Обыкновенное счастье Нурии Хакимовой

Ветерану афганской войны Нурие Хакимовой первый Президент Ингушетии Руслан Аушев дарил красные маки. Ей целовал руку звезда советской и российской эстрады Иосиф Кобзон. А она поднимала на ноги после ранения советских солдат, которые отдавали свой интернациональный долг в Афганистане.

Школьницей Нурия хотела стать артисткой, но послушная дочь своих родителей отказалась от мечты о театральных подмостках и пошла учиться в Казанское медицинское училище на фельдшера, которое окончила в 1969 году.

Когда начались военные действия в Афганистане, она была замужем и воспитывала сына-школьника. Но, к сожалению, семейная жизнь не удалась, пошла трещинами. И когда Нурие Саматовне предложили командировку в Южную группу войск, в Венгрию, она с радостью согласилась. Но вместо западной страны попала служить в Афганистан.

- Дело было в 1981 году, - рассказывает Нурия Саматовна. - Я уже договорилась с мамой, что она приглядит за моим 9-летним сыном, видела себя в венгерском гарнизоне, в чистоте и спокойствии, как мне предложили лететь в Кабул. В то время было сильно патриотическое воспитание, в школе я была комсомольской активисткой и, конечно же, не смогла отказаться. Партия сказала: надо! Я ответила: есть!

За три дня Нурия Саматовна оформила на маму опекунство на сына, при этом никому не говоря о командировке в Афганистан. Собрала вещи и готова была отправиться по месту новой службы в качестве служащей Советской армии в составе ограниченного контингента. А в то время уже возвращали в Татарстан солдат в цинковых гробах и Афганистан для родителей призывников звучал как приговор.

- Вылетели в Кабул на огромном Ил-76 с военного аэродрома, который базировался в узбекском городке Тузель, - продолжает рассказ Нурия Саматовна. - Нас, медсестер и фельдшеров, распределили по гарнизонным поликлиникам в афганских городках. Меня как дипломированного массажиста оставили в Кабуле в составе 73-й гарнизонной поликлиники медсестрой.

Так началась командировка в чужой стране, растянувшаяся на долгих четыре года. Месяц за месяцем врачи, медсестры выхаживали раненых солдат, офицеров.

- Конечно же, было страшно, - признается Нурия Саматовна. - Переживали за ребят, старались поддержать всех, особенно призывников из Татарстана. Помню встречу со своим земляком Рустемом Гимадиевым, передала ему от родных посылочку. Через три месяца он погиб. Позже сообщили, что вернулся домой в цинковом гробу. И что удивительно, те, кто выздоравливал, обратно рвались в свою часть, к своим сослуживцам.

Война войной, но женская суть неистребима. Медсестры, чтобы отвлечься от больничной рутины или перед отпуском на родину, хотели выйти в город, походить по местным магазинам, рынкам, купить что-то необычное себе или родным.

- Делали это под страхом смерти, - говорит Нурия Саматовна. - Для душмана была особая честь убить неверного. В Кабуле при мне такого не случалось, но в других городах Афганистана слышала, что были случаи, когда убивали наших женщин, которые выходили в самоволку, надев паранджу. В Кабул мы выезжали только с разрешения командования и на БТРе.

Мама Нурии Саматовны долгое время оставалась в неведении, где на самом деле служит ее дочь. И только когда та прислала посылкой дубленки, купленные на кабульском рынке, мудрая женщина с видом знатока заявила мужу: «В Венгрии не шьют такие вонючие дубленки, эта девчонка в Афганистане!»

Нурия Саматовна с затаенной гордостью вспоминает, что за эти четыре года довелось ей общаться со знаменитыми людьми и некоторые до сих пор передают ей приветы, как, например, первый Президент Ингушетии Руслан Аушев.

- Как-то он подарил мне красные маки, не помню уже по какому поводу, - улыбается воспоминаниям Нурия Саматовна. - А Иосифу Кобзону, приехавшему к раненым солдатам и офицерам с концертом, я сделала массаж. Видимо, ему от этой процедуры настолько полегчало, что он по-джентльменски поцеловал мне руку. Девочки долго еще подтрунивали надо мной, мол, не мойся, чтобы запах изысканного мужского парфюма сохранился.

С тех пор прошло уже почти 40 лет. Нурия Саматовна долгие годы не изменяла профессии - служила военным фельдшером. А выйдя на пенсию, устроилась в детский сад медсестрой.

- Наверное, во мне говорит бабушка, но для меня моя нынешняя работа, общение с детьми - это отдушина, нескончаемая радость, - говорит Нурия Саматовна. - Каждый день слушать малышей, их открытия, откровения, сопереживать им - думаю, это и есть счастье.

КВ
Лента новостей