На днях в Татарском книжном издательстве вышла книга стихов для детей "Мальчик, каких еще мир не видал". На русский язык книгу перевел известный русский поэт, лауреат Литературной премии им. Г.Державина Сергей Малышев. Творческое содружество двух замечательных поэтов началось четверть века назад и заметно обогатило детскую литературу Татарстана и России.

Новая книга Роберта Миннуллина, в которую вошли почти девяносто стихотворений, является, на мой взгляд, энциклопедией детства - настолько подробно и разнообразно повествует поэт о жизни детей. О том, как нелегко стоять в углу, даже если представляешь, что стоишь на посту ("Стою на посту"); о том, что свою правоту кулаками не докажешь ("Мальчишки дерутся"); о том, как скучно без друзей ("Даже тучи понимают"); о том, что нужно укреплять не только тело, но и волю ("Как стать чемпионом"). Герои стихотворений - самые обычные дети, их родители, бабушки-дедушки, а также дворник-артист, волосатый человечек, зеленый конь лета, умный цветок. О чем бы ни писал автор, всюду присутствуют добрый юмор, легкая ирония, любовь к детям.

От книги "Мальчик, каких еще мир не видал" остаются добрые, светлые впечатления. Кажется, что автор книги не маститый поэт, а обычный мальчишка - настолько точно он смог найти и донести до читателя характер и интонации маленького человека. Но за кажущейся простотой стоят, безусловно, большой талант и огромный труд человека, который посвятил свое творчество детям.

Лилия ГАЗИЗОВА.


 

Роберт МИННУЛЛИН

В серый день осенний ветер

На дворе спешит куда-то,

Вперегонку с ветром этим

Желтые бегут цыплята.

 По дороге мчатся смело

Изо всех своих силенок...

Вдруг машина налетела,

Под колесами - цыпленок!

 Не успел я ахнуть даже,

Пригляделся - нет цыпленка!

Желтый лист помчался дальше

С быстрым ветром вперегонку.


Не от бога ли это виденье, ведь не вижу я ничего;

только тени одни, только тени,

Звук и свист, и полет...

О-го-го!

Не нажил я еще малой крохи,

от земли два вершка - пустяка.

Цело море впивается в бронхи,

волны ходят, как в поле стога,

грозового дыхания полны,

расшибаются, гладко встают.

Это ж звери, не пенные волны!

Я беспомощность чую свою,

малолетство, потерянность, злобу...

Кто и спас-то меня тогда,

недотепу в тоске гололобого?

Кто призвал в сокрушенье сюда?..

А потом меня чаем отпаивали,

уложили под пух и перо...

Я об этом бы вспомнил едва ли,

да вот сердце разбило ребро.

Все нутро мое перевернуло,

опрокинуло - тут и весь!

Вот и вспомнилось давним гулом

Так откуда же эта весть?

 Рустем Кутуй