«На этой планете я никому денег не должен»: Эрик Гафаров о своих погоревших клиентах и деньгах в «Финико»

Пока участники фонда Gafarov and Partners LTD продолжают оставлять гневные комментарии в сети, Гафаров рассказывает, как отбивается от террористов ИГИЛ* и вкладывается в «Финико», зарабатывая миллионы.

Основатель фонда Эрик Гафаров Gafarov and Partners LTD, (ранее сообщалось в СМИ, что фонд имеет признаки финансовой пирамиды, перечисленные на сайте ЦБ РФ — прим. ред.) сейчас находится в Стамбуле. По его словам, под постоянной охраной турецкой полиции, ведь совсем недавно бизнесмен вырвался из плена террористов ИГИЛ*. В то время как здесь, в Татарстане, уголовное дело, заведенное на него и его партнеров по статье «Мошенничество» приостановлено, поскольку правоохранительные органы не могут найти ни бизнесмена, ни его партнеров. 

В своих неудачах Гафаров обвиняет местных силовиков. Информация об этом была как в соцсетях бизнесмена, так и во многих татарстанских и российских СМИ. На этот счет ни одного официального комментария со стороны правоохранительных органов не поступило. 

Нам удалось дозвониться до Эрика Гафарова, который прислал свою геолокацию из Турции. О своем пребывании в плену, возможном возвращении в Россию и выплатах погоревшим клиентам предприниматель рассказал в эксклюзивном интервью «Казанским ведомостям». 

«В плену нас заставляли поднимать палец вверх и говорить «Аллах акбар”»

В начале июля вы сообщили, что попали в плен? Как это произошло?

Во-первых, на нас никто не нападал, по одной простой причине — это тяжело сделать. У меня уже второй год есть разрешение на оружие, и я никогда не бываю один. Нужно быть самоубийцей, чтобы это сделать. Учитывая последние обстоятельства, это стало в принципе невозможно, потому что меня защищает турецкое государство. Они дали мне охрану, которая со мной 24 часа в сутки. Рядом со мной всегда двое вооруженных полицейских. Я думаю, что меня будут охранять следующие 3-4 года.

В плен мы попали вдвоем с Денисом Ахметшиным (один из партнеров Гафарова — прим. Ред.), доверившись не тем людям, которые заманили нас туда хитростью. Мы вообще не знали, что там будет происходить, мы шли на одно мероприятие, а в итоге попали в плен. 

Пока в интересах следствия я не могу раскрывать детали и подробности, но одно могу сказать точно: мы попали в плен в результате обмана, а не каких-то силовых действий. Это произошло 25 мая, примерно в 4 часа дня. В плену нас держало порядка 15-20 профессиональных террористов. Мы знаем кто это сделал. Основная часть этих людей воевало и воюет за ИГИЛ*.

Что с вами делали в плену, пытали ли вас? Как вы считаете, с чем связано нападение?

После того, как мы туда попали, нас сразу же раздели наголо, руки и ноги перемотали скотчем, а глаза завязали медицинской маской и также перевязали скотчем. Ее снимали с лица очень редко. Те, кто нас похитил преследовали две цели. Первая — отработать заказ Равиля Миннехузина (бывший партнер Гафарова, которого он обвиняет в преследовании, — прим. Ред.).

Я убежден, что это сделали его люди, потому что с нами снимали, по-моему, четыре видео на фоне флага ИГИЛ*. В одном из них разыгрывалась следующая сцена: якобы я заказываю Равиля Миннехузина и по сценарию отдаю деньги террористам с просьбой его убить. На втором видео нас заставляли поднимать палец вверх и говорить: «Аллах акбар».

Помимо этого, террористы проникли ко мне домой и украли все вещи: наручные часы, браслеты и украшения примерно на 30 млн рублей, а также много документов. В том числе и расписки от Равиля Миннехузина, где написано, что он должен нам денег. Из всех них осталась только одна.

А вторая цель похищения — это материальные ценности. У нас были криптовалюта и имущество, которое они заставляли нас переоформить на себя. Эти люди оказались очень жадными. Все, что они могли у нас украсть, они украли в первый день. Они хотели, чтобы мы вывели деньги на их счета, которые хранятся на фондовом американском рынке. Поэтому террористы планировали держать нас в плену около месяца, так как там есть ограничения по сумме перевода.

 «Гафаров доиграется»

Наша редакция обратилась к второй стороне конфликта — Равилю Миннехузину. Фермер-предприниматель от обвинений Гафарова в свой адрес сразу открестился. Более того, по его словам, все было совсем иначе. Миннехузин не то что ничего не должен Гафарову, а наоборот, сам ждет от него денег, которые, как заявляет депутат сельсовета, он давал ему на развитие фонда Gafarov and Partners LTD. При этом никаких расписок, как уверяет Эрик, не было, а о сути фонда он не знал. По словам Миннехузина, Гафаров преподнес ему свое детище как «лотерею», ни о каких незаконных действиях со стороны своего компаньона депутат даже не догадывался. 

«На этих людей я написал заявление, их должны найти и допросить. Я ему ничего не должен, денег должен он мне. Он меня разводит, как мошенник, напомню про дело о преступном сообществе (имеется в виду уголовное дело, заведенное на Гафарова и его партнеров — прим. Ред). Гафаров доиграется!» — сказал Миннехузин. 

Что касается заявления Гафарова, что его похитили по заказу депутата, то Миннехузин назвал его бредом.

«Если бы я был причастен к этому, то Гафаров никогда бы из плена не вышел. И если бы я кого-то нанял, то они бы сделали из него девочку», — отметил он.

Спасли бутылка Coca-cola и МВД Турции

После беседы с Равилем Миннехузиным, у нас возник резонный вопрос к Эрику Гафарову: что же тогда хотели от него террористы ИГИЛ* и как ему вообще удалось сбежать от этих людей.

Что хотели получить от вас террористы?

Конечно же, мы ничего не хотели отдавать, пытки были на протяжении трех дней каждые 15 минут. Самая простая пытка — это когда тебя топят в воде до отключки, нас просто избивали, нам засовывали тряпки в горло. Но это не работало, мы подыгрывали террористам, что нам страшно, но мы не раскалывались.

Мы поняли, что это мусульмане, но у нас есть большие сомнения по поводу искренности их веры. Мы предлагали открыть им шариатский суд и решать вопросы согласно этим законам, но они не согласились. Их интересовали только наши деньги. 

В плену мы были больше двух суток, террористы оказывали на нас моральное давление, но с нами это не сработало. Мы примерно понимали, что от нас хотят. Мой совет тем, кто попадает в плен — максимально растягивать время, оно играет на вас. Потом на второй день, когда похитители усилили пытки, они достали утюг. К счастью, он был у них один. Эти пытки мне дорого обошлись, его к моему телу прикладывали примерно 10-12 раз. Но это тоже не сработало.

Эти люди действовали так, потому что планировали нас убить, террористы не стали бы отпускать живые улики. Одним из способов выйти на свободу было условие — пристрелить Дениса. По их плану, это было бы снято на видео, и чтобы его удалить, мне нужно было вывести им на счет деньги из своего фонда. Но я сказал им, что я делать этого не буду, и они могут нас убить. 

Как вам удалось сбежать?

Им не повезло, террористы допустили кучу ошибок. Мы были готовы к долгому нахождению там, а их подготовка была максимум на сутки. Также у меня была возможность скидывать записки из окна, а они играли в хорошего и плохого полицейского.

У меня есть любимый напиток Coca-cola Zero, они давали мне его, а я умудрялся скидывать пустые бутылки из окна и оставлять следы. У меня получилось дать сигнал моим людям и благодаря их усилиям и работе полиции им удалось достучаться до руководства Министерства внутренних дел Турции. Тогда было дано распоряжение перевернуть весь Стамбул, чтобы найти меня. Благодаря этому мы и выжили. 

«Мы нашим клиентам не обещали золотые горы»

Что будет с вашим фондом дальше? Правда ли, деньги не выплачиваются вкладчикам? С чем это связано? Как вы планируете решать эту проблему?

В фондах не бывает вкладчиков. Вкладчики — это те, кто несет деньги в Сбербанк, где ему гарантированно обещают 5%. Большинство людей не понимает, чем наш фонд занимается, к нам имеют претензии «диванные войска». Наши клиенты не испытывают глобального негатива к нам, понятно, что ситуация, которая сейчас происходит мало кому нравится, но все понимали, куда они шли и что делали.

Мы говорили рынку о том, что у нас есть классная команда и мы хорошо умеем делать ставки на спорт. Нам кажется, что у нас получается, да иногда мы проигрываем и это нормально. Вы, конечно, можете делать ставки сами, но если вы хотите увеличить свои шансы на победу, то можно воспользоваться услугами нашей организации. Но если мы проиграем, то никаких претензий не надо предъявлять. Вся финансовая ответственность лежит на вас. 

Если вы делаете ставки с нами, то все риски на вас, в договоре это четко прописано. А если мы выигрываем, то прибыль делится пополам, что тоже прописано. Нас часто обвиняют в том, что мы обещали людям гарантированные доходы, проценты, но это бред, этого нигде никогда не было.

Я не понимаю, почему люди не хотят вникнуть в ситуацию, разобраться. Основная масса людей доверяет СМИ, но журналисты, сами не разобравшись в этой ситуации, выносят какие-то вердикты. Например, некоторые позволяют себе называть нас финансовой пирамидой, а меня — мошенником, но называть меня так можно будет только после решения суда. Это тоже самое, что люди жалуются на казино или на лотерею.

Дальше шаг за шагом мы будем доказывать свою невиновность в этом деле, добиваться возврата активов нашей компании и когда мы их вернем, мы решим, что делать. Либо люди, у которых остались деньги на ставках, заберут их, либо продолжат с нами работать. Мы сделаем все, чтобы добиться справедливости в этом вопросе.

Почему вы тогда вынуждены скрываться в другой стране, если невиновны?

Я бы не назвал это скрываться. Я вам свою геолокацию скинул (действительно, Гафаров прислал нам свое месторасположение — прим. Ред.). Свои соцсети я веду публично. Скрываются — это когда человек спрятался где-нибудь в погребе, из соцсетей везде удалился, сим-карты не использует и так далее. 

Я открытый человек, я свободно перемещаюсь по Стамбулу. Нет никаких проблем меня здесь найти, я никогда не скрывал свое местоположение ни в Дубае, ни в Лондоне, ни в Стамбуле. Я всегда открыто заявляю, где я нахожусь по одной простой причине — я уверен в своей невиновности. Я за два месяца до того, как на нас возбудили уголовное дело, переехал в Дубай из-за пандемии. По моему мнению, справиться с коронавирусом было там гораздо легче и мне, и моей маме. Моя задача была спасти мать, создать ей максимально комфортные условия во время в пандемии. И я это ей обеспечил, а потом с бухты-барахты возникло уголовное дело.

Бандиты на разборки с Гафаровым в Стамбул не приезжали

Говорят, казанская группировка вложила в ваш фонд 13 млн рублей, правда ли это? Как вы с ними связаны? 

Это не правда, никакая группировка не вкладывала 13 млн рублей. СМИ писали, что к нам приезжал кто-то на разборки, это тоже бред. С группировками я дел не имею. Я не верю, что они сейчас существуют в Казани. Это само по себе смешно и уж тем более, что мы с ними ведем какие-то дела. Все это вымышленная реальность «желтых» СМИ.

Кто устроил стрельбу в Стамбуле в конце марта этого года?

По делу о стрельбе 31 марта идет судебное разбирательство, эту ситуацию я комментировать не могу, потому что оно засекречено. Единственное, что я могу сказать, что она произошла из-за каких-то там долгов, это бред. На этой планете я ни одному человеку денег не должен. Перестрелка произошла из-за личных отношений. 

Что думаете про финансовую организацию «Финико», которую Центробанк внес в список компаний и проектов с признаками незаконной деятельности на финансовом рынке? Многие говорят, что ваш фонд похож на компанию Кирилла Доронина, оправданны ли эти сравнения? 

Лично для меня сходства между нашими организациями в принципе нет, потому что компании очень разные. Единственное, в чем нас можно сравнивать, это то, что мы дружим с Кириллом Дорониным с детства. В остальном я не вижу никаких сходств.

Я сам являюсь клиентом «Финико» и заработал 100 млн рублей, сотрудничая с этой организацией. С точки зрения клиента мне все нравится, ничего плохого я сказать не могу.

«У них нет цели разобраться»

Планируете ли вы возвращаться в Россию?

Какой смысл возвращаться в Россию? Там на меня сейчас заведено уголовное дело.<…> (редакция решила не публиковать этот фрагмент интервью из-за неподтвержденности приведенных в нем Гафаровым данных, но сделала запрос по информации в компетентные ведомства — прим. Ред.)

Нас обвиняют в создании финансовой пирамиды, а мы говорим: «Нет, мы ставили ставки. Опросите сотрудников букмекерских контор. Вы нас обвиняете в том, что мы создали якобы финансовую пирамиду на 80 млн рублей. Вот вам документы букмекерских контор, что мы поставили ставки за этот период больше, чем на один миллиард рублей».

А они говорят: «Нет, пусть Гафаров сначала приедет, потом будем разбираться». У них нет цели разобраться в этой ситуации, у них есть цель создать проблему для Гафарова, чтобы Равиль Миннехузин не отдавал деньги, которые он нам должен. У меня есть куча доказательств, я просто жду своего времени, когда я смогу найти нужных людей: журналистов, представителей правоохранительных органов, которые захотят в этом разбираться. К сожалению, пока я не обладаю таким ресурсом, у меня нет таких связей. 

Фонд — «мнимый», но дело приостановили

Несмотря на заявления Гафарова о том, что фонд ставил ставки, правоохранительные органы уверены, что эти слова не соответствуют действительности. Как рассказали «Казанским ведомостям» в пресс-службе МВД по Татарстану, Гафаров и его партнеры с октября 2019 года похищали деньги путем обмана и злоупотребления доверием граждан. 

«Хищения совершались под предлогом инвестирования в мнимый фонд Gafarov and Partners, который предлагал получать прибыль путем выигрышных ставок на спортивных мероприятиях. В действительности никакой фондовой игры организация не вела. А лишь перечисляла деньги вкладчиков на счета тех, кто вложился ранее под видом процента от выигрышей», — поделились в пресс-службе МВД по РТ. 

Уголовное дело на предпринимателей из Челнов было возбуждено 20 мая 2020 года по статье «Мошенничество в особо крупном размере, совершенное в составе организованной преступной группы». Сейчас все трое объявлены в международный розыск, а Набережночелнинский суд заочно избрал им меру пресечения в виде заключения под стражу, отметили в пресс-службе. 

Сейчас, как рассказал начальник отдела следственной части ГСУ МВД по РТ Рамиль Хасанов, дело в отношении основателя фонда и его компаньонов приостановлено, так как правоохранительные органы не могут найти Гафарова. На данный момент устанавливается его местонахождение. 

«Они мои деньги проиграли не на ставках, а просто украли»

Мы решили опросить тех, кто вложил свои деньги в фонд Gafarov and Partners LTD, чтобы узнать, что об этой финансовой организации думают сами ее участники. Найти их оказалось довольно трудно. В официальном аккаунте фонда в Instagram комментарии закрыты, а последние были написаны более года назад. 

Нам удалось найти только одного бывшего участника фонда, жителя Набережных Челнов Ленара Ахтямова, который, как он уверяет, так и не смог вернуть вложенные средства. 

«Они говорили, что это все будет работать, как на ставках, а на самом деле это была просто пирамида. Туда я вложил почти один миллион рублей, и он же у меня и сгорел. Вывести оттуда я смог только 100 тыс. рублей. Деньги не вернули, они начали „сливаться“, а потом уехали в Турцию», — рассказал «Казанским ведомостям» Ленар. 

По его словам, он написал несколько заявлений в прокуратуру и МВД, но их рассматривали слишком долго. Поэтому бизнесмены успели спокойно покинуть страну, несмотря на то, что возникли трудности с выплатами. Ленар пытался поговорить с предпринимателями, но его попытки не увенчались успехом. Когда перестали поступать выплаты, челнинец приехал в офис фонда, но он был закрыт.

Парень видел, как Сухоплюев и Ахметшин таскают вещи в пакетах, говоря, что просто вывозят мусор. Но как утверждает Ленар, на самом деле партнеры Гафарова вывозили ценные вещи и деньги. 

«Последние дни я следил за ними. Но в этот момент сам Эрик Гафаров был уже в Турции, а его сообщники Денис Ахметшин и Владимир Сухоплюев заметали следы за компанией. Позже они уехали сначала в Москву, а потом также уехали в Турцию. Сейчас, насколько я знаю, все их имущество арестовано, а Сухоплюев сейчас сидит в турецкой тюрьме», — поделился Ленар. 

Инвестировать в фонд парень решил после общения с знакомыми, которые уже вложили свои деньги и начали получать регулярные выплаты. По словам Ленара, сначала он вложил около 300 тыс. рублей. Примерно 50 тысяч из этих средств пошла на оплату внутрифондовой комиссии, а остальная часть стала основой для получения процентов.

С этой суммы челнинец получал примерно 40 тыс. рублей в месяц. После этого он решил вложить еще 600 тысяч. Тогда выплата выросла до 50 тыс. рублей. Но буквально сразу после этого, как рассказал Ленар, фонд обвалился. 

«Через меня вложился только один человек, но я сразу предупредил его о рисках потерять деньги. Когда я вкладывал свои деньги, я понимал, что это риск. Но они мои деньги проиграли не на ставках, а просто украли. Я понимаю, если бы они показали все результаты, тогда бы не особо было обидно, но они просто сбежали», — возмущается Ленар.  

* Запрещенная в России террористическая организация.

 

 

КВ
Лента новостей