Хотя было ясно, что причина недовольства целиком и полностью в нем самом, а никак не в увиденном. В Казани Булат не был больше 15 лет, с тех пор как закончил школу.

Сначала поехал учиться в Москву, потом перебрался в Германию. Родителей предпочитал приглашать к себе, так что в отчем доме не был очень давно. А тут недавно нахлынули воспоминания, вот и решил съездить.

- Если ты за ностальгией по детству своему босоногому ехал, то это зря, - авторитетно заявил приятель Вовка, такой же эмигрант, но постарше. - Я к своим в Казахстан ездил, не был там с тех пор, как Союз развалился. Так лучше бы не ездил - родных мест не узнал, сплошное расстройство.

Вот и Булат Казань не узнавал, как будто не 15 лет прошло, а по меньшей мере 50. Как изменился город, ему понравилось. Не Европа, конечно, но более чем достойно. А вот родной микрорайон одновременно и изменился, и остался прежним. Причем в обоих случаях в плохом смысле.

Первый неприятный звоночек из прошлого прозвенел для Булата по пути от автобусной остановки к родительскому дому. Рядом с маленьким магазином, расположившимся прямо на первом этаже жилого дома, стояла компания подвыпивших мужчин. Булат брезгливо поморщился: в его понимании пить утром посреди недели это даже не моветон, а глубокое социальное дно.

- Булат, ты, что ли? - окликнули его, к большому удивлению.

Всмотревшись в лицо одного из алкашей, он узнал Эдика. В детстве они много времени проводили вместе, были если не друзьями, то крепкими приятелями. Вместе рыбачили на Кабане, вместе гоняли в футбол. Эдик даже занимался в спортшколе, говорил, что его должны взять в дубль какой-то команды из второй лиги. Видимо, не сложилась у него спортивная карьера.

- Мужики, это ж Булат, Аскара абый сын! - радостно продолжал Эдик. Компания дружно закивала, дескать, да, помним такого.

Булат понял, что упустил свой шанс пройти мимо и придется теперь задержаться. Эдик болтал без умолку. Уже через пару минут стало известно, что приятель детства обязательно бы стал великим футболистом, но помешала травма колена, а работы для такого достойного гражданина почему-то нет («за десять тыщ я че, дебил работать»), да еще жена грымза, а дети-олухи никак не хотят уважать папу.

- Это... а может, бахнем немного за встречу, а? - заискивающе спросил Эдик после своего страстного монолога. Было заметно, что «бахнуть» ему гораздо важнее, чем встреча. Булат отказался, извинившись и объяснив, что ему нужно спешить к родителям.

- А, ну родители - это святое, - согласился Эдик. - Слушай, а ты деньгами не богат? Одолжи, а? Я верну!

Булат достал бумажник, вынул 500 рублей и, сунув их Эдику, торопливо пошел прочь. Уже дома, получив положенную порцию родительских объятий и выйдя из душа, Булат обронил в разговоре с матерью:

- А я Эдика видел.

- Лучше бы не видеть его, алкаша проклятого. Постоянно заходит деньги клянчить. И ведь в грудь кулаком бьет: верну! А сам не работает.

Тьфу!

- Жалко, хорошим ведь парнем был.

- Да всех их жалко, - заметила мать. - В детстве все такие хорошие ребята были, все водка да наркотики виноваты.

Булату стало тоскливо на душе и как-то неловко. Как будто он сбежал, бросив товарищей на произвол судьбы.

Странно, подумалось ему, и ребята все были с руками и головой, и Казань не захолустье, работы всегда здесь хватало. Почему же так произошло?

В тот же вечер Булат по дороге к другу Валере увидел компанию подростков, сидевших на спинке скамейки и не в лучших выражениях обсуждавших какое-то видео на планшете. У Булата это вызвало раздражение - нормальный человек не будет ставить ноги на лавку и разговаривать междометиями.

- Ты вспомни, мы, конечно, тоже друг к дружке в «денди» всякие ходили играть, но нас родители от телевизора гоняли. И занятий сколько было безо всякого компьютера: футбол, рыбалка, с тарзанок там разных прыгали, - поделился мыслями Булат с Валерой, когда они прогуливались по берегу Кабана.

- Ага, еще гудрон жгли, карбид взрывали, пластмассой жженой друг на дружку капали, с гаражей падали, ладно никто шею не свернул, - рассмеялся друг.

- Тебя послушать, так мы чудом выжили, - в тон ему ответил Булат.

- Ну вроде того. А головной боли для родителей создавали сколько? Так что и сейчас нормальные дети растут, ты просто в черном цвете все видишь.

Булат только плечами пожал. Но уже через пару часов убедился в правоте слов своего друга. Выйдя на балкон, он увидел во дворе ребятню, гонявшую мяч. На сердце потеплело. «Все-таки, пока дети играют в дворовый футбол, с миром все в порядке», - подумалось ему.

Вечером по пути в магазин Булат проходил мимо спортплощадки, где собралась у турников молодежь. Ему вспомнилось, что модное нынче движение воркаут в его дворе возникло еще лет 20 назад, когда один мужик предложил им, таким же вот скучавшим лоботрясам, 500 рублей, если кто сумеет подтянуться 20 раз. Никто из них не смог, зато все последующие недели они с турника не слезали в надежде, что неожиданный благодетель появится вновь.

Нынешняя же компания вид имела совсем не спортивный. Несмотря на юный возраст, многие держали в руках банки с пивом и сигареты.

- Эй, мужик, есть позвонить? - донеслось до Булата. Ему молниеносно в голову пришла озорная мысль.

- Ого, парни, да это, похоже, гоп-стоп? - весело отозвался он. - А вы знаете, что за такие дела в тюрьму сажают?

Парни напряглись: такого поворота они не ожидали. Булат тем временем продолжил:

- А давайте так: кто сумеет больше меня подтянуться, тому я свой телефон подарю, - сказал он, вынимая из кармана новенький айфон.

У парней аж глаза заблестели. Не дожидаясь их согласия, Булат запрыгнул на турник и бодро подтянулся 30 раз. Парни приуныли. Только один из них сумел подтянуться 15 раз, остальные и до 10 недотянули.

- В здоровом теле - здоровый дух! Бывайте! - весело попрощался Булат. На следующий день он с балкона наблюдал за тем, как парни подтягиваются на турнике.

«Алла бирса, все у вас будет хорошо, - подумал он, улыбнувшись. - И не затянет вас то болото, которое сгубило моих товарищей».