Туфан и Эльмира сидели на кухне и пили остывший чай. Они уже довольно долго молчали, но это было вовсе не то благородное спокойное молчание, что рождается между людьми, которым не нужны слова. Скорее это была тягостная тишина, липкой тяжестью нависающая над собеседниками, когда те знают, что скажут друг другу, но не готовы отпустить на свободу эти неприятные слова.

- Ладно, я все понимаю, не держу тебя, - наконец выдавила из себя Эльмира.
- Я не хочу уходить, - возразил ей Туфан.
- Не хочешь? - разозлилась его супруга. - А на фига ты тогда на меня все это вывалил, умник?
- Потому что я люблю тебя…
- Я с этой твоей любовью всю жизнь ношусь, - яростным отрывистым шепотом заговорила Эльмира. - И что? Каждый раз ерунда какая-то выходит!

Туфан встал и пустил воду из кухонного крана.
- Малика услышит, - коротко объяснил он. - Незачем ребенку слушать, как взрослые ругаются.

Супруги снова замолчали, но на этот раз тишину нарушила восьмилетняя племянница, вошедшая в кухню.
- А вы чего ругаетесь? - с присущей только детям непосредственностью спросила Малика.
- И вовсе мы не ругаемся, милая, - заверила ее Эльмира.
- Ругаетесь, - уверенно протянула девочка. - Мама с папой, когда ссорятся, тоже воду на кухне включают.

Туфан с Эльмирой смущенно переглянулись, удивившись проницательности племянницы.
- А мама говорит, что вы дураки, - окончательно повергла в шок супругов Малика. - Потому что бегаете друг от друга, а в старости все равно вместе будете.
- С мамой твоей нужно будет поговорить... - задумчиво произнесла Эльмира.
Союз Туфана и Эльмиры никак нельзя было назвать обычным или нормальным. В свои 49 лет они состояли в браке в третий раз. Само по себе это не вызывает в наше время удивления, если бы не одно «но»: все три раза Туфан был женат на Эльмире…

Познакомились еще во времена студенчества. Молодые, порывистые, искренние, они тогда были счастливы и думали, что так будет всегда.
- Если мои родители узнают, что я встречаюсь с молодым человеком, то меня заберут обратно в Челны, - вскоре объяснила любимому Эльмира.
- И что же нам делать?
- Не знаю…

Девушка немного лукавила: она прекрасно знала, какое решение могло бы разрешить ситуацию. И к чести Туфана, парень тоже быстро понял, что ему нужно сделать, - вскоре молодые отправились с заявлением в загс.
Впрочем, от родителей эту радостную весть они скрывали едва ли не до самой свадьбы, опасаясь, что те не одобрят ранний брак. Справедливости ради стоит отметить, что они оказались во многом правы.

Студенческий брак Туфана и Эльмиры был похож на кинофильм: вначале на лирическую комедию, а ближе к развязке все чаще стал напоминать мелодраму. Каждая ссора превращалась в обоюдное представление с горькими разочарованиями друг в друге. В конце концов, ко всеобщему неодобрению, молодые развелись, не прожив вместе и двух лет.

Повторно они встретились в начале 2000-х, когда им обоим было чуть больше тридцати: заметили друг друга на улице и не могли наговориться. Долго сидели в кафе, рассказывали друг другу о своей жизни. Оказалось, что карьера у обоих сложилась неплохо: Эльмира добилась немалых успехов на научной стезе, Туфан, заработав в голодные 90-е неплохие деньги в северных вахтах, вернулся в Казань и открыл собственный бизнес.
- Глупые мы тогда были, - наконец затронула тему прошлого Эльмира.
- Да уж не то слово. Капризные и эгоистичные. Дети, одним словом. Давай признаем, в девятнадцать лет человек представляет не лучшую версию себя… А ты так замуж снова и не вышла?
- Были в моей жизни мужчины, но как-то ни уму, ни сердцу.
- Вот и у меня та же история.

В тот вечер они так и не сказали вслух, что теперь готовы все исправить и начать сначала. Но уже на следующий день Туфан не выдержал и позвонил. Через полгода они снова подавали заявление в загс.
- Ой, а вы однофамильцы, как удобно! - воскликнула дама-регистратор, когда они подавали документы.
- Да это еще с прошлого раза, - весело объяснила Эльмира, которая, как оказалось, не сменила фамилию после развода.

Вторая попытка семейной жизни Туфана и Эльмиры оказалась куда цивилизованнее первой, но обнаружилось, что за годы одинокой жизни оба накопили большое количество привычек, которые никто не был готов менять.
- Да не разбрасываю я носки, а аккуратно складываю их в одном месте, - пытался объяснить муж супруге.
- И почему этим местом не может быть корзина для белья?

Казалось бы, мелочь, но когда таких противоречий накапливается много, совместный быт становится пыткой. Ни искренняя любовь, ни общность интересов не смогли сохранить семью Туфана и Эльмиры - через три года в их паспортах появился четвертый штамп.

На этот раз они сумели остаться друзьями и продолжали поддерживать отношения. Личная жизнь, правда, у обоих не складывалась.
- Меня не покидало ощущение, что я тебе изменяю, - признался позже любимой Туфан.

После 40 они снова сошлись, но на этот раз не торопились съезжаться и оформлять свои отношения: оба решили, что именно бытовые противоречия помешали их счастью в прошлом. Тем не менее спустя несколько лет Туфан настоял на браке.
- Ну что мы как маленькие? - заметил он. - Я уже не мальчик, половина волос седые, хочу приходить домой, где меня встречает жена.

Эльмира уступила. На этот раз они действительно жили душа в душу, видимо, сказывался житейский опыт. Впрочем, их семью ожидал еще один кризис.
У Туфана умер отец. Мужчина тяжело переживал это событие, но помимо скорби он явственно ощущал нечто иное. И когда у них в гостях оказалась племянница Малика, он осознал, что именно.
- Детишек мы так и не нажили, - сказал он супруге. - Вот умрем, что после себя оставим?

Эльмира очень болезненно восприняла это заявление.
- Знаешь, может, для вас, мужиков, это вопрос теоретический, а женщина всегда точно знает, когда уходит то время, когда она может стать матерью, - с обидой заметила она.

Она решила, что Туфан просто хочет уйти к другой женщине, помоложе. На самом деле это было не так. Именно за этим разговором их и застала племянница. Когда они отвезли ее к матери, Туфан решился продолжить:
- Милая, я тут подумал… В общем, давай не будем ругаться. Я без тебя жить не могу, а еще одну свадьбу не потяну. - На этих словах Эльмира робко улыбнулась. - Может быть, усыновим ребеночка?
- Удочерим. Я всегда девочку хотела.