В ее душе - обелиск скорби

В этом году как обычно 11 апреля в Казани соберутся около трехсот человек со всей республики - бывших узников фашистских лагерей. Будет среди них и Галина Середа, проведшая в заключении 28 месяцев.

Поезд с заключенными до станции Молодечно шел почти три месяца: железнодорожные пути были разрушены. Галина Михайловна с содроганием вспоминает это время:

- Нас не кормили, не поили. Во время длительных остановок из вагонов выходили тощие высохшие до костей фигуры. Многие не выдерживали – трупы лежали в вагонах штабелями, полы были пропитаны кровью, трупной жидкостью. В концлагере нас одели в робы и присвоили порядковый номер.

Лагерь был огромный, там были десятки бараков, в которых мучились сотни людей. Над некоторыми проводили медицинские опыты – если и выживали после них, то последствия сказывались потом. Например, никто из выживших знакомых Галины Михайловны не смог родить здорового ребенка. Заключенные с утра до ночи работали на каменоломнях, батрачили на полях. Иногда за «живым товаром» приезжали из соседних Польши, Австрии, Германии, Франции.

Пришлось испытать не только физические мучения, порку, битье, подвешивание к столбу за кисти рук, но и изощренные моральные издевательства. Так, провинившихся заставляли исполнять «танец лягушки» (присесть и прыгать с вытянутыми вперед руками), стоять у «стены вздохов» со сложенными на затылке руками, запрягали вместо лошадей в телеги, возившие камни, и приказывали петь на бегу... Почти не кормили - один половник баланды за день. В округе, вспоминает Галина Михайловна, были обглоданы все деревья – пленники съедали любые травинки... Особенно тяжело приходилось детям – трупы из их барака вывозили ежедневно.

Когда началось наступление Красной Армии, вольнонаемный возница снабдил маленькую Галю кусочком хлеба и платьем – полосатая роба слишком привлекала внимание. В таком наряде ей удалось ускользнуть из лагеря, и несколько дней она пробиралась полями и лесами к линии фронта – где грохотало. Уже потом она узнает, что детский барак вместе с его обитателями, как и остальные лагерные сооружения, был сожжен – немцы следов не оставляли...

Потом была встреча с родными, переезд в Казань, где ее воспитывала старшая сестра, учеба, долголетняя работа учителем математики, признание государства: Галина Середа – отличник народного просвещения СССР и ТАССР. Но даже спустя шестьдесят лет фашистское заточение она вспоминает со слезами на глазах. В ее душе - обелиск скорби...

Наш долг удержать в памяти те события, они должны стать уроком приходящим поколениям, ведь очевидцев кровавых зверств с каждым годом становится все меньше. Но, к сожалению, в России пяти миллионам жертв фашистских концлагерей установлено лишь два памятника. А закона о жертвах нацизма нет вообще.

КВ
Лента новостей