Соседки-пенсионерки Амина Сагитовна и Анастасия Петровна смотрели по ноутбуку корейский исторический сериал. Вечная тема - борьба за власть, интриги при дворе императора. Этот сериал для них нашел Ринат, их юный сосед, шефствовавший над подругами в делах компьютерных. В дверь позвонили - пришла Фаина, жившая этажом выше. Посмотрела на остановленную картинку на мониторе:

- Какие шикарные костюмы! 
Анастасия кивнула:

- Да, очень красиво снято, потому и смотрим, тридцатая серия уже. 
Но Фаине было не до сериала: она зашла посоветоваться по серьезному делу. Усталая, плохо причесанная женщина села и, тяжело вздохнув, начала рассказывать. Была откровенна, зная, что подругам иногда удавалось разобраться, а то и помочь в житейских проблемах соседей.

Хорошенькая дочка Фаины, двадцатилетняя Алия, собралась замуж. Парень был тоже из их двора, звали его Юрием. Постарше Алии, что называется, самостоятельный, за такого не страшно дочь отдавать. Вырос здесь же на глазах соседей и ни в чем дурном, помимо мелкого подросткового озорства, замечен не был. Кончил техникум, отслужил в армии, работал в серьезной фирме. Ездил вахтовиком на дальние Севера, зарабатывал прилично. Вот и сейчас Юрий был в отъезде, а тут такое стряслось... 

Пришло Алие по электронной почте письмо. От кого - непонятно. Написано было, пусть Алия не воображает, будто она для Юрия единственная и неповторимая. Да у него в каждом городе, куда ездит, по такой невесте. И в доказательство к письму приложена была фотография улыбающегося Юрия с младенцем на руках, а рядом молодая женщина. Детишек, мол, у вахтовика по городам-весям на целую ясельную группу наберется. Но окончательно девушку добило перечисление ласковых прозвищ, которыми лихой гастролер якобы имеет обыкновение называть своих избранниц. Если все остальное можно было списать на клевету, то откуда автор письма мог знать, что в самые нежные минуты Юрий называл курносенькую Алию Обезьянышем? Значит, действительно, не ее одну. Значит, и все остальное правда. Поплакала девушка, а потом утерла слезы и сказала матери, что идет записываться на аборт. 

Для Фаины удар был двойной: ведь она, мать, до сих пор не знала о беременности Алии. Кроме того, ее шокировала скоропалительность решения. Как можно, не переговорив с Юрием, не выслушав его оправданий? А вдруг оговор? Но переговорить не получалось, потому что там, где Юрий сейчас, связь не работает. Объявится он только через две недели, а к тому времени выйдут сроки, когда разрешают делать...

Мать запричитала, что дитя в подоле - это полгреха, а избавиться от него - вот где грех настоящий. Пыталась уговорить дочь оставить все как есть. А мужчины? Какой с них спрос, во все времена одно и то же. Дочь подняла на мать заплаканные глаза:

- Я всегда о семье мечтала, понимаешь, о нормальной семье, полной, чтобы папа, мама и детки. По-другому - ни за что. Насмотрелась, сыта по горло. А мужчины... Ты, мам, наверное, права, а ведь я думала, что Юра не такой. Мой Юра... 
Дочь опять расплакалась.

Вот так-то - сыта по горло, значит. Вот и благодарность матери, поднимавшей дочь в одиночку. Но Фаина, вместо того чтобы обидеться, пошла к соседкам Амине и Анастасии просить совета. Женщины дружно повздыхали, а потом решили всем вместе нанести визит матери Юрия. Может, она в курсе дел взрослого сына, хоть и редко сейчас это бывает.

Дверь им открыла Ксюша, четырнадцатилетняя сестренка Юрия. С любопытством зыркнула глазками по делегации соседок, чинно поздоровалась, проводила в комнату. Наталья, мать Ксюши и Юрия, работала медсестрой. Женщина приятная, следящая за собой, ей до пенсии еще далеко. Она овдовела 8 лет назад, когда ее муж погиб в ДТП. Потеряв кормильца, семья успела хлебнуть лиха, пока Юрий не начал помогать матери.

Соседки поздоровались, расселись и осторожно изложили Наталье проблему. Та резко вскинулась: не может такого быть! Мне ли не знать, как сын к Алиюше относится! И ведь дата свадьбы назначена! Фаина горестно качнула головой:
- Но как же убедить, успокоить девочку? И откуда взялось то письмо с фотографией? 

Анастасия переглянулась с Аминой и предложила посмотреть, не найдется ли чего примечательного в домашнем компьютере, которым пользуется Юрий, когда бывает дома. Наталья горячо согласилась: вот он, пожалуйста! Ксюша с ним неплохо управляется, поможет! Амина тонко улыбнулась: вы знаете, у нас свой специалист по IT, сейчас позвоним ему. Ринат явился и быстренько нашел в памяти компа интересную папку с фотографиями. Папка называлась «Крестины у Антона», там было с десяток снимков, и среди них тот самый, где Юрий стоит с малышом на руках. На других фото - молодые женщины и мужчины, повсюду в центре - тот самый ребеночек. Взглянув на снимки, Наталья объяснила, Антон - школьный друг ее Юрия и недавно Юрий стал крестным отцом новорожденного сына

Антона, вот этого малыша. 
Анастасия на секунду задумалась, а потом позвала: 

- Ксюша! Подойди, у нас пара вопросов к тебе!
Конечно, девочка отнекивалась:

- Откуда вы это взяли? При чем тут я? 
Мать уже с красными пятнами на щеках прикрикнула на нее: 

- Хватит! Ты это, больше некому! 
Анастасия тихонько спросила:

- Кто, кроме тебя, мог подслушать, как Юра по телефону с невестой говорит, как ее называет?
Ксюша молчала, нервно дергала пальцами правой руки плетеную фенечку на запястье левой, наконец промямлила: 

- Да, перестаралась маленько. Уж больно складно сочинялось!..
Мать расплакалась:

- За что ты их? Чем тебя Юра обидел? 
Девочка с вызовом вскинула подбородок:

- Юра? Ничем. Наоборот даже. В компанию брал пару раз, в клуб обещал сводить. Смартфончик купил, на шмотки денег давал. А теперь что? Женится, уйдет, и все туда, все ей одной, этой Алиюшечке? Мама ведь даже кроссовок толковых мне купить не может...
И девочка расплакалась. 

Фаина, до сих пор молчавшая, поднялась:

- Пошла я, к дочке пошла. 
Наталья пыталась ей что-то сказать, но Фаина махнула рукой:

- Понимаю, не знала ты. Потом поговорим. Спасибо тебе, Анастасия, спасибо, Амина. Успели. К дочке я... 
Когда дверь за ней закрылась, юная злоумышленница начала ныть:

- Юре не говорите, пожалуйста...
Амина апа проворчала: 

- Нам ему докладывать незачем, а вот как ты Алию и ее мать уговоришь помалкивать - не знаю. Похоже, будет тебе от брата... подарочек.
Когда подруги возвращались к себе через двор, вспоминали эпизод из корейского сериала, в котором сестра наследного принца злой интригой разлучает его с возлюбленной. Анастасия Петровна усмехнулась:

- Наряды и прически другие, вместо голубиной почты - электронная, а страсти... страсти человеческие во все времена одни и те же.