Ирина постоянно меня воспитывала. Мы уже давно были знакомы, но мне казалось, что она всегда мною не довольна. То не ту рубашку я надел, то не в ту парикмахерскую сходил. В целом наши отношения складывались неплохо. Нас многое сближало: спорт, книги, общие друзья. Но в то же время Ира все время хотела изменить меня в лучшую, как она думала, сторону. Я старался как мог. Ходил с ней на концерты, хотя совсем не интересовался музыкой, в музеи, где, тайком зевая, исправно слушал экскурсовода. Ира нравилась моей маме, поэтому мне казалось, что со временем мы найдем общий язык и будем счастливы.

В тот день мы пошли в театр. Не могу сказать, что мне там совсем не понравилось. Красивые декорации, костюмы артистов переносили нас в давнюю эпоху, где всем правила любовь. Наверное, это был хороший спектакль. Но до похода в театр у меня был очень трудный рабочий день. Это и еще недовольство Ирины, раскритиковавшей мой новый галстук, сделали свое дело. Я не стал вникать в происходящее на сцене и просто заснул. Проснулся от громких аплодисментов - закончился первый акт. Негодованию Ирины не было предела. Она шепотом высказала мне все, что думает обо мне и моем невежестве. Я не стал оправдываться и спорить, а, поцеловав ее в щечку, вышел из театра. Хотелось спать, и я пошел на автобусную остановку, чтобы побыстрее добраться до дома. А еще я понял, что больше с Ириной никуда не пойду.

На остановке я и встретил свою Золушку. Она сидела на лавочке, на ней была одна туфелька. Вторую она не потеряла, а держала в руках. Но смешная ассоциация с Золушкой пришла в голову сразу. Я бы не назвал ее красивой в общепринятом смысле. Даже скорее наоборот, она была совсем не красавицей: маленького роста, пухленькая. В ожидании автобуса мы познакомились и разговорились. Марина возвращалась от подруги. Новые туфли натерли ноги. Но даже в такой, казалось, неприятной ситуации девушка не выглядела грустной. Звонко рассмеялась, когда я пошутил по поводу ее сходства с Золушкой. Видя страдания моей новой знакомой, я, невзирая на возражения, вызвал такси. Когда машина подошла, Марина сначала отказывалась ехать. Но мой аргумент о том, что надо поторопиться, пока автомобиль не превратился в тыкву, рассмешил ее, и она согласилась. Из машины до квартиры я донес девушку на руках под шепот старушек, сидящих около подъезда. Дверь открыла мама Марины, такая же смешливая и голубоглазая. Сразу поняв, в чем дело, Галина Сергеевна объяснила мне, что еще утром предупреждала: не стоит надевать новые туфли, если идешь далеко. 

Еще час назад я собирался, вернувшись домой, завалиться спать. А тут неожиданно для себя вдруг согласился остаться на чай у новых знакомых. Вечер прошел весело и непринужденно. Постепенно за столом собралась вся семья: отец, сестренка, бабушка Марины. Я чувствовал себя так, как будто мы давно знакомы. Никто не обращал внимания на то, как я сижу, какой у меня галстук, как я держу чашку. Одним словом, приняли как своего. Через год я и стал своим. Моя

Золушка теперь со мной, мы счастливы.

Константин