В одну из казанских рюмочных меня привело журналистское любопытство - стало интересно, чем живет клиентура сего заведения.

- Стакан сока, пожалуйста, - обратилась я к молоденькой продавщице. Окинув меня недоуменным взглядом, девушка отпустила товар.

Пристроившись за крайним столиком на длинной ножке, который угрожающе шатался, я сделала вид, что читаю книгу, а сама исподтишка осматривала непривычную для меня обстановку.

Пять высоких столиков, от которых пахло хлоркой. Продавщицу с кассой от внешнего мира отделяла массивная решетка, для выдачи товара предусмотрено маленькое окошечко. Несколько заляпанных ценников говорили о том, что ассортимент горячительных напитков здесь весьма небогат. На закуску заведение предлагало клиентам выпечку. По ее внешнему виду можно было предположить, что произведена на свет она была чуть ли не в прошлом веке. В воздухе витали пары алкогольных испарений.

За соседним столиком расположились трое мужчин предпенсионного возраста. Двое увлеченно играли в шахматы, а третий с любопытством наблюдал, время от времени выкрикивая:

- Конем ходи, Андреич! Да не туда, балбес! Горе мне с тобой, давайте лучше тяпнем еще по полтинничку...

Чуть поодаль в одиночестве выпивал мужчина средних лет, старательно держась за столик, чтобы ненароком не сползти на пол. Затуманенный взгляд и напряженное выражение лица свидетельствовали о том, что в данный момент в его голове протекает тяжелый мыслительный процесс. Возможно, от большого количества сорокаградусной бедняга просто запамятовал свой адрес...

Наливая мне второй стакан сока, продавщица не выдержала и приглушенным голосом поинтересовалась, ради чего, собственно, я заявилась в рюмочную.

- Водку ты, я смотрю, не пьешь, да и на вид девушка приличная... Тут сама видишь, какой контингент собирается, чего тебе здесь делать? Или, может, ждешь кого?

- Жду, - соврала я, - знакомая попросила мужа подкараулить, у него как раз зарплата сегодня, вот она и боится, как бы он ее по пути домой не пропил!

- Так я и думала! - девушка расплылась в улыбке. - Меня тоже частенько просят подработать шпионом. В доме напротив, к примеру, проживает один занятный дедуля, дядей Васей зовут. Добродушный мужик, работящий, но выпить любит! Постоянный наш клиент, между прочим. Так вот, его жена попросила меня сообщать ей по телефону, как только муженек здесь нарисуется. А за то, что я помогаю ее семейный бюджет сохранить, она мне деньжат немного подкидывает, зарплата-то у нас не ахти какая...

В это время входная дверь скрипнула, и на пороге появился сухопарый старикашка с горящими глазами и в замызганной телогрейке.

- Альбиночка, ну-ка, оформи мне сто грамм! - подмигнул он продавщице, зигзагами продвигаясь к кассе.

- Легок на помине... - проворчала Альбина, наливая водку в стакан.

Компания шахматистов поприветствовала дядю Васю бурными возгласами, после чего предложила присоединиться к ним.

- Сейчас будет представление, - усмехнулась продавщица, доставая телефон и отходя с ним подальше.

Через десять минут в рюмочную влетела взлохмаченная дородная женщина и, узрев супруга со стаканом водки в руке, с размаху заехала ему рукой по затылку.

- Чего дерешься, - дядя Вася обиженно потер затылок и спрятался за спиной одного из товарищей.

- Водку хлещешь, паразит? Дома есть нечего, а он последние деньги пропивает! Живо домой, сейчас я тебе покажу кузькину мать!

Схватив муженька за шиворот, она выволокла его на улицу и потащила на экзекуцию.

- Опять Петровна буянит, - вздохнул тот, кого называли Андреичем, - совсем никакого житья Ваське не стало...

- Весело тут у вас, - усмехнулась я, обращаясь к Альбине.

- Да уж! Еще, бывает, сцепятся по пьяни мужики и давай друг друга дубасить... Ладно хоть решетку поставили, а то бы весь прилавок мне разворотили. Иногда даже милицию вызывать приходится!

- А к тебе не пристают? - поинтересовалась я.

- Бывает порой... Только у меня с такими разговор особый!

По воинственному тону Альбины я догадалась, что себя в обиду она не даст.

Еще девушка рассказала, что особенно много народу бывает в конце недели: у местных посетителей существует такой праздник - «тяпница» (произошел от названия пятого дня недели), в который грех не выпить.

Через некоторое время в рюмочную зашли два подростка, на вид не старше пятнадцати лет.

- Два по сто! - отважно произнес один из них, протягивая деньги.

- Шли бы вы уроки делать, мальчики, - посоветовала им продавщица, - алкоголь лицам до восемнадцати не отпускаем.

- Так нам уже по восемнадцать! - возмущенно парировали юнцы.

- Или показывайте паспорта, или идите в другое место! - Альбина была непреклонна.

Отпустив в адрес продавщицы нелестное замечание, подростки покинули рюмочную.

- И что из них вырастет? - вздохнула Альбина. - Такие часто заходят... Только мне лишние проблемы не нужны. Одну мою знакомую недавно оштрафовали за то, что бутылку водки школьнику продала.

Решив, что впечатлений от рюмочной жизни на сегодня с меня достаточно, я поспешила откланяться.

- Заходи как-нибудь, поболтаем... - пригласила Альбина, - а то с этими алкоголиками и самой умом тронуться недолго...

Пообещав, что непременно забегу, я направилась к выходу, краем глаза заметив, что одинокий «мыслитель» все же сполз на пол и приготовился заснуть. Видимо, адрес свой он так и не вспомнил...

Диана ШАГИАХМЕТОВА.