Мертвых пора хоронить

В тюзе 24 февраля пройдет прощание со спектаклем «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» - с самой титулованной из идущих ныне в Казани постановок.
Если в отечественном кинематографе уже утвердилось понятие «фестивальное кино», которое противопоставляют мейнстриму, то есть развлекаловке, то для российского театра такое определение непривычно, хотя более справедливо. Бывший главреж тюза практически все свои постановки приурочивал к фестивалям, особое предпочтение отдавая питерским (поскольку сам оттуда). Прокатная судьба спектаклей на своем стационаре мало его заботила.Пожалуй, никогда еще спектакли в тюзе не ставились так долго. В общей сложности работа над ним продолжалась полтора года! За это время в нем сменилось немало исполнителей. Народный артист РТ Владимир Фейгин должен был играть Первого актера. Но после первой же репетиции отказался от выигрышной роли. Сказал просто: «Такое сыграть - здоровья не хватит». Словно предчувствовал. Через полгода его не стало.А роль Гамлета долго репетировал заслуженный артист РТ Александр Фриновский. Но режиссер решил его заменить. И не нашел ничего лучше, как сообщить об этом... на юбилейном вечере артиста, перед самым выходом на сцену юбиляра! Как вам такие подарочки? Впрочем, были у спектакля и ценители. Думаю, в нем привлекал прежде всего перевод Иосифа Бродского и отличная игра актерского дуэта - народные артисты РТ Роман Ерыгин и Михаил Меркушин замечательно сыграли в спектакле заглавные, можно даже сказать бенефисные роли. Честно говоря, уже не помню, кто из них играл Розенкранца и Гильденстерна. Да и сам Том Стоппард так написал, что их имена путают и Гамлет, и мать его Гертруда. И сами Розенкранц и Гильденстерн в результате плохо помнят, кого из них как зовут. Александр ВОРОНИНРоман ЕРЫГИН: Первоначальный замысел у Цхвиравы был просто гениальный - на сцене лишь мы двое и труппа бродячих актеров. А всем известный сюжет «Гамлета» проходит как бы за кулисами, намеками, и его хрестоматийные персонажи проявляются лишь как призраки, полтергейст. Стонами, тенями, голосами из-под земли. Но то ли фантазии режиссеру не хватило, то ли смелости... Спектакль в Казани шел мало, хотя и стал номинантом Российской национальной премии «Золотая маска» 2002 года, в связи с чем игрался в финале, проходившем в Санкт-Петербурге и Москве.Михаил МЕРКУШИН: Особенно запомнился спектакль в Санкт-Петербургском театре комедии. В самом конце у одной пожилой зрительницы в первом ряду вдруг заверещал мобильник. Бедная женщина растерялась, не знала что делать, на какую кнопку нажать. Мы перестали играть. Зрители стали просить ее выйти. Она пошла по ногам, потом начала торкаться во все запертые двери... Когда она наконец-то вышла в фойе, зычный мужской голос из зала произнес: «Ну, теперь помирайте» - финал получился потрясающий!
КВ
Лента новостей