Вячеслав Климов проходил срочную службу в Афганистане. Поехал туда по собственному желанию, добровольцем. Служил сапером-кинологом. После тяжелого ранения и множества операций потерял зрение, но нашел в себе силы жить дальше. 25 мая 1987 года указом Президиума Верховного Совета СССР был награжден орденом Красного Знамени с порядковым номером 552772. Живет в Ставрополе. Член совета всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» Ставропольского края, член общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане «Инвалиды войны». Работает массажистом. Автор двух автобиографических книг: «Сон веселого солдата» и «Незримые потоки боли». В 2018 году стал лауреатом литературной премии губернатора Ставропольского края. Женат. Дочке 22 года, учится в Северо-Кавказском федеральном университете.

Автопутешествие по России, Узбекистану, Таджикистану, Киргизии и Казахстану длилось почти 1,5 месяца. Общая протяженность маршрута - 13 тысяч километров. Ветераны встречались с воинами-афганцами, проводили уроки мужества в школах, гимназиях, кадетских корпусах, навещали родственников погибших товарищей.

- Вячеслав Анатольевич, почему вы рискнули участвовать в этом автопробеге?
- Отправиться в автопробег с незнакомыми до того времени людьми - это было на самом деле затеей рискованной. Мне говорили: «Ну куда ты? Зачем?» А мне хотелось доказать себе и остальным, что возможности человека очень большие. Поехал. Было тяжело, но я ни секунды не жалею, что отправился в такое путешествие.

В октябре исполнилось 33 года с того дня, как я не вижу. Когда на встречах с детьми рассказываю им свою историю, знаю, что они плачут. Я тоже плачу, но не стыжусь своих слез. Знаете, долгие переезды в автобусе переносились легче, чем 40-минутные встречи с детьми. Но если хотя бы один ребенок в трудный момент жизни вспомнит меня, мою историю, соберет волю в кулак, значит, все было не зря.
Когда я потерял зрение, мне было 19 лет - по сути еще ребенок, мальчишка. После ранения 12 дней был без сознания, пережил клиническую смерть. Слава нашим военно-полевым врачам - они вытащили меня с того света. Но дальше началось самое трудное - привыкнуть, что ты не мобилен, не самостоятелен, смириться со своей беспомощностью… - рассказал Вячеслав Анатольевич. - Слепой человек живет на слух, на ощупь. Отсутствие зрения невозможно объяснить зрячему человеку. Это можно только почувствовать. Хоть целый день ходи с закрытыми глазами, спотыкаясь и тычась в разные углы, - все это пустая грустная игра. В ней отсутствует самое главное - гнетущее понимание, что эта темнота навсегда.

- Что помогло вам найти в себе силы продолжить жить дальше?
- Наверное, мой упрямый характер. Помню, как родственники сказали родителям: «Лучше бы он погиб…» Да я и сам иногда думал, может быть, действительно так было бы лучше: шандарахнуло посильнее - и все, никаких проблем ни себе, ни родным…

Но эти слова родственников меня разозлили. Это был как жесткий, очень болезненный удар в лицо. Иногда такой удар нужен, чтобы пришло осознание, что дальше так жить невозможно. Я подумал: «Не рано ли вы меня в ящик заталкиваете?» И вот с того момента всеми силами старался менять свою жизнь. Стал ходить с друзьями в спортзал, совершать пробежки в любую погоду. Результат не заставил себя долго ждать: сон улучшился, нервы медленно успокаивались, общее состояние укреплялось и, самое главное, появилось желание жить. Поступил в медицинское училище в Кисловодске, окончил его и вот уже 30 лет работаю в ставропольской поликлинике массажистом. Это моя основная специальность.

- А как пришло желание стать писателем?
- Я не могу назвать себя писателем. Но могу сказать, почему пять лет назад начал осваивать это новое для себя дело. Знаете, у нас в Ставропольском крае было пять тысяч воинов-афганцев. Сейчас осталось около трех тысяч. Мы уходим, и хочется успеть рассказать о той войне, что мы переживали, чем дышали, как жили… Мы об этом много говорили с моим другом Виктором Казаковым. Он тоже служил в Афганистане. Его стихи включены в обе мои повести. В 2017 году Виктор умер. Это была страшная потеря для меня. Именно Виктор посоветовал читать побольше разных романов, повестей, рассказов на военную тему. Я стал много читать, точнее, слушать аудиокниги.

К счастью, современные технологии здорово помогают в работе. Раньше был в полном информационном вакууме. Книги недоступны. Шрифт Брайля - неудобно, слишком медленно и для меня тяжело: я массажист, играю на гитаре, поэтому пальцы мои дубовые, не особо чувствительные. Я овладел компьютерной грамотой, специальной программой для незрячих. Это позволяет быть независимым. Постоянно учусь. Не стыжусь учиться у 20-летних, если они дают дельные, толковые советы.
Вообще, человек может многое, даже без зрения. Было бы желание. Всего один случай из жизни. Затеяли мы как-то ремонт. Закупили обои, люстру и выключатели. Все разбежались по своим делам, я остался дома один. Решил посмотреть-пощупать шестирожковую люстру. Медленно, не торопясь, собрал конструкцию на полу. Закончилось тем, что к приходу семьи люстра висела, правда, слегка покосившись, но горела и работала от нового выключателя. О том, что разрядами тока пару раз вышибло искры из глаз, все же умолчал.

- Кто помогает редактировать и оформлять ваши книги?
- Мои друзья Галина и Георгий Туз. Галина - редактор-корректор, Георгий занимается компьютерной версткой и техническим редактированием. С художником с Украины Василием Вознюком мы познакомились случайно в интернете. Очень понравились его работы. Оказалось, Василий тоже афганец, он с радостью разрешил использовать свои рисунки для иллюстрации моей книги.

Специально к автопробегу «Афганское братство без границ» за собственный счет издал повесть «Незримые потоки боли». Я книги не продаю, а дарю тем, кто приходит на наши встречи.