С другом максимом дошел до Пиллау

На войну я попал безусым 18-летним пацаном в 1944 году, когда наша армия уже вовсю громила фашистов.

Они оказывали яростное сопротивление. Самым ярким воспоминанием моих фронтовых лет считаю участие в знаменитой операции «Багратион», в ходе которой были освобождены Белоруссия, страны Прибалтики и Восточная Пруссия.

Я тогда служил наводчиком станкового пулемета «Максим» в 61-м гвардейском стрелковом штурмовом полку 19-й стрелковой дивизии Третьего Белорусского фронта, которым командовал 37-летний генерал Черняховский. Навыки владения легендарным оружием Гражданской войны я получил еще до призыва в армию в Теньковском райвоенкомате, где в 1942 году организовали кружок по изучению военного дела.

22 июня 1944 года, когда началась наступательная операция «Багратион», наш полк занимал позиции недалеко от небольшой речушки под Витебском. Слева от нас располагался штрафной батальон. Бой начался с трехчасовой артподготовки, во время которой немецкие позиции обрабатывали из всех видов оружия наши артиллерия и авиация. Затем в атаку были подняты штрафники, которые вступили в рукопашный бой в окопах врага, до которых было метров 150.

Но на войне мне везло не всегда. Был случай, когда я едва не погиб. Во время нашей переправы через какой-то приток Западной Двины фашисты неожиданно перешли в контратаку. Но мы прижали их к земле с помощью шквального огня из всех видов стрелкового оружия, в том числе и моего «станкача». И вдруг в самый разгар боя максим... замолчал: оказалось, что произошел поперечный разрыв гильзы в патроннике.

Увидев, что пулемет не стреляет, немцы поднялись и двинулись вперед. «Ахмет, почему не стреляешь?» - кричат мне ребята со всех сторон. А немцы уже совсем рядом, еще немного - и начнется рукопашная. К счастью, у меня под рукой оказался шомпол, которым я сумел выбить из патронника застрявшую гильзу, и мой друг-пулемет снова заработал. Немцы сразу же залегли. Потом стали отступать, а позже, когда мы их прижали к реке, сдались в плен.

Почти месяц провоевал я в Белоруссии, которую мы к тому времени почти полностью освободили. Но 16 июля в меня попала разрывная пуля, и я на четыре месяца выбыл из строя. Медикам пришлось сделать две операции, чтобы полностью очистить рану от осколков фашистского «гостинца». Затем я снова встал в строй и воевал уже до самой Победы. Участвовал в штурме Кенигсберга, освобождал Тельзит, Инстенбург, Виллау. Долгожданный праздник Победы встретил в Пиллау. На фронте был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги».

КВ
Лента новостей