Говорят, в Казани - мебельный бум. Если судить по количеству салонов, предлагающих горожанам импортную или привозную отечественную продукцию, всплеск мебельной коммерции налицо. Только за прошлый год их количество по республике увеличилось с 225 до 350 (две трети мебельных фирм-дилеров приходится на Казань). Но недавно моя тетка, получившая новую квартиру по Программе ветхого жилья (специалисты полагают, именно "ветхий" проект привел к всплеску спроса на спальни и прихожие), решила обновить порядком обветшавший гарнитур. Походила по многочисленным мебельградам да МУМам и развела руками - выбор тоскливо однообразен, а цены на гостиные, например, повсюду колеблются от 40 до 250 тысяч целковых.

Проходящая сейчас на "Казанской ярмарке" 5-я международная выставка "Интермебель" в этом смысле весьма показательна. Прекрасная организация самого форума, обилие участников странно сочетаются с впечатлением о некоей ущербности отрасли, отсутствии и у производителей, и у продавцов видения перспектив возможного бурного роста. Торгуем чем Бог послал - и ладно, собираем поставляемые из Европы полуфабрикаты - уже хорошо.

Еще пару лет назад рынок Казани считался благоприятным для быстрого подъема мебельного производства и связанного с ним ускоренного развития малого и среднего бизнеса. Почему же все ограничилось произрастанием многочисленных мебельных базаров, похожих друг на друга, как Центральный рынок - на Приволжский? Не потому ли, что власти предпочитают уделять внимание чему угодно (например, авиапрому), но только не внутреннему потреблению?

Когда в мае Путин указал стране единственный возможный путь к выживанию: решиться на экономический рывок, удвоить валовый внутренний продукт к 2010 году, он имел в виду не нефтегазовую трубу и не оборонное машиностроение (в этих отраслях рост возможен лишь на считанные проценты). Покупать мы с вами должны в два раза больше, а для этого - вдвое больше строить домов, шить одежды, производить той же мебели, наконец.

Речь о рычагах, которые могут стимулировать бурное развитие потребительского рынка. И мебельная промышленность в этом смысле всегда считалась одной из наиболее перспективных. Хотя понятно, что поляки предпочитают собственные гарнитуры не только из-за их дешевизны, а прежде всего благодаря отменному качеству. По стопам разворотливых братьев-славян пошли Подмосковье, Калининград, Тюмень, но только не Казань.

Похоже, в состоятельном пока Татарстане мебельная отрасль становится отраслью упущенных возможностей - вместо инвестирования (в том числе и бюджетных) средств в закупку западных технологий и фурнитуры мы до конца развалили "Татмебель", а прилавки заполнили низкопробной итальянской фанерой. Неудивительно, что в подобных условиях шатурцы или ивановцы с легкостью захватывают слабый, но привлекательный казанский рынок - немногочисленные крепкие местные производители оказать им сопротивление не могут да, похоже, и не хотят.

Столичные мебельные гранды, которых можно перечесть по пальцам ("Арсен", "Арма", "Гудвин"), не проявляют пока ни амбиций, ни напора (впрочем, их удачливые конкуренты из других российских регионов изначально опирались на мощную поддержку местных бюджетов). Зато все большую активность проявляют фирмы-дилеры: и в "Алане", и в "Мебельграде", и в "Вашем доме" торгуют уже не чисто привозной мебелью, а разворачивают вспомогательные производства - "отверточная" сборка по индивидуальным заказам и надежнее, и рентабельнее, чем голая коммерция.

Отсутствие крупного внутреннего инвестора может дорого стоить казанским производителям - коль скоро Жилищный фонд планирует сменить "ветхое" зодчество на ипотечное и минимум в полтора раза увеличить объемы, мебельный рынок Казани станет еще более лакомым для варягов. Мебельный гигант ИКЕА (прославившийся демпинговой агрессией) не только собирается открыть в столице Татарстана гипермаркет, но, по слухам, приглядывается к площадям "Татмебели". Наверное, уже следующая, 6-я, выставка "Интермебель" покажет: слопают ли шведы худосочных казанцев? Или потенциальный инвестор из Скандинавии поможет совершить нам долгожданный мебельный спурт?

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.