ДУМ, еврейская община. В УНИКС привезли детей-сирот из всех детдомов республики. Сейчас этим никого не удивишь, но в советское время отмечать 7 января как Рождество Христово... Потом участвовал в советско-американском проекте «Дитя мира», ставил с нашими детьми и их сверстниками из США спектакль в Казани, а потом в Чикаго... В общем, планы были серьезные. Договорились с властями о создании детского театра в Казани. Нам дали здание на улице Свердлова, но дом не подлежал реконструкции. Обещали дать потом на Карла Маркса, на Некрасова... Ничего не вышло, к сожалению. Далеко не сразу я воплотил эти мечты в приморском городке Герцлия. И готов играть спектакли даже на необитаемом острове, только бы мне дали это делать.

- Вас поддерживают израильские власти?

- Сколько мог - все взял сам, государство мне ни в чем не помогло. Учителям, инженерам, людям творческих профессий в Израиле сложно пробиться.

- Чувствуете ли вы себя в безопасности? Была ли угроза вашей жизни?

- Случалось. Но у меня театр как раз в бомбоубежище. Там мы сделали сцену, театральный свет. Как только наступают тревожные дни - прячем костюмы, убираем декорации. Потом, слава богу, все ставим обратно... Недавно был конфликт с Ливаном, это буквально в 80 километрах от места, где мы живем. А на набережной Герцлии играл джаз, гуляли люди. Израильтяне - народ особенный, непуганый. Например, никто не будет делать замечание молодежи, которая шумит в автобусе, ставит ноги на соседнее сидение. Большинство понимает: этим мальчикам и девочкам идти в израильскую армию - они будут после нее вести себя совершенно иначе. В Израиле в школах висят таблички с именами тех, кого с нами уже нет... Впрочем, вернемся в театр и Казань.

- Какие свои постановки вы считаете лучшими?

- «Четыре вечера и одно утро» Александра Воронина в Казанском тюзе. На фоне семьи мы рассматривали бытовые и социальные проблемы. Девочка вылетела из окна - для кого-то она погибла, а таксист снизу увидел, как она вылетела оттуда ослепительно белой птицей. У людей, у детей нужно видеть крылья. Спектакль задевал. Зрители после финала оставались в зале и начинали говорить не об игре актеров, а о себе и своих детях - это очень важно. Несколькими годами ранее очень хорошо шли в Казани, во Дворце строителей, спектакли «Колонисты» по макаренковской «Педагогической поэме» и «Остановите Малахова!» Валерия Аграновского. Позже «Дождь» Семена Гурария и мольеровский «Тартюф» в Театре на Булаке. Как можно описать чувство, когда спектакль трогает? Наверное, это точка, где ваша личность пересекается с произведением. Это и есть момент истины.

Еще один интересный момент: в России люди шли в театр, даже если было совсем тяжело. Помню, в трудном 1996-м я ставил спектакль в Сарапуле. Полгорода тогда было без работы, у людей денег нет на жизнь, а зал заполнен на 70 процентов. В своем израильском театре мне трудно добиться такой заполняемости.

Сейчас в «МоноАРТе» ставим комедию Александра Островского «Богатые невесты». В последний раз пьеса шла на сцене в 1873 году. Сегодня театр, чтобы выживать, ориентирован на шоу. Скоро все будет иначе. Я уверен, театр всегда движется в сторону духовности, исповедательности.

- В Казани вы встречались со старыми друзьями, бывшими студийцами. Как впечатления?

- На встрече чувствовал одно: самое время принести пьесу и раздать им роли.

- Вы очень любили рыбачить. Продолжаете?

- Я всегда рыбачу, обожаю это! Моя мечта простая - хочу приезжать в Казань на рыбалку каждый раз, когда мне этого хочется. Здесь думаешь: поймать бы покрупнее. В Израиле - наоборот. Там за выловленное в организованных местах рыбной ловли надо платить по весу! Это уже не рыбалка... А здесь едешь по этим полям, заливам... Какая же тут красивая природа! Только в этот приезд удивился некоторым вещам: плывешь по Волге и видишь, как местный бизнесмен отстроил километровый забор и дворец внутри, чтобы только свою пятую точку в воде помочить. Я не понимаю такого отношения к природе и людям.

- Что посоветуете тем, кто собирается за границу не в турпоездку, а на постоянное место жительства?

- Наверное, я в этом плохой советчик. Если бы мне хоть одним глазком показали заранее, какая жизнь ждет меня на чужбине, клянусь, ни за что и никогда бы не уехал из Казани! Но у меня была больна мама, старшей дочери была необходима серьезная операция... У меня не было выбора. К тому же многие хорошо помнят, что творилось здесь в том гайдаровском 1992-м.

- Выглядите прекрасно. Поделитесь секретом, как вам это удается?

- Как уже говорил, помимо театра, я работаю в столярке, каждый день занимаюсь физическим трудом. Раньше курил много, но однажды почувствовал, где у меня сердце... В ту же секунду бросил - и никогда не брал сигарет в руки! Испугался, что больше не увижу любимой Казани.

КВ
Лента новостей