«Чем больше грехов, тем дольше старость»
news_header_top_970_100

«Чем больше грехов, тем дольше старость»

В Литературно-мемориальном музее А.М.Горького состоялся юбилейный вечер, посвященный 75-летию Виля Мустафина.

Он прошел под названием «Мустафинские чтения». С краткими докладами об особенностях поэтического творчества Виля Салаховича выступили доктор философских наук Владимир Курашов, кандидат филологических наук Артем Скворцов, кандидат исторических наук Андрей Рощектаев и другие. А доктор искусствоведения Елена Бурундуковская, известная в Казани органистка и поэтесса, играла сочинения любимого мустафинского композитора – Баха.

На вечере прошла и презентация второго выпуска альманаха «Галерея», основанного еще Вилем Мустафиным. Участники литературной студии, которую он создал при Картинной галерее Константина Васильева, решили так почтить светлую память учителя. В сборник вошли ранее не издававшиеся стихотворения и проза поэта.

Председатель Татарстанского отделения Союза российских писателей, лауреат всероссийской литературной премии «Ладога» и республиканской премии имени Г.Р.Державина, известный челнинский поэт и давний друг юбиляра Николай Алешков рассказал, как Виль Салахович позвонил ему однажды в два часа ночи и стал читать только что написанный «Венок смерти» - пятнадцать сонетов, каждый из которых начинается с последней строки предыдущего... Самая трудная стихотворная форма для Мустафина была естественной и органичной. Поскольку содержание было тоже не из легких – вечные вопросы бытия и смерти, веры и вестничества, проблемы современной истории и философии.

Виль Мустафин ушел из жизни в прошлом году. Ему еще в юности было указано, что проживет 74 года. С тех пор он позволял себе курить не переставая, пировать с друзьями – в общем, за здоровьем физическим не особенно следил. Когда на целине всех студентов-практикантов Казанского университета погнали в укрытие, он не пошел – и любовался необыкновенным по красоте зрелищем ядерного взрыва... Ничего и никого не боялся. Ведь ему был известен отпущенный срок. Он не рисовался, когда говорил, что мечтает о смерти, не скрывал, что были и попытки суицида. Но все, что отпущено было, он прожил красиво! И оставил нам чудные стихи.

Они, как хорошее вино, с годами будут только лучше.